Комментарии

«Им стыдно признаться, что никого не ищут»

Что происходит с делом заказчика и организатора убийства Бориса Немцова

Заур Дадаев и Анзор Губашев. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 22 от 27 февраля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

6
 

Сегодня, 27 февраля, исполнилось ровно 4 года с момента убийства на Большом Москворецком мосту в Москве Бориса Немцова. В июне исполнится два года с того момента, как присяжные в Московском окружном военном суде вынесли вердикт, признав виновными непосредственных исполнителей убийства. Заказчика и организатора на скамье подсудимых не было. Их дело Следственный комитет выделил в отдельное производство, но спустя четыре года фамилии ни заказчика, ни организатора по-прежнему так и не названы. СК же продолжает уверять: есть «определенные подвижки», но о них мы не скажем, чтобы не раскрывать «все тонкости нашей работы».

К слову, «о тонкостях работы» российских силовиков по делу об убийстве Бориса Немцова можно снять кино. За все время расследования они оказались неспособны на элементарные следственные действия в отношении высокопоставленных чеченских военных, на которых указывали потерпевшие.

Хотя начиналось все хорошо. Круг лиц, предположительно причастных к убийству, был установлен в течение нескольких дней, чего в практике раскрытия подобных преступлений еще не было. Стремительно — в первых числах марта 2015 года — прошли и аресты. Подозреваемые даже дали признательные показания на видеокамеру.

Но дальше начались странности, присущие всем политическим висякам.

  • При задержании в Грозном погиб либо был убит соучастник преступления Беслан Шаванов.
  • Выяснилось, что Федеральная служба охраны, оказывается, «не ведет» видеонаблюдение за прилегающей к Кремлю территорией — Большим Москворецким мостом, так как «мост не является охраняемым объектом». Видеозапись потерпевшим ФСО в итоге выдать отказалась, сославшись на то, что ею якобы не располагает. А кто располагает — ​непонятно.
  • Росгвардия очень долго не отвечала на вопросы о статусе своих бойцов — киллера Заура Дадаева, военнослужащего батальона «Север», и предполагаемого организатора Руслана Геремеева, майора чеченского батальона «Север», прямого начальника Дадаева, родственника сенатора от Чечни Сулеймана Геремеева.
  • Не стала Росгвардия прояснять как причины частых командировок Дадаева и Геремеева в Москву до убийства Немцова, так и причины срочного (сразу после убийства) вылета Геремеева и Дадаева из Москвы в Грозный.
  • Предписание доставить на допрос Руслана Геремеева, адресованное следствием УФСБ по Чечне, осталось невыполненным. А приехавшему к дому Геремеева следователю СК якобы просто «никто не открыл дверь в домовладение», и он вынужден был уехать ни с чем. Так сам следователь объяснял свои действия суду.

Следствие дважды пыталось предъявить Руслану Геремееву обвинения заочно, чтобы выйти в суд с ходатайством о его заочном аресте и объявить в розыск. Но дважды руководство СК не поддержало эту инициативу. В итоге Геремеев, на квартирах которого в Москве жили исполнители убийства Немцова, — в этом деле даже не свидетель. В свою очередь,

глава Чечни Рамзан Кадыров, комментируя ход расследования, высказывался о невиновности Заура Дадаева и намекал на то, что Руслан Геремеев правильно делает, что не является на допрос.

В батальоне «Север» Руслан Геремеев на момент убийства Немцова был заместителем командира батальона Алибека Делимханова (родного брата депутата Госдумы Адама Делимханова, известного своей близостью к Рамзану Кадырову. Делимхановы и Геремеев к тому же являются родственниками).

Командир полка 141СМП Алибек Делимханов вручает главе Чеченской республики Рамзану Кадырову награду — Звезду Кадырова на торжественном мероприятии. 2012 год. Фото: РИА Новости

В мае 2015 года, через три месяца после убийства Немцова, Алибека Делимханова повысили, назначив заместителем командира 46-й отдельной бригады оперативного назначения внутренних войск им. Ахмата Кадырова. Сейчас он — Герой России, полковник Росгвардии и слушатель курсов Академии Генштаба. В суде

Алибек Делимханов (единственный из чеченских силовиков, кто явился на допрос) не смог вспомнить вообще ничего из того, что происходило в его полку в 2014–2015 годах.

Что касается суда над исполнителями, то он занял около восьми месяцев. Адвокаты дочери политика — Жанны Немцовой — были единственными, кто пытался в суде установить всю цепочку — от рядовых исполнителей до организаторов и заказчиков преступления. Прокуроры доказывали лишь вину подсудимых, не интересуясь у них отношениями с чеченскими силовиками.

Судья Юрий Житников, в свою очередь, не интересовался ни реальными мотивами преступления, ни его заказчиком. Суд удовлетворился версией следствия: убийство политика федерального значения организовал обычный молодой водитель из Чечни Руслан Мухутдинов (которого так и не нашли, где-то взявший 15 миллионов рублей и сколотивший преступную группу из своих более старших по возрасту и воинскому званию товарищей). Ну, просто не нравился ему Немцов…

Исполнитель убийства Немцова Заур Дадаев осужден на 20 лет строгого режима. Остальные — те, кто, по версии следствия, следил за политиком, — братья Анзор и Шадид Губашевы, Тамерлан Эскерханов и Хамзат Бахаев, получили от 11 до 19 лет колонии строгого режима.

Что происходит с делом? Ровным счетом ничего. Выделенное в отдельное производство, оно продолжает пылиться на полках в СК, как пылятся аналогичные дела и по убийству Анны Политковской, и по убийству Пола Хлебникова. Известно лишь, что следственную группу по-прежнему возглавляет Николай Тутевич. Но, как сказала «Новой» адвокат Ольга Михайлова, представляющая интересы Жанны Немцовой, правоохранители не делают ничего, чтобы найти заказчика и организатора убийства.

«Следствие нас ни о чем не информирует. Даже с постановлениями о продлении сроков следствия нас не знакомят. Только уведомляют о том, что продляется срок. А продлевают его регулярно и, видимо, будут продлевать до бесконечности, — говорит Михайлова. — А ведь именно в постановлении о продлении можно было бы увидеть, что следствие делает и делает ли что-то вообще. Но поскольку такой документ от нас скрывают, можно предположить, что не делается ничего, и им стыдно в этом признаться. Никаких экспертиз, никаких следственных действий, которые бы предполагали участие потерпевших, — ничего этого не проводилось. Хотя даже после суда над исполнителями стала очевидна очень активная роль в подготовке убийства Бориса Ефимовича того же Геремеева. По результатам суда следствие по идее должно было все-таки сделать ряд шагов. Но ни один из них не сделан. Даже заочное обвинение Геремееву не предъявлено. А на наши ходатайства идут сплошные отказы».

У потерпевших осталась лишь надежда на международный контроль. Недавно в Вене завершилась сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Главным итогом стал запуск надзорной процедуры по делу о расследовании убийства Немцова. По решению председателя ассамблеи Георгия Церетели докладчиком по делу назначена вице-председатель ПА ОБСЕ Маргарета Седерфельт (Швеция). Предварительный доклад должен быть представлен на летней сессии ассамблеи в Люксембурге в июле этого года; итоговый — в 2020 году.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera