Расследования

Автоматические нарушители

Кого, где и как в России наказывали за нарушение режима самоизоляции. Исследование «Новой»

Общество7 502

Андрей ЗаякинЕвгений Еникеев«Новая газета»

7 5022
 

Дата-отдел «Новой газеты» проанализировал все данные о штрафах за нарушение так называемого режима повышенной готовности, имеющиеся в базе данных российской судебной системы. За время действия в России этого режима административным штрафам были подвергнуты более 247 000 человек.

Проверка пропусков у метро Чистые пруды. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Мы собрали по соответствующим составам все карточки решений всех районных судов России и проанализировали их исходы. К сожалению, в большинстве случаев полные тексты не были доступны, поэтому изучалась только резолютивная часть решения суда.

Подавляющее число данных административных дел — около 94% — возбуждено по статье 20.6.1 КоАП: нарушение гражданами режима повышенной готовности, то есть выход на улицу более двух раз в неделю или прогулки на закрытых территориях. Размер штрафа по этой статье может составить от 1 000 до 50 000 рублей.

Лидерами по количеству людей, привлеченных к административной ответственности, в расчете на миллион населения неожиданно стали Еврейская автономная область, Брянская, Томская области, Республика Мордовия, Астраханская область, Ямало-Ненецкий автономный округ, республика Дагестан.

Инфографика: Евгений Еникеев, Анна Жаворонкова / «Новая»

В абсолютных числах оштрафованных лидируют республика Татарстан и Краснодарский край, где административные наказания получили 33 943 и 16 604 человек соответственно.

Регионы с самой маленькой пропорцией оштрафованных к населению — республика Ингушетия, Чечня и Ярославская область.

В ряде регионов судебные данные, отраженные на серверах судов, по всей видимости, неполны (Чечня) или не были нам доступны по техническим причинам (Пермская область).

Москва — формально четвертый с конца регион в этом списке. В столице относительно маленький процент привлеченных по «классическим» статьям 20.6.1 и 6.3 КоАП. В основном москвичей штрафовали по региональной (КоАП г. Москвы) статье 3.18.1 — «нарушение требований нормативно-правовых актов, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории города Москвы» (они фиксируются автоматическими средствами, такими как приложение для мобильных телефонов «Социальный мониторинг»).

Под действие данной статьи подпадает, в частности, неиспользование приложения «Социальный мониторинг» в режиме самоизоляции, или случаи, если больной не успел вовремя в нем отметиться.

Нужно отметить, что постановление о наказании по московской региональной статье выносят должностные лица, а районные суды являются уже «второй инстанцией», поэтому установить общее число оштрафованных в Москве из судебных данных невозможно.

«Новая газета» уже сообщала, что, по данным мэрии, было оштрафовано более 54 000 москвичей на примерную сумму в 200 млн рублей. Всего в суды Москвы обратилось 7422 человека для обжалования штрафов по этой статье. Из них 1256 жалоб возвращено привлеченным к ответственности (не были рассмотрены по существу) и около 6000 жалоб еще не рассмотрено.

Инфографика: Евгений Еникеев, Алексей Комаров / «Новая»

Максимум по привлечению к ответственности в регионах пришелся на период с 11 по 25 мая (по дате подачи материалов в суд, сами «правонарушения» были совершены в пределах трех дней до этой даты), а в Москве, по судебным данным, пик пришелся на неделю с 25 по 29 мая.Возможные исходы административных дел — вынесение административного наказания, прекращение производства, возврат материалов административного производства полицейским.

По подавляющему числу дел (62%) привлекаемые лица были оштрафованы, и только менее 2% дел было прекращено. В 6% дела были возвратили должностным лицам, которые их оформили для устранения ошибок: на практике в подавляющем большинстве случаев это значит прекращение дела.

Любопытным представляется «избыток либерализма», который проявляли суды с 6 по 13 апреля: в эту неделю 36% дел закончилось положительно для гражданина (прекращение производства или возврат материалов), и лишь 64% — отрицательно (назначено наказание). Потом что-то в системе «щелкнуло», и уже с 4 по 11 мая соотношение стало более привычным: 91% наказаний, 7% — «ушедших от ответственности».

Доля «прекращений производства» (то есть чистых «оправданий») вообще с 16% в начале апреля упала к концу мая до 1,5%.

Инфографика: Евгений Еникеев, Алексей Комаров / «Новая»

Самой странной особенностью является неравномерность распределения «нелиберальности» судов по регионам. В качестве меры для этой величины мы выбрали отношение отрицательных для гражданина решений (штраф) к положительным (возврат дела или его прекращение).

Разброс значений для этого показателя составляет более 2000 раз: в Адыгее гражданин получал штраф в 240 раз чаще, чем уходил из суда «безнаказанным». А в Магаданской области граждан штрафовали в 10 раз реже, что позволяло им избегнуть наказания (при этом и в том, и в другом случае полное число дел достаточно велико: около сотни в Магадане, и около 1000 — в Адыгее).

Инфографика: Евгений Еникеев, Алексей Комаров / «Новая»

«Худшие» суды по этому параметру — в Северной Осетии и Тамбовской области (соответственно, в 65 и 62 раза больше отрицательных решений, чем положительных), а «лучшие», помимо Магадана, — в Республике Алтай, Ярославской области и на Камчатке (во всех этих регионах гражданин с большей вероятностью уходил из суда без штрафа).

Инфографика: Евгений Еникеев, Алексей Комаров / «Новая»

Судебный конвейер удивляет нас еще и своей производительностью. По данным за 2017–2018 годы портала «Росправосудие», в месяц по всей стране рассматривалось 150–200 тысяч административных дел всего — то есть по всем статьям и всем категориям. За два месяца «недокарантина» загрузка судом одними только «коронавирусными» делами составила 60–80% от нормальной загрузки «административкой». И это в то время, когда суды практически перестали нормально работать по любым другим делам из-за эпидемии.

Мы попросили участника прошлогодней кампании по выборам в Мосгордуму директора ФБК юриста Ивана Жданова прокомментировать работу российского правосудия в режиме «штрафного конвейера».

Иван Жданов
юрист, директор ФБК

— Граждан массово незаконно привлекают к административной ответственности. Незаконно это привлечение не только по сути, но и потому, что когда вводили эти нормы, допустили огромное количество правовых глупостей.

Первый пример: давайте возьмем статью московского кодекса об административных правонарушениях 3.18.1, это нарушение режима повышенной готовности в Москве. Большая часть людей привлекается по этой статье в автоматическом режиме. Например, автомобилист проехал под камерой. Ему просто приходит уведомление в личный кабинет сайта госуслуг с предложением оплаты штрафа.

Но автоматическая фиксация правонарушения тут полностью незаконна, автоматически привлекать к ответственности могут только за нарушения в сфере дорожного движения (глава 12 КоАП РФ) или за нарушения при благоустройстве (глава 8 Кодекса Москвы).

А привлекать к ответственности по другим статьям автоматически нельзя.

Но большинство граждан платят, даже не задумываясь о том, что должен быть составлен протокол об административном правонарушении (ст. 28.2 КоАП), что они имеют право лично участвовать при рассмотрении дела, а дело должны рассматривать по месту совершения правонарушения (ч. 1 ст. 29.5 КоАП).

Второй пример — такое же нарушение при составлении протокола происходит и за нарушение Кодекса об административных правонарушениях по всей России, статья 20.6.1. Все правоотношения по административной ответственности регулируются только нормативными правовыми актами.

Правительство издает постановления (нормативные правовые акты) и распоряжения (ненормативные правые акты). Так вот, определяя перечень должностных лиц, которые могут привлекать людей к ответственности по этой статье, правительство издало распоряжение № 975-р от 12 апреля 2020 года.

Это прямо противоречит требованиям 2 ст. 23 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации». Ненормативный акт не может устанавливать права и обязанности индивидуально не определенного круга должностных лиц.

А значит, все протоколы, по которым привлекают граждан по федеральной статье за нарушение режима самоизоляции, составлены не уполномоченным на это лицом, не имеют юридической силы — привлечение граждан незаконно.

Юристы хватаются за голову от такой правовой техники и неграмотности законодателя. Конечно, все незаконные привлечения нужно обжаловать; если понадобится, то вплоть до Европейского суда по правам человека.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera