Интервью · Обществопри поддержке соучастников

«То есть это Америка сказала им: «Пытайте, насилуйте, записывайте все на видео!»

Адвокат Ирина Бирюкова — об истинном бенефициаре пыток в российских колониях

08:27, 26 октября 2021Ольга Боброва, редактор отдела спецрепортажей
views

91976

08:27, 26 октября 2021Ольга Боброва, редактор отдела спецрепортажей
views

91976

Тема тюремных пыток вот уж несколько лет кряду не выходит из фокуса внимания российского общества. В последнее время скандалы возникают все чаще. То из саратовской тюремной больницы утекли жуткие видео с изнасилованиями, то ангарские зэки публично рассказали про веники, обмотанные изолентой, и их применение. А в минувшее воскресенье прогремела Калужская область: СМИ опубликовали информацию о том, что в штрафном изоляторе колонии строгого режима в поселке Товарково сразу 60 заключенных «вскрылись» в знак протеста против бесчеловечных условий содержания. И хотя ФСИН стремительно опровергла это сообщение, и хотя местные чиновники заявили, что не было никакой массовой попытки самоубийства, а лишь «два человека позанимались на досуге шрамированием» — все равно вопросы остаются. Например, вопрос о том, с чего вдруг в относительно небольшой колонии сразу 60 человек оказались в ШИЗО.

Ирина Бирюкова, адвокат фонда «Общественный вердикт» (внесен Минюстом в список «иностранных агентов»), — «законодатель моды» в жанре видеоразоблачений тюремных пыток. Именно ей в 2018 году удалось раздобыть видеозапись истязаний заключенного Евгения Макарова в Ярославской ИК-1. Сегодня Ирина ведет множество подобных дел в колониях разных регионов. Мы поговорили о том, откуда берутся эти видео с пытками, почему сами зэки порой с пониманием относятся к практике истязаний — и докуда готовы их терпеть, а также о том, почему в российских колониях в обозримом будущем не перестанут пытать.

Ирина Бирюкова. Фото: Светлана Виданова / «Новая»

— Ира, ты придала огласке много видео из колоний, несколько дел довела до суда — и каждый раз кажется, что больше-то в тюрьмах не будут пытать. Должны же они, у себя во ФСИН, наконец какие-то меры принять, как-то перекроить устройство ФСИН. Но все равно случаются новые пытки, появляются новые видео. Почему они не боятся? Почему всякий тюремщик думает, что конкретно его никакое уголовное дело не коснется?

— Ну возможно, потому, что у него есть все основания на это рассчитывать. Публикация видео издевательств, избиений, изнасилований не сообщает властям ничего нового. Практика пыток — норма жизни пенитенциарной системы, как, впрочем, и правоохранительной. Так что, публикуя эти видео, мы не открываем никакой особой тайны. Происходит другое — мы вскрываем «уязвимость» системы, показываем, где отлаженная программа дает сбой. Ну и далее логично следует реакция на устранение этих самых уязвимостей, багов системы, а не реакция в виде срочных мер реформирования, реального исправления ситуации, блокирования пыток. Просто пример: на совещании в Минюсте, которое собрали вскоре после выхода саратовских видео, обсуждали, как обеспечить сохранность, защищенность файлов и контроль за видеоархивом. Вот — их противоядие против пыток. Нет даже попыток завуалировать реальные задачи, которые ставят власти в связи с утечкой видеозаписей. Запущена охота за человеком, который слил этот саратовский архив, против него возбуждены уголовные дела, он объявлен в розыск. Но при этом пока нет ни одного задержания по семи делам, возбужденным против сотрудников ФСИН. Известно только, что эти 7 уголовных дел открыты, часть из них — по должностным статьям. Но — полное молчание о том, как идет расследование, кто задержан и какие принимаются меры.

Все это означает, что в том виде, в котором существует

тюремная система сейчас, она государством оценивается как эффективная:

взвешивая затрачиваемые ресурсы, риски, сбои (в виде тех же скандалов) и получаемый результат, государство находит «коэффициент полезного действия» высоким. Значит, вкладываемые ресурсы рациональны. Значит, пытки как инструмент управления — вполне себе работают.

Эта система закрыта, герметична — государство гарантирует ей это. Любые доказательства типа тех же видео с регистраторов сотрудников — в ее монопольном распоряжении. А без них невозможно привлечь к ответственности должностных лиц. И на фоне звучащих публично ритуальных высказываний про недопустимость пыток, на фоне увольнений и прочих бюрократических потрясений, фактических изменений не планируется, система исполнения наказаний непоколебимо продолжает катиться по заданной траектории. И защищать сотрудников от возможных преследований. А для того чтобы снизить риски, все чаще пытки делегируются другим заключенным, которые, в случае чего, будут за эти пытки отвечать и будут привлечены к ответственности.

— Ты упомянула уголовное дело, возбужденное против Сергея Савельева, бывшего заключенного, который вытащил видео с пытками в Саратове. Люди, которые с тобой работали, ощущали, что и их ищут?

— То, что их ищут, ощущали не только те, кто помогал нам. Это ощущали все вокруг, поскольку администрация колонии это даже не скрывала. Мы твердо знали: они ищут, откуда пришли видео. Это был один из главнейших вопросов к нам со стороны сотрудников и ФСИН и УФСБ, начиная с момента публикации видео. Они и сейчас постоянно об этом спрашивают. Я, кстати, исходя из личного опыта, не уверена до конца, что это была хорошая идея — раскрыть личность человека, вынесшего саратовский архив. Но он принял такое решение, надеюсь, абсолютно понимая возможные последствия, ответственность и риски.

Читайте также

Читайте также

«Цели разные: наказать, выбить признание… и для шантажа»

Сергей Савельев знает, как могли подделать «доказательства» в деле о гибели бизнесмена Пшеничного. Он сам вынужден был делать это в саратовской колонии

— Как ты думаешь, почему он на это пошел?

— Может быть множество мотивов у одного конкретного человека. Но всегда один из мотивов — невозможно больше терпеть. У осужденных болевой порог, степень терпимости к насилию, которое над ними творится, — не такой, как у людей на свободе. Работая по «пыточным» делам в колониях разных регионов, я сначала удивлялась, а потом и удивляться перестала тому, как можно терпеть то, что с людьми делают сотрудники. Вот дали осужденному пинок или два под зад, чтоб быстрее бежал, — ну это считается ерундой, жаловаться на это даже как-то не по-пацански. Даже чуть-чуть побили, как мне говорили осужденные: за дело, и поэтому жаловаться не будем. Хотя за такое «дело» по закону нужно было наказывать дисциплинарно, без применения насилия. Осужденные, на самом деле, долго терпят. Потому что они беспокоятся и за себя, и за родных, и за близких, и за друзей, и за то, что скажут другие. Большинство понимает про себя, что они — совсем не примерные парни, зачастую не герои романов. Понимают и отношение общества к осужденным. Но

когда сотрудники переходят границы, которые, по мнению осужденных, переходить уже нельзя, вот тогда возникают массовые волнения в колонии, членовредительство, утекают видеоархивы с пытками. 

Но это — совсем не те границы достоинства и личной неприкосновенности, которые выставлены у людей на свободе.

— Как думаешь, почему в последнее время из колоний так часто стала утекать информация о пытках? Ведь и раньше пытали, и система не стала менее герметичной.

— Я думаю, что все больше осужденных начинают доверять правозащитникам, верить, что даже из тюрьмы можно что-то делать и чего-то добиваться. Что можно все же пробивать, хоть и точечно, эту систему. Я думаю, что и дальше будут появляться подобные случаи и заявления.

— Всякий раз, когда у нас наступают очередные «пыточные дни», и вся страна обсуждает очередное ужасное видео, возникает еще один нарратив в общественной дискуссии: это все война башен/ведомств/Америки против России. Как ты отвечаешь тем, кто такими вопросами задается?

— Когда такое спрашивают, мне смешно. И скажу так: даже если это война ведомств, башен, Америки против России, то я где-то что-то упустила — а у нас что, разрешили пытать? То есть это Америка сказала конкретным людям — пытайте и насилуйте заключенных, записывайте на видео, шантажируйте их и вымогайте деньги, показывайте эти видео для отчета руководству? Ну тогда пусть воюют. Если в результате этих войн, орудием которых является слив видео о применении насилия над осужденными (не само насилие, безусловно), пытки в России прекратятся, то это та редкая война, от которой обычным людям только лучше.

Читайте также

Читайте также

России изуверные сыны

Самая чугунная скрепа России — ее тюрьма и истязания заключенных. И чтобы эту скрепу сломать, нужна политическая воля. Но ее нет и не будет

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.


Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

#пытки #колонии #фсин #адвокаты #правозащита #макаров #заключенные

Присоединяйтесь к нам в соцсетях

Топ 6

1.
Новости

«Понаехали. Видно, что ты не наш»: глава СК Бастрыкин предложил уволить следователя с Кубани, мотивировав это его происхождением

views

180159

2.
Интервью

«У нас в день погибает полк» Смертность от коронавируса в России в разы выше, чем ожидалось. И все это — на фоне существования трех, как уверяет правительство, вакцин

views

145622

3.
Сюжеты

«Женщины стонали, дергались, рычали» (18+) На жестоком и антинаучном «лечении гомосексуальности» зарабатывают экзорцисты, шарлатаны и медики. Это называется конверсионной терапией

views

139691

4.
Сюжеты

Благодеятели Как же надо любить деньги, чтобы предлагать больным кредитную кабалу

views

137081

5.
Новости

«Дохера ли денег Путина нашли?»: Дерипаска связал обыски в своих домах в США с делом о вмешательстве в выборы

views

111989

6.
Интервью

«То есть это Америка сказала им: «Пытайте, насилуйте, записывайте все на видео!» Адвокат Ирина Бирюкова — об истинном бенефициаре пыток в российских колониях

views

91976

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera