КолонкаПолитика

Сущий яд

Алексей Навальный в коме. Такие преступления в России не раскрывают. Во всех случаях токсин не был установлен

Этот материал вышел в № 90 от 21 августа 2020
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 90 от 21 августа 2020

15:55, 20 августа 2020

1

Сергей Соколов
15:55, 20 августа 2020

1

Сергей Соколов

Уже можно писать историю отравлений современной России — выйдет талмуд внушительных размеров. Случаев наберется с дюжину, и всех их (кроме трех) объединеяет одно непременное обстоятельство. Преступления не раскрыты. Мало того: отравления почти никогда не становятся основанием для возбуждения уголовного дела.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Одинаков и формальный повод, который использует следствие: нет события преступления. То есть человек умер, в лучшем случае его спасли, но все это — не криминал: возможно, съел что-нибудь не то, лекарство перепутал…

Легализуют подобные умозаключения следователей результаты медицинских экспертиз (прижизненных или посмертных), в выводах которых пишется одна и та же фраза: токсин не установлен.

Исключения три: отравление Литвиненко и семьи Скрипалей , а также — болгарского бизнесмена Гебрева .

В двух последних случаях обнаружен печально известный «Новичок», в первом — радиоактивный полоний. Токсины обнаружены, поскольку и экспертизы, и само следствие проводились за пределами Российской Федерации.

А что в пределах.

2003 год. Отравлен заместитель главного редактора «Новой газеты», депутат Государственной думы Юрий Щекочихин .

Вроде бы убийство государственного деятеля, но по итогам доследственной проверки Кунцевская прокуратура в возбуждении уголовного дела отказала — сослались на результаты вскрытия.

Они впечатляющие:

как были проинформированы специалисты, проводившие исследование, на прозекторском столе лежал ветеран Великой Отечественной войны, участник ликвидации Чернобыльской аварии. Юра родился после войны, в Чернобыле не был.

Хотя внешнее сходство было. Щекочихин сгорел за несколько дней, одно из проявлений отравления — эффект моментального старения. Поставили редкий диагноз — синдром Лайелла (один случай в год на миллион), токсин (агент) не установлен. Впрочем, ведущий российский специалист по этому заболеванию поставила диагноз под сомнение.

Матери и сыновьям отказываются выдавать медицинские документы, ссылаясь на врачебную тайну. Карта больного, изъятая из ЦКБ, пропадает со стола следователя — говорят, что уборщица выкинула. Результаты исследования последнего прижизненного забора крови, которые проводили врачи МВД, никому так и не показали. А состав, который использовался для бальзамирования тела, был каким-то диким (чего туда только не напихали) — судебные медики говорили нам, что он более чем нестандартен.

В возбуждении уголовного дела отказывают в течение семи с половиной лет. После прямого вмешательства президента возбуждают-таки, но вскоре прекращают — нет события преступления.

Дело в том, что экспертиза уже слишком запоздала, хотя наконец-таки и была проведена эксгумация.

Позднее, когда я привез биологические образцы ведущему судебному токсикологу Евросоюза, он так и скажет: это нужно было делать сразу. По окончании исследования заметит: такое впечатление, что ваши специалисты ничего не искали, а напротив — делали все, чтобы ничего не найти.

2004 год. В самолете, следующем в Ростов, отравлена Анна Политковская — она договорилась об участии Масхадова в освобождении заложников из школы Беслана. В медпункте аэропорта чудом привели в сознание, забрали кровь на анализы. Но пробирки почему-то разбились по дороге в лабораторию. Врачам же в инфекционном отделении ростовской больницы было не до исследований — они спасали жизнь человеку, чье давление, согласно показаниям тонометра, составляло 40 на 20. В московской клинике, куда спустя сутки я и главный редактор Дмитрий Муратов доставили Анну, токсин установить не смогли, хотя и сказали, что он был привнесен извне.

Результаты доследственной проверки, которая будто бы проводилась транспортной милицией, никому так и не стали известны.

Уже после убийства Политковской в 2006 году следователи взяли в качестве рабочей версии и возможную связь между отравлением и расстрелом в подъезде. Проводились (и это мне известно доподлинно) оперативно-разыскные мероприятия. Результаты неизвестны, в материалах, переданных в суд, об этом эпизоде фактически нет упоминаний: документы либо остались в разыскном деле, хранящемся в ФСБ, либо перетекли в уголовное дело, возбужденное в отношении неизвестного заказчика и иных неустановленных лиц. На данный момент о том, что в целом происходит с расследованием, никому не известно.

**Владимира Кара-Мурзу-младшего ** недавно травили дважды, выжил с трудом. Расследовать, после долгих позиционных боев со Следственным комитетом, стали лишь второй случай. Что с уголовным делом — никому не известно.

Валерий Амельченко, нанятый структурой, близкой к «кремлевскому повару» Пригожину, рассказал «Новой» о двух случаях предумышленных отравлений: в 2016 году укол ветеринарным дротиком Сергея Мохова (мужа юриста ФБК Любови Соболь) и убийство псковского блогера (тоже уколом) Сергея Тихонова . По первому эпизоду не было даже расследования, во втором случае сослались на сердечный приступ. И даже после публикации свидетельских показаний Амельченко, в которых он называл конкретных организаторов и исполнителей, у следственных органов никакого интереса не возникло.

Токсин (он же агент) во всех случаях неизвестен.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#омск #навальный #отравление #токсин
Slide 1 of 1
Slide 1 of 1
Slide 2 of 2

выпуск

№ 26 от 12 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Президент прислушался к тишине Какую роль сыграла посадка Навального в назначении Сергея Королева первым замом директора ФСБ

258965

2.
Колонка

Цены строгого режима В Думе хотят остановить подорожание продуктов, сажая в тюрьму покупателей

228519

3.
дата-исследование

Счастье есть За борьбой с пармезаном и польскими яблоками власти не заметили, как у россиян перестало хватать денег на продукты. Исследование «Новой» о росте цен

196113

4.
Сюжеты

«Есть такая Нина, которая все-таки смогла» История дагестанской женщины, пережившей обрезание в детстве и насилие в браке, которая добивается равноправия в родной республике

122762

5.
Сюжеты

«Вот когда деньги отняли, мы не выдержали» Младший медперсонал рассказывает «под запись» о внутренней кухне лучшей больницы Ленобласти. Чиновники эти факты отрицают

107492

6.
Комментарий

Любовь втроем: мы с товарищем майором и Антон Красовский Заявление в Следственный комитет

102763

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera