КомментарийПолитика

А ведь в партии Ле Пен есть такие кадры!

После создания «республиканского фронта» шансы крайне правых завоевать 7 июля абсолютное большинство в парламенте Франции сильно снизились

А ведь в партии Ле Пен есть такие кадры!

Фото: Предвыборный плакат, на котором изображены Марин Ле Пен и Жордан Барделла. Фото: Zuma \ TASS

Во Франции перед вторым туром выборов сформировался «республиканский фронт». Суть его проста: левая коалиция и центристы-«макронисты» объединили усилия, чтобы «не допустить катастрофы»: получения крайне правым «Национальным объединением» Марин Ле Пен и Жордана Барделлы значительного большинства в нижней палате парламента и, как следствие, права сформировать правительство. Первое крайне правое правительство со времен Второй мировой войны. И первое вообще, которое может быть создано по воле самих избирателей… Сегодня шансы, что этого не случится, значительно выросли.

…Потому что почти в половине избирательных округов перед вторым туром либо представители левого «Нового народного фронта» (Nouveau Front populaire, NFP) сняли свои кандидатуры, чтобы увеличить шансы представителей президентской коалиции «Вместе за Республику», либо кандидаты-макроновцы снялись в пользу NFP или, иногда, в пользу правых «республиканцев» (четвертой по значению политсилы).

При том, что перед первым туром президент Макрон призывал сограждан ни в коем случае не голосовать ни за «одну из крайностей» — ни за крайне правых, ни за «крайне левых» (хотя в NFP больше даже умеренных левых + «экологи»). Говорил, что победа и тех, и других поставит страну под угрозу гражданской войны.

Но вот после второго тура как-то внезапно выяснилось (как мы и предсказывали, впрочем), что политическая целесообразность не оставляет президенту других шансов избежать прихода крайне правого правительства, кроме как скооперироваться с «Новым народным фронтом».

Потому что предварительные расчеты социологических институтов после первого тура предсказывали возможность завоевания партией Ле Пен абсолютного большинства в парламенте — и тут уж без шансов, президенту пришлось бы дать им право сформировать свой кабмин. С плохими последствиями как для Франции, так, например, и для Украины: ведь

несмотря на то что RN сегодня всячески открещивается от связей с Кремлем и российских денег, но заявления партийцев, звучащие по самым горячим темам* в самые «подходящие моменты», оставляют мало сомнений в том, что старая «дружба» не ржавеет.

Какие проблемы волнуют избирателей

Премьер-министр Франции Габриэль Атталь проголосовал на досрочных выборах в Национальное собрание. Первый тур. 30.06.2024. Фото: Pool / ABACA

Премьер-министр Франции Габриэль Атталь проголосовал на досрочных выборах в Национальное собрание. Первый тур. 30.06.2024. Фото: Pool / ABACA

Что касается поддержки или «уменьшения поддержки» Украины (к чему де-факто призывают лепеновцы), то этот вопрос не является для большинства французских избирателей ни «яблоком раздора» (большинство — за поддержку в прежних объемах или ее увеличение), ни главной темой, которая их занимает в процессе принятия решения о голосовании.

  • Согласно данным последнего соцопроса, 53% французов голосовали в первом туре исходя из своего представления о том, какой кандидат лучше справится с проблемой «повышения покупательной способности». Хотя в 2017-м, когда Макрон впервые стал президентом, эта проблема не входила даже в пятерку главных. Но *** в Украине значительно разогнала инфляцию, сказавшись (хоть и не критически) на благосостоянии большинства населения.
  • На второе место французы сейчас ставят «миграционную проблему» (38% в среднем по стране, а у избирателей RN — 69%, и для них этот вопрос даже чуть важнее, чем «проблема покупательной способности»).
  • Далее в списке — «Здравоохранение» (31%).
  • «Пенсии» (28%) — и тут, конечно, многие припоминают Макрону силой, без учета общественного мнения, проведенное в прошлом году повышение пенсионного возраста.
  • «Безопасность людей и имущества» (28%) — вспоминаются самые масштабные за последние два десятилетия беспорядки, вспыхнувшие в разных точках страны в июне-июле 2023-го, и вообще общепризнанный «рост уровня насилия в последние годы», включая нападения на представителей власти — мэров, депутатов**).
  • «Налоги» — 23% (о понижении которых за годы правления своего правления Макрон не устает повторять).

И далее:

  • «сохранение демократии и свободы слова» — 19%;
  • «борьба с терроризмом» — 19%;
  • образование — 17%;
  • экология — 17%;
  • безработица — 16%…

Последнее — это подтверждение отмечаемых Макроном успехов в области экономики в целом и в борьбе с безработицей в частности, которую при предыдущем президенте Олланде французы считали проблемой № 1.

Но значительная часть экономических успехов была перечеркнута и каждый день перечеркивается *** в Украине, которую Макрон, конечно, не начинал.

Почему макроновцам и левым пришлось объединить усилия

Потому что результаты первого тура — особенно если смотреть на них в формате карты, где цветом обозначены избирательные округа, в которых первое место заняли ультраправые (карта очень коричневая, лепеновцы лидируют в 297 округах из 577), — выглядят устрашающе.

Карта. Коричневым обозначены округа, где победили националисты. Произведено: Le Monde

Карта. Коричневым обозначены округа, где победили националисты. Произведено: Le Monde

Сразу же после объявления предварительных итогов первого тура институт изучения общественного мнения ELABE дал выкладку, сколько мест могут получить лепеновцы во втором: от 260 до 310. А для абсолютного большинства в Нацсобрании нужно 289 голосов.

При этом и эксперты электорального процесса и даже сама Марин Ле Пен утверждают: даже если RN получит чуть меньше, например, 270, то попытается «добрать» два десятка депутатов — как правых, так, может, и кого-то из левых.

Так что, глядя на результаты первого тура (которые, впрочем, предсказывались соцопросами и экспертами), и президент Макрон, и премьер Атталь, и видные левые — включая Жан-Люка Меланшона (главу входящей в NFP партии «Непокорная Франция», используемого, не без оснований, в роли главного крайне левого «пугала» как лепенистами, так и макронистами) — призвали «перегородить дорогу» «крайне правой угрозе», создав «республиканский фронт».

Основатель партии «Непокорная Франция» Жан-Люк Меланшон проголосовал на досрочных выборах в Национальное собрание. Первый тур. 30.06.2024. Фото: AP / TASS

Основатель партии «Непокорная Франция» Жан-Люк Меланшон
проголосовал на досрочных выборах в Национальное собрание. Первый тур. 30.06.2024. Фото: AP / TASS

Были, конечно, те, кто заявил, что не призовет снимать своих кандидатов в пользу однопартийцев Меланшона, но в целом результат получился количественно впечатляющим: в 224 округах из 501, где будут голосовать во втором туре (в 76 других округах победители определились в первом) произошло то, что французы называют désistement (отречение, снятие кандидатуры).

В крайне правой партии, шансы которой на получение абсолютного большинства после столь массового désistement’a сильно снижаются, называют это более резкими словами. В среду в эфире TF1

Марин Ле Пен высмеяла сближение, приводящее, по ее словам, к созданию «единой партии», которая заведет страну «в трясину».

28-летний председатель RN Барделла, грозящийся в случае победы занять пост премьер-министра, осудил alliances du déshonneur («альянсы бесчестия») и заявил о создании «коалиции Макрон–Меланшон, призванной парализовать страну».

Через правую газету Le Figaro Барделла призвал правых же «республиканцев» (то есть большинство членов этой партии, которые еще не перебежали вслед за предавшим ее в начале июня председателем Эриком Сьотти в партию Ле Пен) «проявить мужество и обратить внимание на национальные интересы». Барделла заявил, что «готов протянуть им руку помощи», чтобы «расширить (свое) большинство» (до абсолютного).

Какие кадры заполняют партию Ле Пен

Председатель партии «Национальное объединение» Жордан Барделла. Фото: AP / TASS

Председатель партии «Национальное объединение» Жордан Барделла. Фото: AP / TASS

Главная проблема партии RN состоит в том, что она кадрово не очень-то готова к своему успеху, и ей часто приходится брать в кандидаты буквально кого попало… В интервью радио France Bleu 3 июля господин Барделла вынужден был отвечать на вопрос, почему в его партии столько одиозных кандидатов. Объяснил: у нас «из шести сотен кандидатов — 99,9% опытные», и вообще «в любой человеческой организации иногда встречаются паршивые овцы».

По их количеству, надо признать, RN даст фору всем остальным политическим стадам, вместе взятым.

  • В частности, одну из кандидаток, состоявшую в откровенно расистском движении Parti de la France, поймали на фото в нацистской фуражке (в результате пришлось сняться с выборов)…
  • У другой «в копилке» оказался приговор за вооруженное удержание заложников в здании мэрии (она решила не комментировать это дело «до окончания выборов«)…
  • Еще один — пойман на том, что публикует, с маниакальной активностью, полные ненависти расистские, антисемитские, сексистские и гомофобские посты в соцсетях…
  • На Даниэля Гренона, который был депутатом RN в прошлом созыве парламента, написали заявление в прокуратуру по обвинению в расизме — после того, как он заявил, что «магребинцам (…) не место в высших эшелонах» (этого кандидата Барделла решил исключить из партии)…
  • Другая кандидатка вечером первого тура решила доказать, что RN «не расистская партия» — при помощи железного аргумента: «У меня в качестве офтальмолога — еврей и в качестве дантиста — мусульманин»…
  • Еще один, 65-летний кандидату, как выяснилось, в прошлом году был передан под «усиленную опеку» из-за нарушения умственных способностей, но ничего: опередив действующего депутата, занял второе место с 32,76% и собирается участвовать во втором туре…

Последний пример как нельзя более ярко демонстрирует подмеченную социологами и журналистами тенденцию:

многим избирателям в принципе все равно, какой кандидат идет от RN, главное — «этикетка» этой партии.

Фото: AP / TASS

Фото: AP / TASS

А так как RN не принадлежит к числу «традиционных партий», попеременно правящих страной в течение полувека, то многие голосуют за нее только поэтому, из чувства протеста…

Примеров много, но вот всего парочка:

  • в Эльзасе 24-летний студент-биомедик занял первое место в первом туре, набрав 44,16% и вдвое опередив депутата прошлого созыва. Студент даже не публиковал свое фото на предвыборных плакатах — клеили афиши с лицом Барделлы…
  • Примерно то же — с 26-летней кандидаткой Селин де Коссе Бриссак в департаменте Сарта: у этой «помощницы по продажам» не было ни своих предвыборных плакатов, ни встреч с избирателями, — и в итоге: первое место после первого тура… Госпоже де Коссе Бриссак не навредила даже «катастрофическая (предвыборная) пресс-конференция, на которой она бормотала фразы, не имевшие никакого смысла», отмечает AFP.

Макрон: из «протестного кандидата» — в «охранители режима»

В 2017-м из протеста голосовали за Эммануэля Макрона и его партию (получившую сразу после его избрания аж 350 мест в Нацсобрании), но сегодня такое представить невозможно.

«Взорвать старую систему» обещал молодой президент Макрон, но в итоге, как отметил в ответах на вопросы «Новой» известный французский социолог Альбер Ожьен, «стал гарантом ее неизменности». Добавьте сюда слишком персоналистскую, слишком единоличную форму макроновского правления — с жестким принятием непопулярных мер, начиная с пенсионной реформы. Добавьте сюда текущие экономические проблемы…

В общем, по стране 54% опрошенных избирателей заявили, что голосовали «против Макрона». А среди избирателей партии Ле Пен таких оказалось аж 78%.

Президент Франции Эмманюэль Макрон и первая леди Брижит Макрон проголосовали на досрочных выборах в Национальное собрание. Первый тур. 30.06.2024. Фото: AP / TASS

Президент Франции Эмманюэль Макрон и первая леди Брижит Макрон проголосовали на досрочных выборах в Национальное собрание. Первый тур. 30.06.2024. Фото: AP / TASS

***

Сразу после первого тура премьер-министр Атталь, которому поручено на этих выборах возглавлять президентскую коалицию, объявил о «приостановке» реализации амбициозной, но вызывающей много недовольства у населения реформы страхования от безработицы. Пообещал продолжить ее обсуждение с «политическими силами, избранными в (новый) парламент»… Хотя уже почти всем понятно, что после этих выборов премьера будут звать уже не Атталь. И самая амбициозная цель президентской команды на сегодня — сделать так, чтобы его хотя бы не звали Барделла…

***

Пока Барделла ругается, представители «альянсов бесчестия» радуются созданию «республиканского санитарного пояса».

Президентская коалиция приветствовала «дух ответственности» «Нового народного фронта»: именно левые, решив забыть об обидных ярлыках, которые на них наклеивали президент и его команда, сняли больше своих кандидатов — 134, тогда как макроновцы — 83 (плюс было несколько снявшихся самовыдвиженцев).

При том, что в некоторых округах снявшиеся кандидаты отстали от тех, в пользу кого они снялись буквально на сотые доли процента — как в случае с Надей Фаври из Соцпартии: в избирательном округе города Дрё она набрала 25,59%, но ушла с дистанции, призвав голосовать за главу правой фракции «Республиканцы» в предыдущем созыве Нацсобрания Оливье Марлекса (25,92%). И это — только чтобы попытаться не допустить победы лепеновца Оливье Дюбуа.

***

Атталь заявил в среду, что теперь цель недопуска создания крайне правого правительства «может быть достигнута».

Читайте также

Во Франции объявили предвыборную мобилизацию

Во Франции объявили предвыборную мобилизацию

Если к власти придут крайне правые или «крайне левые», это грозит «гражданской войной», предупредил президент Макрон

Чего ждать по итогам второго тура

Тем не менее второй тур, который состоится в это воскресенье, может в итоге завершиться как приходом к власти крайне правых (вариант малой вероятности), так и ситуацией, когда будет необходимо создание коалиции между левыми, центристами и правоцентристами. Последнее — беспрецедентный случай в политической истории страны, и еще неизвестно, насколько успешными могут быть такие переговоры и как долго они могут продлиться.

Например, Макрон, по данным источников AFP, на последнем заседании Совета министров в Елисейском дворце в среду «нарисовал красную линию»: «никаких представителей» «Непокорной Франции» в правительстве! При том, что «непокорные» — основная по численности сила в «Новом народном фронте», а макроновцы получат меньше, чем «фронтовики»…

Впрочем, рассуждать о создании коалиции пока немного рано, нужно окончательно понять, как распределятся депутатские мандаты.

Как бы ни закончился второй тур, уже можно констатировать: партия Ле Пен еще никогда не добивалась такого успеха. Фото: AP / TASS

Как бы ни закончился второй тур, уже можно констатировать: партия Ле Пен еще никогда не добивалась такого успеха. Фото: AP / TASS

Опрос соцслужбы Toluna Harris Interactive, опубликованный в среду (то есть после того, как стал известен состав всех участников второго тура), показывает, что в результате désistements партия Ле Пен должна потерять несколько десятков мест. Сегодня ей прогнозируют от 190 до 220 мандатов. «Новый народный фронт» теперь должен получить от 159 до 183 мест, а президентский лагерь — от 110 до 135.

И надо учитывать еще два фактора:

  • во-первых, насколько высокой будет явка (а в первом туре она была самой высокой за последние почти тридцать лет) и чьи избиратели лучше мобилизуются;
  • во-вторых, насколько избиратели будут следовать призыву голосовать за представителей «республиканского фронта».

Чтобы далеко не ходить, возьмем для примера избирательный округ Дрё: сколько процентов от 25,59%, которые в первом туре имела кандидатка-социалистка Надя Фаверис, перейдет от ее левых избирателей к правому кандидату Марлексу, а сколько скажет себе: не хочу выбирать «между правой чумой и крайне правой холерой»?

И хватит ли в итоге правому Марлексу (25,92%) «донорских» левых голосов, чтобы продолжить свою парламентскую жизнь, «побив» крайне правого Оливье Дюбуа (38,33%)?

***

По словам одного из участников заседания Совета министров в среду, президент Макрон призвал членов своей команды «не особенно прислушиваться» к опросам, утверждающим, что партия Ле Пен теперь точно не получит абсолютного большинства. «Мы должны оставаться мобилизованными, ничего еще не предрешено», — сказал глава государства.

Финал разыгранной в результате решения Макрона драмы «крайне правые на пути в правительство Франции» узнаем в воскресенье, 7 июля, в 20.00 по местному времени (21.00 МСК).

Читайте также

Готовимся к «самоубийству» в прямом эфире?

Готовимся к «самоубийству» в прямом эфире?

Три французских эксперта — об опасностях грядущих парламентских выборов во Франции, которые решил провести президент Макрон

* Например, Марин Ле Пен заявила, что в случае, если они сформируют правительство, то помешают отправке в Украину французских инструкторов, а Барделла пригрозил прекратить «отправку ракет дальнего радиуса действия и военного оборудования» (в такой формулировке это можно понимать как полное прекращение поставок оружия). Объяснил: «не хочу эскалации с ядерной державой», хоть она и «наша противница». А вице-президент и официальный представитель RN Себастьян Шеню заявил: «мы враждебно относимся к вступлению Украины в Евросоюз», а кроме того, сказал, что «хотел бы», чтобы «Макрон пригласил Путина» на 80-летие высадки союзников в Нормандии. Кроме того, госпожа Ле Пен регулярно говорит о «бессмысленности» санкций против РФ и их «вредности» для Франции.

** Уже после написания этих слов стало известно, что вечером 3 июля официальный представитель правительства Приска Тевено (фактически — министр) и ее команда стали жертвами нападения, — в тот момент, когда расклеивали предвыборные плакаты в парижском пригороде Медоне. Двое сотрудников команды были доставлены в больницу, полиция задержала четверых нападавших.

Этот материал входит в подписку

Другой мир: что там

Собкоры «Новой» и эксперты — о жизни «за бугром»

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow