Комментарии

Стены все стерпят

После изъятия Путина и Сталина из «главного храма» ВС РФ в нем осталось еще немало спорного

Этот материал вышел в № 55 от 29 мая 2020
ЧитатьЧитать номер
Культура33 842

Александр Солдатовспециально для «Новой»

33 8429
 
Работы по оформлению Главного храма Минобороны завершаются. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

«Спор о вере»: за и против Сталина

После ожесточенных интернет-сражений «православной общественности» в середине мая руководство РПЦ договорилось с руководством Министерства обороны об изъятии из «главного храма» ВС РФ священного изображения Сталина. Еще раньше, в самом конце апреля, от сводов грандиозного собора цвета хаки в подмосковном парке «Патриот»

отскоблили мозаичные лики Владимира Путина и его верных соратников Сергея Шойгу, Валентины Матвиенко, Вячеслава Володина и даже Александра Бортникова. На их месте теперь икона Божией Матери,

несомая духовенством в сопровождении молодых иподиаконов, и ликующая толпа. И текст плаката, который держит толпа, теперь вполне политкорректный — «Навеки с Россией» (раньше было «Крым наш!»).

 

Фото и ретушь на новом варианте фрески для Главного храма Минобороны. На месте иконы Богоматери раньше были нынешние руководители страны

Тут, правда, РПЦ уже ни при чем — о преждевременности своего иконографического прославления устами пресс-секретаря Дмитрия Пескова заявил сам главный герой мозаики. О былом замысле монументального панно напоминают лишь зловещие фигурки «вежливых людей», они же — «зеленые человечки», — в касках, с грозными взглядами, с автоматами наперевес. Под таким конвоем трудно не выражать восторг.

Если Путин, Шойгу, Матвиенко и другие исчезли из храма без следа, то поступить так с «вождем народов» рука все-таки не поднялась. Видимо, Сталин для создателей храма важнее самого Путина. Глава худсовета храма протоиерей Леонид Калинин, еще несколько дней назад исключавший саму мысль об изъятии Сталина из храма, теперь все же признает: «В музее [размещение мозаики со Сталиным] более уместно, чем в храме. Зачем рождать какое-то противостояние и распрю в народе?» При этом он все же продолжает не замечать нравственную сторону проблемы: «Речь идет «не о выборе между добром и злом» или «между какими-то принципами духовными», а всего лишь о «концепции размещения тех или иных лиц».

Как только в Сети появились первые фото фрески, на которой участники Парада Победы на Красной площади (1945 г.) несут огромное изображение Сталина, активная часть РПЦ разделилась на два совершенно непримиримых лагеря.

Эту мозаику в Главном храме Вооруженных сил РФ уже отскоблили. Фото: «МБХ-Медиа»
Полный эскиза мозаики для одной из стен Главного храма Минобороны РФ, от которого отказались после скандала

Авторитетно высказался зам Шойгу — начальник Главного военно-политического управления Минобороны генерал Андрей Картаполов: «Иосиф Виссарионович — это наш Верховный главнокомандующий, Председатель Совета народных комиссаров. Он на себе вынес всю тяжесть войны, принимал самые ответственные решения. Да и религию в общем-то вернул. Почему мы должны его стыдиться? Из-за того, что какие-то господа из-за бугра велят нам это делать? Мы сами разберемся, кого нам чтить, кого изображать на фресках». Кроме вышеупомянутого о. Леонида его однозначно поддержал и настоятель храма — викарий патриарха, епископ Стефан (Привалов), который по должности обязан выражать в данном вопросе позицию предстоятеля церкви.

Быстренько организовалось «обращение православной общественности» к патриарху «в поддержку Сталина»,

которое подписали сотни мирян, в том числе известных в РПЦ, начиная с активистов парамилитарного движения «Сорок сороков».

А вот митрополит Тихон (Шевкунов) сколько-нибудь внятно позиции по этому вопросу не обозначил.

Хедлайнером православных антисталинистов пришлось стать председателю ОВЦС МП митрополиту Илариону (Алфееву). Именно ему принадлежат самые жесткие слова в адрес Сталина, когда-либо произносившиеся иерархом РПЦ: «Чудовище, духовный урод, который создал жуткую, античеловеческую систему управления страной, построенную на лжи, насилии и терроре. Он развязал геноцид против народа своей страны и несет личную ответственность за смерть миллионов безвинных людей. В этом плане Сталин вполне сопоставим с Гитлером. Победа в войне — это победа народа, великое явление силы духа нашего народа, которую не сумели сломить ни Сталин, ни Гитлер». О личной причастности Сталина к уничтожению сотен тысяч Новомучеников Российских напомнило в своем обращении к патриарху и консервативное православное общество «Радонеж».

По традиции патриарх уклонился от своего долга быть арбитром во внутрицерковных спорах.

Зато 4 мая глава недавно присоединившейся к РПЦ Русской архиепископии в Западной Европе митрополит Иоанн (Реннето) неожиданно выступил с витиеватой благодарностью Кириллу как мудрейшему первосвятителю, который услышал голос православного народа и не благословил изображать Сталина в храме. Контролируемая Московской патриархией «Русская народная линия» поспешила охарактеризовать это выступление как «либеральное и необелогвардейское». Но процесс было уже не остановить:

как когда-то из мавзолея на кладбище, Сталина на сей раз под покровом ночи, без камер, вынесли из храма в музей.

«Сергианство» и «гражданская религия»

Казалось бы, вопрос замят? Увы, в так называемой «сергианской» (по имени Сергия (Страгородского) — первого советского патриарха, 1943–1944 годы) парадигме, в которой уже почти столетие существует РПЦ, «вопрос о Сталине» не имеет очевидного решения. Правда состоит в том, что без «высочайшей» воли Сталина Московская патриархия, полностью разгромленная и раздавленная, не смогла бы возобновить своей деятельности в сентябре 1943 года.

Именно тогда, под давлением западных союзников, Сталин пригласил в Кремль трех выживших митрополитов — Сергия, Алексия (следующий патриарх) и Николая — и поручил им развернуть церковную работу под строгим контролем Совета по делам РПЦ, сформированным из офицеров НКВД. Та часть церкви, которая не приняла этого конкордата, получила название «катакомбной» и подвергалась репрессиям вплоть до падения СССР, ну а та, которая приняла, сохранила известное чувство благодарности Сталину или, по крайней мере, признания его роли, о которой выше говорил главный политрук Минобороны РФ. Это признание, наложившись на выпестованную при Путине «гражданскую религию» России, центральное место в которой занимает практически

религиозный культ Великой Победы и Сталин как ее Полководец, делает невозможной «десталинизацию» РПЦ.

Панно «Победа» для храма Минобороны с изображением портрета Сталина на плакате. Теперь Сталина изображено не будет.

С другой стороны, прославив — не без влияния той же «катакомбной» традиции или Русской зарубежной (эмигрантской) церкви — Новомучеников, расстрелянных по указаниям Сталина, РПЦ ввела его образ в свое предание как «гонителя-мучителя», типа древних римских императоров Нерона, Декия или Диоклетиана. Между прочим, сам Сергий (Страгородский) — первый патриарх современной РПЦ — никаких Новомучеников не признавал, официально называя их политическими преступниками, «прикрывавшимися рясами» и справедливо осужденными по статьям (точнее — одной статье) Уголовного кодекса РСФСР. 15 мая в своей самоизоляции патриарх Кирилл отслужил торжественную панихиду по Сергию и вновь напомнил, что считает его путь единственно правильным для РПЦ.

Учитывая все это, нетрудно понять недоумение церковных сталинистов, искренне и от души впитавших всю эту мифологию «спасения церкви путем компромисса» и «обращения Сталина к религии» под влиянием войны, при виде выноса его священного изображения из «храма Великой Победы». Религиозное сознание этих людей далеко ушло от традиционно православного и, пожалуй, ближе к той самой «гражданской религии» РФ, где главным героем является Сталин, образ которого чем-то напоминает самого Господа Саваофа, Предводителя небесных воинств.

«Ну хорошо, — возразят нам, — это все «философия». А почему же нельзя в православном храме на стенах изображать разные исторические события — так ведь и до революции делали, и в Средние века?» Православный культуролог Борис Колымагин так отвечает на этот вопрос: «Церковные фрески и мозаики говорят о духовной реальности, а не отображают изменчивую видимость. Парад Победы символизировал собой мужество, окопную правду, голод, холод, блокаду, молитвы простых людей, творчество ученых и инженеров, талант полководцев и многое другое. Увидеть его реальное наполнение можно только духовными очами. Но их, увы, не оказалось у тех, кто помещает изображение палача на церковной стене».

В тысячелетней церковной традиции есть вполне каноническое решение этой проблемы: исторические персонажи (как «позитивные», так и «негативные») могут составлять некий иллюстративный фон для собственно иконы святого — оттенять собою истинное явление святости. Например, на тех же иконах Новомучеников вполне можно увидеть «гонителей-мучителей» — энкавэдэшников и красноармейцев, расстреливающих епископов и монахов. Но замысел и композиции этих икон таковы, что не возникает сомнений, кто здесь святой, а кто — отверженный Богом. Про мозаику со Сталиным из «главного храма» подобного сказать нельзя.

Что нарисовали — в то и поверили

Апофеозом этого иконографического мифотворчества является мозаика «Священники облетают Москву с Тихвинской иконой по просьбе Сталина 8 декабря 1941 года».

Чуда не было, а мозаика — есть? «Священники облетают Москву с Тихвинской иконой по просьбе Сталина 8 декабря 1941 года».

Источником этого мифа является художественная книга священника РПЦ, служащего в Комсомольске-на-Амуре, Николая Блохина «Рубеж». Хотя священник и утверждает, что книга основана на реальных фактах, но она — художественная! В интервью «Русской линии» автор рассказал, что услышал рассказ об облете в 1952 году (когда ему было 7 лет!) от маршала авиации Александра Голованова в присутствии сына Сталина Василия.

Дело было якобы на Московском ипподроме, где «все звали Васькой» сына Сталина и где среди маршалов и генералов вдруг оказался 7-летний мальчишка. Уже сомнительно? Далее он живописует уже совершенную небылицу: взлетал самолет с иконой в метель, а летел по чистому светлому «коридору»; когда «священник и певчие» (еще и певчих взяли!) запели «Царица моя преблагая», раздался «по радиосвязи голос из Кремля: «Саша, сделай погромче». Сталин любил церковное пение».

Ну 7-летний мальчик и не такое может увидеть.

Изучив всю эту псевдоправославную фантистику, историк и священник Николай Савченко сделал однозначный вывод: «Не было облета Тихвинской иконы вокруг Москвы 8 декабря 1941 года. Не собирался Сталин давать свободу церкви. Не верил Сталин в Бога. Гнал Сталин Бога и распинал. И дал он небольшую свободу православной церкви лишь после долгого двухлетнего давления союзников».

Облета не было — но в храме он будет. Стены ведь все стерпят, не правда ли?

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera