Сюжеты

Мифы специального назначения

Как на фоне первой чеченской войны в России готовился конституционный переворот

Фото: Роман Денисов / ТАСС

Общество22 800

22 800
 

Весной 1996 года ряд московских изданий вдруг зафонтанировал эксклюзивными «секретными материалами» о том, что мешает окончательной победе федеральных сил в Чечне. Обнаружилось — как-то вот сразу и вдруг — в мятежную республику денно и нощно тянутся нескончаемые караваны с оружием и боеприпасами. Авторов тех опусов вопросы географии заботили мало, потому пресловутые караваны везли у них оружие и боеприпасы прямиком из … Афганистана, Пакистана, Ирана, Ливана — на ишаках, лошадях и мулах. На машинах тоже, но отчего-то приоритет был отдан вьючному транспорту и караванным тропам — именно афганским. А еще — самолетам. Потому в чеченских горах якобы во множестве плодились полевые аэродромы, взлетно-посадочные полосы, а в неких учебных центрах чеченские летчики обучались приемам воздушного боя, боевые же самолеты для нанесения тех ударов получали из … Сирии и Ирака! Сюжет прямо для Ле Карре, но к реальности это имело слабое отношение…

Любая война порождает свои мифы, были, легенды.

Первая чеченская кампания — не исключение, но при ближайшем рассмотрении многие былины той войны оказывались тем, что проходит у спецслужб по разряду «активные мероприятия».

Так ведь война в Чечне начиналась как раз с таких «активных мероприятий»: для затравки нам выдали сказку про антидудаевскую «оппозицию», лихо катавшуюся на танках; потом явилась быль о «неопознанных летающих объектах» — тех, что бомбили чеченскую территорию уже с сентября 1994 года. В том же ноябре к ним снова добавились штурмовавшие Грозный «неизвестные» танки с «неизвестными» танкистами. Дальше — больше. Был сказ про то, как боевики сами взрывают дома, чтобы выдавать это за результаты бомбежек; байки про «белые колготки» — белокурых женщин-снайперов из Прибалтики, про неисчислимые толпы наемников…

Сигнальные костры Шатоя

Особо мощная волна поднялась весной 1996 года, когда кампанию спецслива открыли тогда еще респектабельные «Известия» — материалом Вадима Белых «Чеченский транзит, или кто мешает перекрыть тайные тропы Дудаева?» (Известия, 1996, 27 марта). «В распоряжении «Известий», — уверял автор, — оказались копии спецдонесений, направленных за последние полгода сотрудниками различных спецслужб руководителям российских силовых ведомств». Чего только в тех копиях не оказалось! У армии — перебои с патронами, снарядами, продовольствием и разведданными, а вот «у боевиков Ичкерии таких проблем нет». Далее шло перечисление караванных троп, которые «несмотря на подробную информацию … так и не были перекрыты подразделениями федеральных сил». Правда, взглянув на карту, несложно было заметить, что и тропы те никакая армия перекрыть не в состоянии, но и перебросить там что-то масштабное тоже нереально. Довелось самому побывать в некоторых из тех мест, что значились в материале: поистине козьи тропы, где едва ли можно протащить хотя бы пару ослов с мизерной поклажей — через отвесные скалы, непроходимые ущелья, обрывы, ледники…

Потому «секретные сводки» и делали основной упор на авиационную «компоненту», даже раздел специальный сочинили: «Куда летят дудаевские «соколы». «Соколы», оказывается, базировались на военных аэродромах близ Баку — туда для них «из Ирака и Сирии поступают военная техника и оборудование». Далее про вертолетный полк азербайджанской армии, специализировавшейся на переброске вооружений прямо в Ведено. Но, главное, «для доставки вооружения и людей дудаевцы используют и транспортные самолеты Ан-24 и Ан-26, которые через неконтролируемые российскими силами ПВО коридоры, на небольшой высоте из Азербайджана, через территорию Дагестана, пролетают в Чечню».

И куда же они «пролетают», если для них нужна взлетно-посадочная полоса (ВПП) хотя бы 3-го класса — не менее 1800 метров, а то и больше? А туда: «в 70 километрах от Грозного, в районе поселка Шатой (на деле от Шатоя до Грозного 56 км. — В. В.), существует взлетно-посадочная полоса». Еще «оборудовался полевой аэродром в верховьях ущелья Белая Шалажа и ущелья, проходящего через село Чожи-Чу. Разведгруппы по ночам фиксировали здесь сигнальные костры, посадку и взлет самолетов».

«Самолеты с военным снаряжением и боевиками садятся также на аэродромах в Ингушетии, Калмыкии и Астраханской области. Дальше груз доставляется обычным путем».

Знать бы еще, что это за «обычный путь»!

Имелся и «Абхазский путь», воздушно-морской: «морем из Турции в Сухуми, затем до вертолетной площадки в Новом Афоне. С нее по воздуху над территорией Кабардино-Балкарии к Джейрахскому ущелью». Авиатему тот же автор продолжил, поведав, как «проверялась информация о наличии у Дудаева нескольких самолетов-штурмовиков Су, сосредоточенных на запасной взлетно-посадочной полосе бакинского аэродрома»: с их помощью якобы собирались «нанести ракетно-бомбовый удар по позициям федеральных войск».

14 декабря 1994 г. Отправка частей оперативного назначения МВД на границу с Дагестаном. Фото: Владимир Шнеерсон / ТАСС

Хотя сведения как бы «признаны малодостоверными», зато «подтвердились» другие: «в городе Белоканы Азербайджана в учебном центре ВВС проходят обучение летчики чеченских незаконных вооруженных формирований». В очередном материале того же автора авиатема получила развитие: расписано, как самолеты Ан-26 пересекают «российскую границу со стороны Азербайджана на высоте около трех километров с последующей посадкой на полевых взлетно-посадочных полосах на территории Чечни» (Известия, 1996, 12 мая), как идет «обучение летчиков для вновь создаваемых ВВС «дудаевской армии» и как «несколько чеченских экипажей на одном из аэродромов на северо-западе Азербайджана отрабатывают приемы воздушного боя».

Если с фантазией у сочинителей оказалось прекрасно, то вот со знанием географии как-то не очень, да и в авиационные справочники не мешало бы заглянуть. Одна лишь байка про маршрут из Нового Афона чего стоит, хотя достаточно посмотреть на карту. Чтобы долететь из Нового Афона (отчего именно оттуда?) до Джейраха, вертолету предстоит пролететь почти 400 километров — в условиях высокогорья, через Главный Кавказский хребет, всю Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию и Северную Осетию.

И это все, чтобы доставить груз в Джейрах? Чтобы потом вывозить по единственной дороге — через Владикавказ?

Нелепость маршрута прекрасно представляю: был в том ущелье, как и в Новом Афоне — неужели там «вертолетная площадка» на горном склоне разместилась?

Эскадрильи Ан-24 и Ан-26, летающие в горах по ночам (ориентируясь по сигнальным кострам!), — и вовсе особая песня. То, что среди официальных операторов этих машин Азербайджан не значился, мелочь. Хотя и тогда практически все машины этих типов были на виду, учтены, сосчитаны, бесхозных и «неопознанных» не значилось. Впрочем, их, конечно, можно было и арендовать, да где было взять таких асов, которые согласились бы совершать на них ночные (!) полеты на предельно низких высотах, с посадкой и взлетом в условиях высокогорья, да еще не на нормальные аэродромы или оборудованные ВПП, а на какие-то «полевые аэродромы» в ущельях.

Ночь, горы и скалы, ущелья, никакого светосигнального оборудования (костры его не заменят), а даже если и не ночь, то низкая облачность, частые туманы и сложный рельеф. Здесь, повторюсь, нужна нормальная двухкилометровая ВПП, да хотя бы 1800-метровая: такой не было и быть не могло в ущельях Белая Шалажа и Чожи-Чу, как и ВПП возле Шатоя: бывал и в том Шатое, и в иных обозначенных газетой местах — в 1995, 1996 и 2002 годах, видал те «взлетно-посадочные полосы» — отвесные скалы, поросшие деревьями склоны, лесные ущелья, пропасти, обрывы… Там и на По-2 не сесть! Когда же консультировался по поводу тех мифических ВПП с пилотами военно-транспортной авиации, те, глянув карты, лишь покрутили пальцем у виска. Обратился и в существовавшую тогда пресс-службу ПВО, получил ответ: в указанный период нарушений воздушного пространства РФ со стороны Азербайджана и Грузии (с Абхазией) неопознанными летательными аппаратами не зафиксировано. Опознанные же контролируемо перемещались по оговоренным трассам. Не для печати же в приватной беседе непечатно было рекомендовано использовать «те газетки по назначению»: «Они что, на бреющем шли, на Ан-26, ночью, огибая горный рельеф и по ущельям, на пятиметровой высоте?!». Хотя, конечно, кто-то и поверил…

Там же был еще один интересный посыл. Оказывается,

«за последние месяцы на территорию Чечни, контролируемую боевиками, высадились четыре спецназовские группы. Цель — определить точное месторасположение Дудаева и по возможности его уничтожить».

Но все эти группы «сразу же попали в руки противника и были вырезаны. Их маршруты … дудаевцы заранее хорошо знали». Какое именно ведомство выбросило эти группы, не сообщалось, хотя было ясно, что это спецназ военной разведки. Такой очевидный слив из канализации «соседей», с намеком: из спецслужбы, подчиненной ведомству Грачеву, утекают сведения к боевикам.

Начальник штаба незаконных вооруженных формирований Аслан Масхадов. Фото: Роман Денисов / ТАСС

«Секуритате» и дон Аберальдо

Спустя месяц — новый выброс, уже залповый. Циклом — «Смертельный транзит-1» (5 мая 1996 года) и «Смертельный транзит-2» (12 мая 1996 года) — выстрелил Александр Ляско из «Комсомольской правды». Это тоже нечто!

Выходило, что именно Чечня — мировой центр производства и транзита наркотиков: героина, опия, морфина и даже кокаина, — счет на сотни (!) тонн.

Для переработки же доставляют их туда из Афганистана через Узбекистан, Пакистан — называются имена высших руководителей этих стран, шефов служб безопасности, разведок, министерств обороны, МВД — именно они, мол, всё организуют и «крышуют». Дальше путь через … Литву, Грузию, Ливан и Абхазию, снова сага о вертолетной площадке в Новом Афоне и промежуточных базах «в Джейрахском ущелье, что в Кабардино-Балкарии» (Комсомольская правда, 1996, 12 мая). Вот и эти публикаторы поленились в атласы заглянуть: Джейрахское ущелье — это Ингушетия, а вовсе не Кабардино-Балкария!

…Из Нового Афона наркотики «держат путь в порт Сухуми» (зачем эти танцы с бубнами, если вертолетам проще сразу в Сухуми?), далее на турецких судах на Северный Кипр. Помимо этого «абхазо-кипрского канала» обозначена еще и куча других: грузинский (под прикрытием «Мхедриони» и МВД), средиземноморский — с обязательным присутствием сицилийской мафии и косовских албанцев, румынский — с участием офицеров «Секуритате» и «крестных отцов цыганской мафиозной организации «Гвардия». А еще есть остров в Карибском море, где груз «принимал один из местных генералов, известный в кругах наркодельцов как дон Аберальдо»…

Это еще не всё, как же без Прибалтики, куда «Комсомольская правда» отправляет наркотики из Чечни транзитом через … Санкт-Петербург (явный кивок в сторону Анатолия Собчака, тогдашнего мэра «второй столицы»), Казань (черная метка Минтимеру Шаймиеву) и Уфу (привет уже Муртазе Рахимову). Из Литвы зелье отправляется «через порт Клайпеда на паромах на немецкий остров Рюген и далее с потоком контрабандных цветных металлов — в Германию».

Резюме: «одной из причин смерти Дудаева стала переброска наркотиков через Чечню».

Место гибели Джохара Дудаева, 1997 год. Фото: Муса Садулаев / ТАСС

Затем вновь «Известия»: тот же Вадим Белых («Второй фронт» кавказской войны // Известия, 1996, 12 мая), слегка развив тему Азербайджана (главная база «ВВС Ичкерии»!), сделал упор на перечислении финансистов боевиков: «Свою долю руководители боевиков имеют разными путями с миллиардов рублей, выделяемых правительством России для Северного Кавказа. Особенно из тех, которые проходят через Госстрой, Министерство обороны, МВД и МЧС». Адресаты наезда налицо: Павел Грачев (МО), Анатолий Куликов (МВД), Сергей Шойгу (МЧС), Ефим Басин (Министерство строительства, по старинке обозначенный как Госстрой). Кстати, НЛО, пролетающие через ПВО, — тоже выпад в адрес Грачева. А «прозрачные границы» и караваны оружия через них — это уже шпилька в бок главного пограничника, генерала Андрея Николаева.

Все персоны, как на подбор, условно говоря, «опора Ельцина», в первую очередь, силовая — интересный наезд в самый разгар президентской кампании!

Далее следовал список аж двадцати трех столичных и восьми региональных банков, якобы финансирующих боевиков. По чистой «случайности» все банки из списка оказались тесно связаны именно с правительством Москвы, с Лужковым. Который и сам тогда баллотировался в мэры, да и вообще был одной из ключевых фигур кампании по переизбранию Ельцина. «Тогда в нашем распоряжении были лишь копии отдельных сводок и донесений, выходящих из их недр. На этот раз — следовало клятвенное заверение — удалось ознакомиться с неким анализом». Который, мол, «под грифом «совершенно секретно» в конце марта был разослан ряду руководителей в российских силовых ведомствах».

В той бумаге еще много чего интересного, например, обширнейший перечень поддерживающих боевиков организаций: 26. Да еще государств целых 23. Правда, как самостийная держава там обозначена и Палестина, в качестве отдельного же государства числится и … Амман — столица Иордании, тоже включённой в список. Похоже, с атласами и глобусами проблемы именно у спецслужбы, презентовавшей «секретный» папирус. Зато красочно расписывалось, как представитель ЦРУ приезжал в Чечню проводить «самую настоящую ревизию», выявив форменные финансовые безобразия, как Гелаев из полутора миллионов долларов «привез в Чечню всего пятьсот тысяч», а Салман Радуев и вовсе «присвоил около двух миллионов долларов». Потому, как утверждал Вадим Белых, вскоре «убили и самого Радуева». Поторопился: «покойник» прожил еще свыше шести лет. Зато вычислен отряд наемников, где оказалось аж «восемь человек подданных Великобритании (шотландцы)». Почему именно шотландцы, а не, скажем, валлийцы, загадка: наверное, «шотландскость» вычислили по юбкам-килтам и традиционным волынкам? Особо отмечены и усилия эстонской организации «Кайтселийт», якобы отправившей в Чечню около ста человек.

Фото: Александр Неменов / ТАСС

Эстонский след вообще взяли цепко. Уже 13 мая того же 1996 года его вычислила газета «Сегодня» (Степан Дворников и Артем Ветров. «Эстонский след» ирландских террористов. Российские спецслужбы инкриминируют «Кайтселийт» контакты с ИРА»). Разумеется, след вёл и в Чечню. На другой день по тому же следу отправилась и «Комсомольская правда» (Алексей Чукуров. «Эстонский след в Ольстере и Чечне: ФСБ предъявляет доказательства»): там тоже «Кайтселийт», которая не только эшелонами слала оружие в Чечню, но еще и ирландских террористов снабжала. Так поведал корреспонденту аноним из Антитеррористического центра ФСБ.

Облом по-лубянски

Все так красиво и гладко, но тут Александр Зданович, исполнявший обязанности начальника ЦОС ФСБ, вдруг заявил агентству «Интерфакс», что в его ведомстве такая бумага не готовилась. Фальшивка?! Но, получив, похоже, начальственный окрик, больше темы не касался. Да вскоре всё и посыпалось.

18 мая 1996 года «Известия» — устами того же Вадима Белых — в материале «Второй фронт» российских банков» вдруг резко сдают назад: банкиры возмутились и возбудились. Пришлось сдавать источник: «не виноватая я» — это все Лубянка! Так открытым текстом и выдали: всё взяли из доклада, «подписанного одним из высших руководителей Федеральной службы безопасности». Попутно лягнули и Здановича: вопреки его утверждению, эта бумага «увы, готовилась, и, кроме грифа «совершенно секретно», она имела конкретный номер, известный редакции «Известий», подписи конкретных руководителей ФСБ. И является абсолютно официальным документом, предназначенным для узкого круга лиц с достаточно широкими полномочиями».

Проще говоря, вам это знать не положено… Но в сухом остатке лишь жалкий лепет с извинениями: это нам из ФСБ подсунули.

А там и «Комсомольская правда» повинилась за «Эстонский след в Ольстере и Чечне…»: думали, мол, что спецслужбы «располагают неопровержимыми доказательствами, а не только словами, которыми контрразведчики в последнее время сорили щедро». Но пресловутые службы никаких доказательств так и не представили, так что «если «Комсомольскую правду» ввели в заблуждение, а похоже на то, мы приносим свои извинения пострадавшей стороне. Вынуждены признать свою невольную причастность к распространению неподтвержденной информации, могущей нанести ущерб репутации компании и связанных с ней лиц» (Комсомольская правда, 1996, 23 мая).

«И тут выхожу я, весь в белом»

Картина же вырисовывалась такая: разгар предвыборной кампании Ельцина, но на дворе война, которую его «столпы» — Грачев (армия), Куликов (МВД), Шойгу (МЧС) и Николаев (Федеральная пограничная служба) — провалили. Когда же в мае, уже после ликвидации Дудаева, Кремль стал зондировать почву на предмет приостановки боевых действий, как раз и последовал этот мощный вброс. Смысл которого читался просто: с кем договариваться и мириться затеяли, с королями наркобизнеса? В ту же «копилку» и страшилки про Лужкова с его банкирами, которые якобы финансируют боевиков, в той же, мол, обойме, и другие региональные «бароны» — Собчак, Шаймиев, Рахимов.

Грязью вымазаны почти все. Зато единственно, кто стерильно чист и «весь в белом» — Александр Коржаков, руководитель Службы безопасности президента (СБП).

И примкнувший к нему директор ФСБ Михаил Барсуков. Стоит ли гадать, в недрах каких ведомств «вдруг» прорвало канализацию?

 Александр Коржаков. Фото: Александр Сенцов / ТАСС

По всей видимости, это был лишь один из элементов стратегии, имевшей своей целью вынудить Бориса Ельцина пойти на силовой вариант удержания власти, отменив выборы. Но тогда Ельцин становился правителем, полностью обязанным спецслужбам — СБП, ФСО и ФСБ. И опирающимся лишь на них. Фактически же, заложником Коржакова с Барсуковым. О чем спустя несколько лет прямо и написал генерал Анатолий Куликов, бывший тогда министром внутренних дел.

В книге «Тяжелые звезды» (М., 2002) Куликов поведал, как 17 марта 1996 года его вызвал Ельцин, сообщив, что решил распустить Государственную думу и «перенести выборы». Как утверждал Куликов, авторами той идеи были генерал Коржаков и первый вице-премьер Олег Сосковец. «Сосковец провалил первоначальный этап предвыборной кампании, а его штаб не был в состоянии привести Ельцина к победе. Война, которую затевал президент, могла списать все эти промахи, а Коржаков, который, как потом оказалось, чуть ли не выращивал из Сосковца будущего российского президента, действовал с ним заодно. Ради власти этих людей — сегодняшней и будущей — в принципе и была придумана вся эта комбинация. Ельцина попросту провоцировали, играли на его слабых струнах. И в какой-то момент он поддался на уговоры, приняв, как это он сам говорил впоследствии, вот эту «стратегию».

Бывший руководитель Администрации президента Сергей Филатов еще более резок: «Президенту постоянно внушали: зачем проводить выборы, если они все равно будут проиграны?»

По словам Филатова, Коржаков выражался тогда вполне определенно: «Какие выборы? Мы не для того брали власть, чтобы так просто ее отдать!»

(Филатов С. Совершенно несекретно. М., 2000, с. 395–396). Именно Коржаков, Барсуков и Сосковец, уверен Филатов, разрабатывали «планы, распускали всевозможные слухи, готовили объемные аналитические материалы, дабы психологически подтолкнуть Ельцина и общество к мысли о нецелесообразности выборов. Конечно, им нужен был не Ельцин как таковой, а статус-кво, который он должен был обеспечивать, оставаясь президентом, причем максимально подконтрольным президентом». Отсюда и «предложение Коржакова перенести выборы» (там же, с. 411). Как теперь можно понять, именно на обеспечение этой задачи и оказались нацелены масштабные «активные мероприятия» весны 1996 года.

Владимир Воронов — специально для «Новой»

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera