Интервью

Джохар Дудаев, четверг, 1 декабря 1994 года: «Я делаю все, чтобы не расстреляли пленных»

Президент Ельцин не смог дозвониться до генерала Дудаева, чтобы поговорить о судьбе пленных. Журналисты «Новой» смогли

Фото: Анвар Галеев/ИТАР-ТАСС

Этот материал вышел в № 139 от 11 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Соколовзамглавного редактора

1
 

Во-первых, до президента Чечни дозвониться много проще, чем до любого чиновника аппарата президента России или премьера, — было бы желание. Судя по всему, такого желания нет. Во-вторых, мы отдаем себе отчет в неоднозначности высказываний, но считаем своим долгом привести телефонный разговор с генералом практически дословно.

—Джохар Мусаевич, какова ситуация на сегодняшний день?

— Сейчас мы в Грозном ликвидируем последствия очередного ракетно-артиллерийского налета. Успешно ликвидируем.

— Вы можете сказать со всей определенностью, кто именно нанес удар по городу? У вас есть доказательства вооруженного вмешательства России?

— Это странный вопрос, молодой человек. Всем давно известно, что здесь воюет Россия, а не оппозиция… Какая такая оппозиция, не знаю… Что касается авторства последнего налета, вам лучше справиться об этом в Москве, у генералов. Я же знаю, что в пригороды Грозного было введено 150 единиц бронетехники, из них 67 — танки. Удар отбит, большая часть техники уничтожена, а экипажы взяты в плен. Российские, повторяю, экипажи… <...>

— Нас очень волнует судьба российских военнопленных, что с ними?

— Я делаю все возможное, чтобы сохранить им жизнь. Я даже дал распоряжение перевезти всех в безопасное место, чтобы они не попали под артобстрел. Но кто-то дознался, и после их приезда сразу же был нанесен ракетный удар с вертолетов. Очевидно, далеко не все хотят, чтобы они вернулись и все рассказали. <...>

— Неужели не осталось никаких шансов на мирное урегулирование конфликта?

— Надежда есть всегда. Я пока сдерживаю все, но это не может долго длиться. Ельцин же уклоняется даже от телефонных разговоров.

спецвыпуск «НОВОЙ»:

  • как все начиналось: безымянные офицеры и никому не нужные пленные
  • репортажи наших специальных корреспондентов Дмитрия Муратова и Сергея Соколова (Михалыча) из Грозного первых дней войны
  • воспоминания Анны Ивановны Пясецкой о том, как она искала тело своего сына, похороненного под чужим именем на Алтае
  • интервью с полковником Бенчарским о том, как искали и меняли пленных. Сегодня, 11 декабря 2019 года, их благотворительный фонд официально скончался — нет денег
  • воспоминания майора Измайлова: 2/3 потерь на этой войне были не боевыми — как свои боялись своих больше, чем боевиков
  • очерк учительницы Эльвиры Горюхиной о послевоенной Чечне 1995 года

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera