Сюжеты

Родовая вахта

Медики петербургского роддома № 16 трудятся в условиях жесткой изоляции без смен. Им заплатят «когда-нибудь потом»

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 36 от 6 апреля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество66 889

Ирина Тумаковаспецкор «Новой газеты»

66 8891
 

Женщина на 30-й неделе беременности поступила в воскресенье, 29 марта, уже с высокой температурой и симптомами респираторной инфекции. Роддом № 16 имел статус «учреждения внешней обсервации». Как объяснили «Новой» в Комитете по здравоохранению, с началом эпидемии именно этот роддом выделили для пациенток с симптомами ОРВИ.

Анализ на коронавирус у женщины взяли сразу, ее состояние ухудшалось, а 2 апреля пришел положительный результат теста. Пациентку увезли в Боткинскую инфекционную больницу в тяжелом состоянии.

«Смена, работавшая в день приема женщины, 29 марта, давно была дома, — рассказала «Новой» акушерка Наталья. — Как и смены, работавшие 30, 31 марта, 1 апреля.

А всех, кто оказался в родильном доме 2 апреля, прямо здесь и изолировали».

Получалось так: люди пришли на работу и узнали, что там и заночуют. Причем на две недели.

«Те, кто общался с женщиной в другие дни, предыдущие смены, сидят на карантине дома, а нас оставили здесь, — продолжает Наталья. — Кто-то должен работать с оставшимися пациентками. Здесь все, кто был на работе 2 числа: и врачи, и медсестры, и младший медперсонал».

По информации главного акушера-гинеколога Санкт-Петербурга Антона Михайлова, в общей сложности в 16-м роддоме оставлены 67 сотрудников и все пациентки, имевшие хотя бы малейший контакт с заболевшей. Ни у одной из оставшихся женщин, заверил журналистов Михайлов, нет симптомов болезни, но выписать их домой нельзя. Поэтому их тоже посадили на двухнедельный карантин. Младенцы, успевшие родиться, с мамами.

Фото: РИА Новости

Администрация роддома ушла на удаленку, но недалеко: она заточена в другом крыле здания. И оттуда общается с подчиненными по телефону.

«В такой ситуации есть только три варианта, — объяснил «Новой» главврач 16-го роддома Владимир Шапкайц. — Первый — люди живут в стационаре круглосуточно, второй — на больничном листе в режиме самоизоляции дома, третий — работают удаленно. Врачи работать удаленно не могут, поэтому одних оставили в родильном доме, другие на самоизоляции».

Если для пациенток это было пусть неожиданным и неприятным, но всего лишь продолжением госпитализации, то медики оказались в незавидном положении. Правила карантина запрещали им увидеться с родственниками и даже получить передачки со сменой белья. Кульки с одеждой и зубными щетками родные приносили практически контрабандой.

«Приносили потихоньку к черному ходу и оставляли, а мы потом забирали, — усмехается Наталья. — Потому что легально это делать запрещено,

в чем пришли на работу 2 апреля — в том две недели и сидите».

Благо со спальными местами в больницах проблем нет. Сотрудники устроились жить в палатах.

«Каждый нашел себе место, какое смог, — говорит Наталья. — Еду нам трижды в день готовит пищеблок».

Главврач Владимир Шапкайц в разговоре с «Новой» уверял, что его подчиненные «обеспечены всем необходимым». В письменном ответе, который от его имени прислал Комитет по здравоохранению, это было сформулировано так: «Сотрудники обеспечены питанием и расходными материалами, вещи могут приносить из дома, бытовые условия — проживание в палатах с душем и туалетом, стиральные машины тоже есть. Они работают не с больными, а с контактными, поэтому их защита — сменные маски, два халата и две пары перчаток».

Как говорят сами медики, им выдали одноразовые халаты, которые надо менять каждые 4 часа, одноразовые шапочки и маски.

Маски тоже одноразовые, но каждому их на две недели дали по одной штуке. Больше в роддоме нет.

«Мы сами пошили повязки из марли, дезинфицируем их, проглаживаем и меняем, — объясняет Наталья. — Одноразовых халатов побольше, но на сколько хватит — не знаю».

У всех запертых в роддоме сотрудников и пациентов взяли анализы на COVID. И дальше обещали делать тесты каждые три дня.

«Если в какой-то день выяснится, что кто-то еще болен, карантин продлят на 14 дней с момента обнаружения, — вздыхает Наталья. — И продолжаться это может бесконечно».

В письменном ответе «Новой» из комздрава сказано, что изолировали в роддоме не только смену, оказавшуюся на месте 2 апреля, но и многих сотрудников, контактировавших с больной с момента ее поступления. Сами медики утверждают, что это не так: те, кого на месте не застал Роспотребнадзор, оставлены в карантине по домам. И теперь запертых медиков волнует вопрос: как за все это им будут платить? Фактически им предстоит работать за троих круглосуточно все две недели.

«Это не так, — возражает главврач. — В родильном доме находится достаточно сотрудников, чтобы организовать дежурство в три смены».

По словам Натальи, ее коллеги действительно поделили сутки, чтобы хоть иногда отдыхать. Но все-таки хотят знать, как оплатят «вахту».

«К сожалению, это вопрос не ко мне, — констатирует главврач. — Спрашивать надо у региональных властей. Президент же объявил, что региональным властям будут выделены дополнительные средства, чтобы поддержать население? Может быть, и учреждениям здравоохранения потерянные доходы как-то восполнят».

Пока мы знаем, что президент очень тепло поблагодарил медиков. На словах. Как его благодарность конвертируется в рубли, «Новой» объяснил в одной из городских больниц врач, хорошо знакомый с ситуацией. По сложившейся сейчас среди его коллег традиции, имени он попросил не публиковать, медикам в Петербурге запретили общаться с прессой под угрозой увольнения.

«Нам обещают, что что-то заплатят, но когда-нибудь потом, — говорит доктор.

— В какой-то момент прозвучало, что доплаты получат только те, кто работает с инфекцией. Сегодня мы узнали, что скорая помощь получит надбавку в 20 процентов от оклада. Это тысяч восемь–десять максимум. В инфекционных стационарах обещают доплатить 50 процентов оклада. Это 16–20 тысяч. Сейчас в разных больницах набирают бригады анестезиологов, которые поедут в Боткинскую, если потребуется. Некоторые анестезиологи реально получают на своих местах по два оклада. Если их переведут в Боткинскую, то они в деньгах потеряют, будут получать на пол-оклада меньше. К тому же непонятно, в какой форме это должно происходить: совместительство, перевод или еще как-то. Полный хаос».

Решение о режиме, в котором будет работать одна смена и не будут работать остальные, принимало региональное управление Роспотребнадзора.

«Они действуют в соответствии с санитарно-эпидемическими правилами при работе с особо опасными инфекциями, — объяснил доктор Шапкайц. — Коронавирус такой инфекцией признан. Врачи у нас сознательные, переносят все мужественно».

Как говорит другой наш собеседник, врач, попросивший не называть его имени, четкой инструкции, по которой бы действовал Роспотребнадзор в сложившейся ситуации, не существует. Хотя ее должны были создать минимум месяц назад.

«В каждом конкретном случае они приезжают и принимают решение в зависимости от ситуации: закрыть — не закрыть отделение, этаж или больницу целиком, отпустить врачей домой на карантин или оставить в стационаре, — объясняет доктор. — Схема действий при особо опасной инфекции, какой признан коронавирус, действительно существует давно, но она касалась небольших вспышек, массовых до сих пор не случалось.

Если сейчас поступать по этой схеме, то на карантине окажутся в какой-то момент все врачи в городе».

Собственно, это постепенно и происходит. Две больницы, Боткинская и детская имени Филатова, работают только с коронавирусом и подозрением на него. Еще три стационара были перепрофилированы, чтобы принимать пациентов с пневмониями и ОРВИ. А потом, как уже писала «Новая», одна за другой стали закрываться больницы-тысячники, потому что там тоже нашли коронавирус: Александровская, Святого Георгия, Введенская, онкоцентр в Песочном, 2-я горбольница, Николаевская. Если так дальше пойдет, скоро станет негде лечить людей с инфарктами, инсультами и аппендицитом.

Роддом № 16, бывший до сих пор, повторим, «учреждением внешней обсервации», новых пациенток не принимает. По словам главного специалиста комздрава Антона Михайлова, статус передали роддому № 10: теперь именно туда повезут женщин с симптомами ОРВИ. Они будут сразу поступать в изолированные боксы и рожать в изолированных палатах.

Что касается пациентки, которая стала невольной виновницей закрытия роддома, то она остается в таком боксе Боткинской больницы в тяжелом состоянии, на аппарате ИВЛ.

«С ней работают гинекологи и неонатологи, потому что помощь может потребоваться и ей, и ребенку, когда он родится, — прокомментировал главный городской акушер-гинеколог Михайлов. — Данных о вертикальной передаче инфекции от матери к ребенку сегодня нет, поэтому новорожденный будет изолирован в боксе по соседству с мамой. Больница Боткина готова оказывать помощь и таким пациентам. Мы держим постоянную связь с НИИ акушерства и гинекологии имени Отта по поводу ведения этой пациентки».

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera