Исследование · Обществопри поддержке соучастников

Забрало отпустило

80% дел о полицейском насилии не доходят до суда. Исследование «Новой»

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

4 июня в Новосибирске по личному поручению главы СК Александра Бастрыкина из-под стражи отпустили сотрудника ДПС, который при задержании выстрелил в голову 19-летнему Векилу Абдуллаеву. Абдуллаев умер в больнице, а на двух его попутчиков возбудили уголовное дело и отправили в СИЗО.

Убийства при задержании больше характерны для США, чем для России: там полицейские убивают около тысячи человек в год. Это связано с тем, что американцы имеют право носить оружие, а сотрудники полиции могут стрелять на поражение, если гражданин отказался выполнить их требования.

В России такие случаи — скорее исключения, которые обычно вызывают большой резонанс. Так, в июне 2020-го росгвардейцы застрелили жителя Екатеринбурга при штурме его собственной квартиры — его заподозрили в краже обоев. СК не нашел в действиях силовиков признаков преступления, а родителям погибшего неоднократно отказывали в возбуждении дела.

У полицейского насилия в нашей стране другая специфика — люди чаще сталкиваются с избиениями при задержании и пытками в отделениях и колониях.

Силовики могут ударить или оскорбить задержанного, перекрыть дыхание полиэтиленовым пакетом, связать и избить. Таким образом они, среди прочего, пытаются запугать подозреваемых и добиться от них признательных показаний.

Большинство этих случаев остаются безнаказанными. «Мы постоянно сталкиваемся с тем, что сотрудников полиции, которые незаконно применили насилие, начальство пытается спасти от явно заслуженной уголовной ответственности. Это происходит почти всегда», — объясняет глава Комитета против пыток, член Совета по правам человека при президенте РФ Игорь Каляпин.

Что именно произошло в Новосибирске и мог ли сотрудник ДПС применять оружие — по-прежнему неясно. Тем не менее за него уже вступились не только высокопоставленные силовики, но и политики — например, член Общественной палаты РФ и кандидат в депутаты Госдумы Мария Бутина, которая предложила снять с полицейского все обвинения и даже наградить его за службу.

Привлечь силовика к ответственности за незаконное применение силы практически невозможно. Как правило, потерпевшие боятся подавать заявление или просто не знают, куда обратиться за помощью.

Когда речь идет о защите самих силовиков, а не граждан, дела возбуждают гораздо охотнее — за насилие в отношении представителя власти (ст. 318) было осуждено в шесть раз больше человек, чем за превышение полномочий с применением насилия (ч. 3 ст. 286). С 2009 года число осужденных по этой статье сократилось почти в четыре раза. Как показал анализ «Новой», большинство осужденных — военные (65,2%), а силовики составляют лишь около трети (28,7%).

Правоохранительные органы довольны такими цифрами: число осужденных снижается — значит, профилактика работает, рассказали «Новой» в пресс-службе МВД. Однако правозащитники отмечают, что дело вовсе не в хорошей дисциплине полицейских: напротив, граждане стали чаще жаловаться на насилие со стороны силовиков, просто до суда доходит все меньше таких дел.

«Думаю, если спросить Бастрыкина, почему [снизилось число осужденных по ч. 3 ст. 286], он скажет, что у нас полиция стала сильно лучше за это время. Но я прекрасно вижу, что заявлений становится больше. Более того, по этим заявлениям мы видим, что полицейские чувствуют себя более свободно — они стали заметно меньше бояться ответственности за применение насилия к гражданам. Видимо, почувствовали некий спрос государства и попустительство с его стороны», — говорит Каляпин.

Точно оценить, сколько случаев насилия со стороны силовиков не доходит до суда, практически невозможно: Следственный комитет не представляет такие сведения даже по запросу. Однако данные правозащитников показывают, что почти 80% таких заявлений остаются без удовлетворения.

С 2009 года за насильственное превышение полномочий были осуждены 13,8 тысячи человек. Как показало исследование «Новой», силовики — лишь треть от всех осужденных по этой статье. На основе данных правозащитников можно сказать, что виновными признают в лучшем случае 10% сотрудников, против которых подали заявление о насилии.

Таким образом, за эти годы мимо статистики могли пройти около 40 тысяч случаев избиений и пыток со стороны силовиков.

Одна из главных причин этих «невидимых» дел в том, что фактически в России нет независимого органа, который может расследовать дела против полицейских, объясняет Игорь Каляпин: «Сотрудники СК и полицейские — коллеги на самом деле, несмотря на то, что у них фуражки разного цвета. Они каждый день тесно взаимодействуют и вместе расследуют какие-то преступления».

Помимо этого следственные органы часто затягивают рассмотрение заявлений, превращая это в процессуальный пинг-понг: пострадавший подает заявление, получает отказ, обжалует его в суде — и так по кругу.

Если сотрудника все-таки удается привлечь к ответственности за побои или пытки, скорее всего, он получит довольно мягкое наказание. В 2020 году оправдательные приговоры по ч. 3 ст. 286 выносили в 10 раз чаще, чем по всем остальным статьям Уголовного кодекса. 80% осужденных не получили реального срока — им назначили условное наказание или штраф.

Когда на скамье подсудимых оказываются госслужащие или силовики, российские суды внезапно становятся более гуманными, рассказывала «Новой» социолог Элла Панеях:

«У них [полицейских] относительно высокий процент оправдания по сравнению с обычными людьми. Судьи вспоминают о существовании презумпции невиновности, принципа гуманного наказания, принимают во внимание наличие семьи, хорошую характеристику с работы и так далее. Поэтому они [силовики] часто получают нормальные гуманные приговоры, которые вообще следовало бы получать всем нарушителям».

Изменений, которые позволили бы гражданам более эффективно защищать свои права в случае полицейского насилия, пока не предвидится. Скорее наоборот: в 2020 году в Госдуму внесли законопроект, который расширяет полномочия полицейских, в том числе и те, которые касаются применения оружия. Не исключено, что российские власти присматриваются к опыту соседней Беларуси: там правоохранителям разрешили использовать спецтехнику на митингах и освободили их от ответственности.

«Наше законодательство только ухудшается, становится все более непонятным. А уж в белорусскую сторону мы движемся или в чеченскую — вот это я уточнять бы не стал. Возможно, мы перещеголяем и тех, и других», — заключает Каляпин.

При участии Анны Титовой Редактор: Арнольд Хачатуров

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.


Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

#полиция #насилие #суды #уголовное дело

важно

3 часа назад

Что произошло за день 8 июня. Коротко

важно

день назад

В Москве присяжные оправдали сына экс-главы правительства Дагестана по делу об убийстве студентки МГИМО

выпуск

№ 62 от 9 июня 2021

Slide 1 of 6
  • № 62 от 9 июня 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

«Папа трогал меня, как будто разделывал кусок мяса». 18+ Мария Куфина несколько лет публично рассказывает о сексуализированном насилии со стороны отца. Но ее никто не слышит

260380

2.
Исследование

Операция «Э» Мы вам расскажем, что получает с «ЭпиВакКороной» человек, что — кролик, а что — разработчики вакцины. Исследование Ирины Тумаковой

202379

3.
Исследование

Побег из Уханя Что означает для мира ответ на вопрос, имеет ли ковид естественное или искусственное происхождение. Исследование Юлии Латыниной

138957

4.
Колонка

Как ворон ворону... Какие нормы и принципы УПК нарушил Бастрыкин, лично вмешавшись в дело сотрудника Новосибирской ГИБДД, убившего человека

120973

5.
Комментарий

«Буфет обнаглел, как и весь форум» На заоблачные цены в кафе и ресторанах Петербургского международного экономического форума пожаловались даже те, кто заплатил за участие в ПМЭФ почти миллион

109591

6.
Сюжеты

Двойка за «тройки» Выпускник написал итоговое сочинение о репрессиях и цензуре в СССР и не был допущен к ЕГЭ

84306

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera