Репортажи

«Надели на голову пакет, душили, ставили на растяжку и били по почкам»

Обвиняемые по делу «Нового величия» дают показания в суде и отказываются общаться с прокурором

Этот материал вышел в № 143 от 20 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество11 858

Андрей Каревкорреспондент судебного отдела

11 8581
 

карточка процесса

Суд: Люблинский районный суд Москвы

Подсудимые: Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Петр Карамзин, Вячеслав Крюков, Анна Павликова, Мария Дубовик и Максим Рощин

Статья: 282.1 УК РФ («Создание и участие в экстремистском сообществе»)

Стадия: допрос свидетелей защиты и обвиняемых

Грозит: от 6 до 10 лет лишения свободы

Фото: Георгий Малец — специально для «Новой»

В Люблинском суде Москвы обвиняемые по делу «Нового величия» начали давать показания. Они категорически не признают вину. По их мнению, формально никакой организации не существовало, поскольку «Новое величие» официально не было зарегистрировано. Прокурор, в свою очередь, резко сменил тактику и вместо того, чтобы держаться в рамках обвинения, от бессилия что-либо противопоставить стал хамить участникам процесса. Судья несколько раз делал ему замечание и пригрозил отправить жалобу его начальству.

Почти каждое заседание начинается с ходатайств обвиняемых Руслана Костыленкова, Петра Карамзина, Дмитрия Полетаева и Вячеслава Крюкова, которые находятся под стражей. Они просят освободить их руки от наручников в зале суда. После инцидента, когда 17 октября Костыленков и Крюков порезали себе вены в знак протеста, всех арестованных содержат в суде со скованными руками.

— Содержание в наручниках является унижением человеческого достоинства, такое впечатление, как будто мы убийцы и маньяки, — возмутился Карамзин.

— Зачем так себя называете? Режет слух, — невозмутимо ответил судья Александр Маслов и отказал обвиняемым снять наручники «для их же безопасности».

Остальная тройка фигурантов дела — Анна Павликова, Мария Дубовик и Максим Рощин — под домашним арестом. Еще один обвиняемый Сергей Гаврилов покинул Россию. Его объявили в розыск и заочно арестовали. Все они обвиняются в создании экстремистского сообщества и участии в нем (ч. 1 и 2 ст. 282.1 УК РФ). Одновременно с этим процессом повторно рассматривают дело Павла Ребровского, которого также обвиняют в участии экстремистского движения. Обвинение уже начало представлять доказательства, планируется, что по делу допросят порядка 15 свидетелей.

Адвокат Ребровского Мария Эйсмонт подчеркнула, что будет в ходе рассмотрения дела отстаивать невиновность своего подзащитного. Изначально обвиняемый признал вину и пошел на сделку со следствием. Его приговорили к 2,5 года общего режима. Позже Ребровский заявил, что ему обещали условный срок, а показания он дал под давлением следователя. Мосгорсуд обнаружил нарушение условий досудебного соглашения и отправил дело на пересмотр.

«Ребенок» и «заботливый родитель»

Уже несколько недель по основному делу «Нового величия» с доказательствами выступают адвокаты. 26 ноября суд исследовал протокол осмотра телефона и переписки Павликовой с Русланом Д. (ранее был допрошен в суде, защита считает его провокатором) Подсудимая подтвердила, что переписывалась с ним. В разговоре он настоятельно уговаривал, чтобы она не уходила из движения. Эксперт-лингвист Ирина Леонтьева по просьбе защиты провела исследование этой переписки и пришла к выводу, что у Руслана Д. были явные намерения удержать и контролировать Павликову. А девушка, в свою очередь, собиралась воздержаться от участия в организации. Специалист выявила две противоположные роли и стратегии собеседников: у Павликовой коммуникативная роль «ребенок приспосабливающийся» (она в диалоге благодарит, извиняется, пытается быть полезной), а Руслан Д. — «заботливый родитель».

«Павликова не умеет вести конфликтный диалог, она все время поддается манипуляции», — заметила Леонтьева.

— Я не понял, а куда Павликова хотела уйти? Из чего вы сделали вывод? — спросил прокурор.

— По ее словам, из переписки, — эксперт попыталась привести пример из диалога, но ее сразу перебил обвинитель.

— Вы цитируете ответ Руслана, а я про Павликову спрашиваю.

— Ну это же совершенно очевидно!

— Я не слышу ответ на свой вопрос, — грубо отрезал гособвинитель.

— Ваша честь, прокурор просто не дает ответить, — возразил адвокат Павликовой Николай Фомин.

— У вас недержание? Защитник, который в очках, попросите перерыв и выйдите, — продолжал хамить гособвинитель.

— Прекратите! — уже не выдержал судья Маслов. — Поясните обвинению, что в своем заключении вы даете?

— Имеется в виду, что Павликова вышла не из помещения, она ушла от участия в мероприятии.

Затем допросили маму Павликовой Юлию Виноградову. Она рассказала, что ее дочь росла тихим и спокойным ребенком, «домашняя девочка», все свое время проводила с книгами и что-то рисовала, окончила музыкальную школу по классу фортепиано, посещала воскресную школу.

«У Ани с рождения были серьезные проблемы с сердцем, училась хорошо, пропускала занятия из-за болезни. Потом 10-й и 11-й классы окончила за один год, поступала в МГУ на биотехнологию, но неуспешно сдала экзамены», — продолжила Виноградова.

Она была знакома с подругой Ани Марией Дубовик, они с дочерью начали общаться в конце 2017 года, но о существовании «Нового величия» и о том, что девушки посещали какие-то собрания, она не знала.

«В тот период времени моя дочь выезжала на так называемые тренировки.

Но это смешно называть тренировками. Аня говорила, что они ездили в лес жарить мясо. Я сама собирала дочь на эти прогулки», — сказала Виноградова.

Она знала о существовании некого Руслана Д., ее дочь рассказывала о нем, что он взрослый человек, женат, имеет двух детей. Он постоянно навязывался в друзья. «Когда мою дочь арестовали, она была несовершеннолетней. Я пошла в салон связи, чтобы мне перевыпустили ее сим-карту, телефон был оформлен на меня. Скачала разные мессенджеры. Я должна была что-то выяснить. Меня заинтересовала переписка с Русланом Д, я увидела, что он оказывал давление на мою дочь», — отметила свидетельница.

— Мы просили привлечь этого страшного человека к ответственности за то, что он сделал, — волновалась Виноградова.

— Нам не нужны ваши умозаключения! — перебил судья.

Под самый занавес заседания прокурор попросил проводить слушания три раза в неделю вместо двух дней:

— Мне жалко смотреть на подсудимых, которые длительное время находятся под стражей. Может, мы начнем чаще встречаться?

— Может, тогда изменим им меру пресечения, раз вам жалко на них смотреть, — сказал кто-то из защитников. Прокурор сделал вид, что не услышал реплику адвокатов. А судья проигнорировал просьбу обвинения.

«Ничего личного»

Вместе со свидетелями защиты в ходе процесса допрашивают и самих обвиняемых. На этот счет защита выбрала единую тактику: их подзащитные дают показания в форме «свободного рассказа» и потом берут 51-ю статью Конституции РФ (не свидетельствовать против себя и близких) и отказываются отвечать на вопросы остальных участников процесса. Первым среди подсудимых выступил Вячеслав Крюков. Он был немногословен, категорически отрицал все пункты обвинения. По его словам, он никогда не был создателем и участником экстремистской организации.

Вячеслав Крюков. Фото: Максим Григорьев / ТАСС

«Никаких общих отношений [с подсудимыми], ничего общего не было. Никаких общих идей и целей не было. Я вообще поражен, что из этого всего создали такое дело».

Крюков заявил, что формально организации вообще не существовало, поскольку «Новое величие» не было зарегистрировано. На вопрос адвоката, участвовал ли тот в чате, где обсуждались массовые беспорядки и свержение действующей власти, подсудимый ответил отрицательно.

Помимо прочего, Крюков отметил, что ни с кем не планировал и не обсуждал массовые беспорядки и вооруженные нападения. После допроса защиты подсудимый заявил, что отказывается отвечать на вопросы.

Следующим в суде выступил Дмитрий Полетаев. Он рассказал, что в ноябре 2017 года установил месседжер Telegram, в одной из групп познакомился с некой Алиной. Она поделилась с ним, что 11 ноября была на акции сторонников Мальцева и постоянно обсуждала с ним политику. Но Полетаев старался переводить разговоры на личные темы, предлагал встретиться лично, но она продолжала говорить о политике и «критиковала действующую власть». Потом она пригласила его на встречу с Костыленковым. Вместе с ним на встрече в Макдоналдсе Полетаев познакомился с другими подсудимыми, они предложили вступить в их общий чат. Позднее Алина предложила ему поехать с участниками чата на тренировку по бросанию коктейля Молотва.

По словам Полетаева, он не разделял эту идею. И тогда Алина стала давить на него: «Ты что, не мужик?»

Он согласился, поскольку девушка ему нравилась. Периодически он посещал встречи «Нового величия», но, как утверждает Полетаев, он ничего не обсуждал на этих собраниях, сидел на задней парте и играл в телефон.

Дмитрий Полетаев. Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

В декабре Руслан Д. нашел помещение для собраний и требовал, чтобы участники платили за аренду. Полетаев не хотел скидываться и еще тогда планировал прекратить контакты с участниками движения. «С января мне уже не хотелось приходить на эти встречи, но Руслан Д. заставлял платить вне зависимости того, ходишь ты или нет», — добавил подсудимый.

После его ареста Алина отправила ему два письма, в которых извинялась за то, что привела его в организацию. Призналась, что «ничего личного не хотела иметь с ним». В суде Алину не допрашивали, свидетелем по делу она не является.

10 декабря суд допросил Петра Карамзина. Он тоже отрицает предъявленное обвинение, не согласен, что имел какое-либо отношение к экстремистской организации и тем более не являлся начальником юридического отдела «Нового величия», как считает гособвинение.

Петр Карамзин. Фото: Гавриил Григоров / ТАСС

С середины 2017 года он стал участником чата в Telegram для того, чтобы завести новые знакомства. Темы обсуждения были разные. Например, он рассказывал о своей поездке в Германию. На одной из встреч на Алексеевской подсудимый впервые встретил Руслана Д. Обменивались новостями, говорили о политике, нашли «крайне необычную для современных людей тему», это тема строительства. На следующий день в чат добавили Руслана Д. Тогда он стал активно заниматься руководством и поиском помещения для собраний. Он часто заводил дискуссии о политике, призывал заниматься агитацией и распространением листовок, предлагал искать финансирование и начать проводить тренировки с оружием.

Помимо прочего, Руслан Д. настаивал, что нужно создать организацию, что на этом можно будет заработать и стать известными, что многие проблемы решаются именно через политику.

«Он был хорошим оратором, он мог всех убедить в своей правоте», — уточнил Карамзин, предположив, что Руслан Д. считал политику панацеей от всего.

«Он со мной говорил, что в России скоро придется действовать жестко. Никто из нас в чате не предлагал насилие. Я несколько раз отказывался от предложений Руслана участвовать в тренировке. Когда он снова предложил, мне пришлось схитрить и не поехать». После вопросов защиты, Карамзин аналогично воспользовался 51-й статьей и закончил допрос.

«Все было противно»

17 декабря со своими показаниями выступили Павликова и Костыленков. «Я не признаю свою вину и не понимаю, почему это обвинение мне предъявлено. Хочу рассказать, как было на самом деле», — начала Анна. В конце 2017 года она ежедневно работала санитаркой в ветклинике. Все деньги тратила на оплату репетиторов и покупку книг для поступления в институт.

Осенью Павликова начала общаться с Дубовик, потом подружилась с Костыленковым. Они общались на разные темы, политику не затрагивали. Через Telegram она начала общаться с другими единомышленниками, потом решили провести встречу в Макдоналдсе на Смоленской.

На следующей встрече на Братиславской первый раз увидела Руслана Д. Павликова вспоминает, что на собраниях он постоянно сидел за первой партой и делал записи. На том собрании все разбились на группы по 2–3 человека и обсуждали свои дела. Руслан Д. раздал всем какие-то листы бумаги, но о политике почти не говорили. По словам Павликовой, в чат, в котором общались участники «Нового величия», она редко заглядывала. Так, Руслан Д. скинул в Telegram какие-то файлы, предложил обсудить, но, как призналась подсудимая, она даже не читала эти документы.

«Никакого участия в создании устава и политической программы я лично не принимала. Название ни для какой организации не выбирала», — уточнила Павликова.

Позднее она приняла решение больше не ходить на общие встречи и вышла из чата. Но продолжала общаться с Дубовик и Костыленковым. С Русланом Д. она переписывалась только в личных сообщениях. «Сначала хорошими словами он уговаривал меня вернуться к ним, потом при личной встрече Руслан Д. сказал, что другие могут перестать со мной общаться, а потом решат, что я крыса. Не особо его поняла, но испугалась.

Руслан также говорил, что должна соблазнять новых членов, чтобы они приносили еще больше денег. Я тогда вообще обалдела», — продолжила Павликова.

По поводу поездок в лес обвиняемая объяснила, что это были безобидные выезды на природу. «Один раз ездила с ребятами, брала с собой еду. Мама нам замариновала мясо для шашлыков», — сказала Павликова и тоже взяла 51-ю статью.

Следом выступил Костыленков, который рассказал, что в сентябре 2017 года установил Telegram, подписался на разные политические паблики. Позже случайно попал в группу «Клуб любителей цветов», в котором участники предложили встретиться на Смоленской. Очередную встречу 24 ноября на Алексеевской Костыленков назвал знаковой, потому что там впервые столкнулся с Русланом Д. Ему он показался ничем не примечательным. Руслан им представился, что работает в группе компаний ПИК менеджером, зарабатывает 150 тысяч рублей.

Руслан Костыленков. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Костыленков заметил, что ранее в суде оперативники сообщили, что за участниками «Нового величия» началась слежка в декабре, но в материалах отсутствуют записи за тот месяц. Обвиняемый считает, что показ этих видеозаписей может дискредитировать Руслана Д. Во-первых, он приходил на встречи с рюкзаком и доставал оттуда написанный им устав движения. Во-вторых, говорил участникам нелицеприятные фразы:

«Зачем общаться с общественными объединениями? Соберем их лидеров в одном месте, найдем трех бомжей, дадим им водку, и они их ножиками чик-чик», — процитировал Руслана Д. подсудимый.

«Скрывать не буду, не вижу ничего плохого, некоторые ходили на санкционированные митинги. Я никого не заставлял. Выезды в лес не имели никакую политическую подоплеку, а скорее — развлекательную. Не вижу никакого экстремизма», — продолжил Костыленков.

Он подробно рассказал о своем задержании в марте 2018 года. В тот день к нему домой ворвались автоматчики, повалили на пол и начали бить. Руки сковали наручниками и посадили на стул. Продолжали бить по лицу и затылку. Потом оперативник взял пакетик с белым порошком и засунул ему в трусы.

«Я спрашиваю: «Что это такое?» Тот отвечает: «Узнаешь». Потом опять начинают колотить, колотят, колотят, колотят», — чуть ускорил речь Костыленков.

Потом «надели на голову пакет, душили, ставили на растяжку и били по почкам. Подробности говорить не буду, некоторых может стошнить. Все было противно, — признался подсудимый. — Затем подходит оперативник и говорит, что будем записывать видео. Дал листок с текстом. Видео есть в интернете, где я признаюсь в преступлениях. Снимали раз 20. Да, совсем забыл, что перед тем, как засунуть мне наркотики, они принесли листовки и положили на столе».

После всех издевательств в квартиру внезапно забежали понятые, подписали документы и сразу ушли. Как сказал Костыленков, на обыске они находились 10 секунд. После этого Костыленкова повезли на допрос.

«Организатором движения я себя не считаю. Если было бы иначе, то тогда должен был отдавать команды, но ничего этого не было. Это все выдумки», — пояснил Костыленков. И, также сославшись на 51-ю статью, отказался отвечать на вопросы прокурора.

Следующее заседание по делу состоится 19 декабря.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera