Сюжеты · Политика

53 наблюдателя от штаба Навального едут на выборы в Чечню

Без специальной подготовки, без какой-либо поддержки и без Навального, который остается в Москве

12:09, 16 марта 2018Елена Милашина, обозреватель

26451

12:09, 16 марта 2018Елена Милашина, обозреватель

26451

53 наблюдателя от штаба Навального едут на выборы в Чечню – без специальной подготовки, без осознания рисков, без какой-либо поддержки. Алексей Навальный будет следить за ситуацией из Москвы.

Фото: Саид Царнаев/РИА Новости

14 марта на сайте Алексея Навального появилось сообщение: «Чечня. Та самая, где «явка составила 99%». Мы получили оттуда огромное количество обращений. Люди пишут, что выборы фальсифицируются тотально, но опасаются открыто работать наблюдателями. «Нам тут жить» и всё такое. Их можно понять. Есть пара десятков смельчаков из местных, кто пойдёт наблюдателями, но мы бы хотели отправить туда небольшую делегацию. Есть 53 добровольца, желающих понаблюдать за выборами в Чечне. Их поездку мы отдельно обсудим завтра с Памфиловой и предложим ей взять на себя гарантии безопасности этих людей. Проблема в деньгах».

Далее Алексей Навальный предложил своим сторонникам собрать 1 миллион рублей на проезд, проживание и питание для наблюдателей.

«Новая газета» выяснила, что у заявленной акции Навального проблема не столько в деньгах, сколько в безопасности.

Наблюдателей мотивировали «исторической миссией», послали на опасное дело и при этом даже не попытались обеспечить никакой защитой.

Для большинства задействованных в выборах акторов данная инициатива оказалась полной неожиданностью. Так, член Совета по правам человека при президенте России Лилия Шибанова, возглавляющая ассоциацию «Голос», которая проводила тренинги наблюдателей в том числе для штаба Навального, написала корреспонденту «Новой газеты»: «Я впервые от вас услышала, что Навальный посылает в Чечню наблюдателей. Рада, что это просто ваш фейк, так как это очень опасная затея, и я бы ее активистам Навального не советовала».  Когда Лилия Васильевна поняла, что это не фейк, она отреагировала следующим образом: «Надо помогать как-то. Сейчас напишу в СПЧ <Михаилу Федотову, советнику администрации президента России, главе СПЧ>…»

Ни СПЧ, ни аппарат Уполномоченного по правам человека в России, ни сотрудники ведущих правозащитных организаций, работающих в Чечне, ничего не знали об этой акции Навального. Более того, о ней ничего не было известно ни штабу партии «Яблоко», ни штабу КПРФ. При этом, по утверждению пресс-секретаря штаба Навального Руслана Шавердинова, именно у доверенных лиц Явлинского и Грудинина были получены направления для 53 наблюдателей, которых Навальный посылает контролировать выборы в Чечне. В случае с «Яблоком» были даже получены направления, дающие полномочия быть членом УИК с правом решающего голоса.  

Пресс-секретарь штаба Павла Грудинина Александр Ющенко заявил «Новой газете», что «впервые слышит и об инициативе Навального, и о том, что наблюдатели с направлениями от КПРФ едут на выборы в Чечню».

В штабе Явлинского «Новой газете» также подтвердили, что об инициативе Навального отправить наблюдателей в Чечню впервые слышат.  Сейчас там пытаются выяснить, знал ли кто-то из 450 доверенных лиц Явлинского о том, что направления будут использованы сторонниками Навального для отправки людей в Чечню. Представитель штаба Николай Рыбаков выразил крайнюю обеспокоенность этой ситуацией: «Яблоко» полностью осознает опасность, которая может грозить наблюдателям в Чечне, и придерживается принципа : жизнь и здоровье людей важнее всего.  «Яблоко» прекрасно знает, как обстоит в Чечне ситуация в правами человека. Именно поэтому мы никогда не отправили бы своих наблюдателей в Чечню».

«Яблоко» намерено сделать сегодня срочное заявление, в котором будет просить наблюдателей, едущих в Чечню,  немедленно связаться со штабом, чтобы иметь возможность обеспечить им хоть какую-то безопасность.

«Новая газета» попросила сотрудников Навального пояснить, как именно их штаб обеспечил безопасность 53 человек, которых отравляет в Чечню. 

— Мы в Чечне не смогли найти местных жителей в качестве наблюдателей, в отличие от соседнего Дагестана, где их у нас сотни, — сказал «Новой газете» пресс-секретарь штаба Навального Руслан Шаведдинов. — Ну, в Чечне это небезопасно — быть наблюдателем, поэтому мы везем туда десант из Санкт-Петербурга и Москвы.

— То есть местных жителей в качестве наблюдателей вы не смогли привлечь?

— В Чечне у нас единицы, и это единственный регион в стране, где наблюдение за выборами будет проходить только в одном городе — в столице Чечни Грозном.

— Каков средний возраст наблюдателей, которые едут в Чечню?

— Около 30 лет, это взрослые люди и большей частью опытные наблюдатели.

— Знают ли они о повышенной опасности, которая может грозить им в Чечне?

— Они знают о повышенной опасности точно так же, как они знают об ответственности, которая перед ними лежит — стать первыми в истории современной России независимыми наблюдателями на выборах в Чечне. Мы по этому поводу встречаемся сегодня с Памфиловой, мы требуем гарантировать нашим наблюдателям полную безопасность в Чечне.

— Откуда эти люди знают о своих рисках в Чечне? Как штаб Навального готовил этих людей? Проводились ли особые тренинги для этих наблюдателей? Рассказывали ли им про специфику данного региона и о том, какой алгоритм действий должен быть в случае, например, нападения, похищения, задержания, других незаконных действий со стороны как гражданских лиц, так и сотрудников чеченских силовых структур?

— Мы понимаем всю специфичность, поэтому мы выделили отдельно данный регион и собираем на него средства. Мы также привлекаем только опытных наблюдателей. И именно поэтому одно из наших условий сегодня на встрече с Эллой Памфиловой, чтобы она дала слово, что ничего с нашими наблюдателями там не случится. Но никаких специальных тренингов по особенностям наблюдения в Чеченской республики наши наблюдатели не проходили. Они участвовали в общих тренингах, так как мы считаем Чечню таким же субъектом Российской Федерации, как и остальные.

—  Но вы продумали со своей стороны какую-то систему безопасности на случай ЧП?

— Публичность! Наши наблюдатели постоянно с нами на связи. И как и все наблюдатели, они будут сообщать обо всем происходящем на участке в режиме реального времени в наш штаб. Держать связь по телефону.

— А если их задержат и первым делом отберут телефон, как это обычно происходит в Чечне, каков алгоритм ваших действий в таком случае?

— Если что-то случится, то наши юристы узнают, и мы обязательно начнем бить тревогу и срочно об этом везде трубить, потому что единственная в этом регионе защита — это публичность.

— Руслан, допустим, несколько наблюдателей вдруг пропадают со связи в Чечне. Предусмотрен ли какой-то алгоритм действий на этот случай, кроме публичности? Например, договаривались  ли вы о координации с Советом по правам человека или Уполномоченным по правам человека, чтобы они оперативно вмешались бы в  ситуацию, связались бы с руководством Чечни и хотя бы установили место пребывания задержанных? Есть ли у вас адвокаты, которые будут находится в Чечне или готовы вылететь в Чечню, чтобы предоставить правовую помощь задержанным?

— Елена, я вам хочу сказать, что если такое случится, то останутся другие наблюдатели, которые поймут… Точнее, мы поймем, что нет связи с людьми, и начнем бить тревогу. Направим на участки мобильную группу, которая также будет находиться в Грозном, и если она не обнаружит наших наблюдателей на участках, то, естественно, мы будем выяснять их местонахождение и с помощью юристов в срочном порядке с этим разбираться.

— А у этих юристов есть необходимый статус, чтобы пройти в отдел полиции или в ИВС? И если все-таки понадобится помощь адвокатов, есть ли у вас договоренности с российским адвокатами, готовыми представлять интересы ваших наблюдателей в чеченских судах?

— Мы исходим из того, что Чечня — такой же регион России, как и все другие, и наши юристы не будут ограничены в своих правах и смогут добраться до задержанных наблюдателей.

— Руслан, мне кажется, вы сами себе противоречите. С одной стороны вы говорите, что Чечня — специфический регион, который вы сами по вашим словам «выделили» и по поводу которого вы требуете отдельных гарантий безопасности от Памфиловой. С другой стороны, вы говорите, что Чечня — такой же регион, как и все остальные субъекты Российской Федерации и надеетесь, что в Чечне на этом основании не будут ограничивать в правах ни ваших наблюдателей, ни ваших юристов. Вы можете определенно сказать, продумал ли штаб Навального систему безопасности для людей, которых вы посылаете на выборы в Чечню? Ведь ответственность за жизнь и здоровье этих людей будет лежать в том числе и на Навальном, а не только на Памфиловой, Кадырове или Путине?

— Мы создали систему безопасности, которую целиком я вам раскрывать как раз не хочу, потому что система безопасности, которая разработана, она для наших наблюдателей, а не для широкого круга людей.

— Мне не нужны подробности вашей системы безопасности. Я просто хочу понять, есть ли у вас координация с теми, кто реально может помочь вашим наблюдателям в Чечне — это в первую очередь Уполномоченный по правам человека в России и Совет по правам человека при президенте России. Я также хочу понять, есть ли у вас договоренности с адвокатами, которые будут готовы вылететь в Чечню и там работать. Я хочу понять, на связи ли вы с российскими правозащитными организациями, которые работают в Чечне и которые также могут подключиться в случае ЧП. Я всего лишь хочу убедиться, что прежде, чем посылать людей на «историческую миссию», вы просчитали возможные последствия и сделали все, чтобы обеспечить безопасность людям.

— Люди, которые едут в Чечню, они опытные наблюдатели и хорошо понимают специфику региона. Это их выбор. Они едут добровольно. Это не школьники, это взрослые люди.

— Почему сам Навальный не едет в Чечню? Его присутствие привлекло бы внимание СМИ и тем самым способствовало бы большей безопасности ваших наблюдателей.

— Алексей не поедет в Чечню, так как будет вместе с федеральным штабом организовывать ситуационный центр в Москве, куда будет стекаться информация от всех 70 000 наблюдателей по всей России.

— А вы не опасаетесь, что Навального опять обвинят в провокации и использовании людей, если наблюдатели в Чечне пострадают?

— Нет, Навальный таких обвинений не опасается, так как люди едут в Чечню добровольно.

— В их доброй воле у меня нет никаких сомнений. У меня есть сомнения в том, что они адекватно представляют, с чем могут столкнуться в Чечне. Вы, как организация, которая их отправляет, должны это понимать и обязаны сделать все, что в ваших силах, чтобы обеспечить безопасность этих людей. Ведь только вы посылаете людей в Чечню. Но у вас, в отличие от других кандидатов, нет штабов не только в Чечне, но даже в Дагестане и Ингушетии. Значит вы понимаете, какое противодействие в этих регионах может быть оказано людям, ассоциирующимся с Навальным?

— Вы правы, у нас не получилось открыть штабы в этих регионах. Но я еще раз хочу вам сказать, что люди понимают, что они делают очень важную миссию — они едут наблюдать в регион, где никогда не было наблюдателей. Люди отдают себе отчет в том, что они делают, и все, что от нас зависит, мы в этом случае готовы предпринимать. Но меня очень удивляет, что вы уже 8 минут меня спрашиваете про какие-то плохие вещи, что с ними что-то плохое случится. Мы очень надеемся, что ничего плохо с ними не случится.

— Я работаю в Чечне много лет и поэтому хорошо понимаю риски. И я хочу понять, вы-то сами эти риски осознаете? Вы же признаете, что в Чечне не нашли местных наблюдателей, но это же не просто так? Не потому, что там люди ленивые или пофигисты? Вы это осознаете?

— Мы это осознаем и именно поэтому мы встречаемся сегодня с Эллой Памфиловой.

— Вы считаете, что этого достаточно? Элла Памфилова может, по вашему мнению,  гарантировать безопасность в Чечне?

— Она сказала на камеры, что всем наблюдателям, которые поедут в Чечню, она гарантирует безопасность.

Фото: Анна Майорова/URA.RU/ТАСС

Встреча представителей штаба Навального с Эллой Памфиловой транслировалась в прямом эфире самими «навальнистами». В ходе встречи однозначных гарантий безопасности наблюдателям в Чечне от Памфиловой не прозвучало. Она не высказалась против этой акции, наоборот, подчеркнула, что считает Чечню «безопасным регионом, на территории которого соблюдаются законы Российской Федерации». Однако, когда речь зашла о гарантиях физической безопасности конкретно 53 наблюдателям от Навального, Элла Александрова затребовала список людей или хотя бы список участков, где они будут вести наблюдение. И сказала, что если к кому-то из этих людей у сотрудников чеченских силовых органов возникнут обоснованные претензии, то она вряд ли сможет помочь.

Все, что она может на самом деле сделать, это проверить список и рекомендовать тем, к кому могут возникнуть такие претензии, воздержаться от поездки в Чечню.

На запрос «Новой газеты»  с уточняющими вопросами, пресс-служба ЦИКа, несмотря на многократные обещания, ответ так и не прислала.

— Мы сказали, что не готовы предоставить список участков, а списки людей, если люди согласны, мы скорее всего предоставим, — пояснил «Новой газете» участвовавший во встрече начальник юридического отдела Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального Иван Жданов.

— А когда вы это сделаете? Ведь людям уже завтра надо выезжать в регион, и у Памфиловой тоже должно быть время?

— Если мы это сделаем, то в течение сегодняшнего дня.

— Так вы это сделаете или уже делаете?

— Мы сегодня в 10 утра начали такую работу.

— Скажите, вы намерены проинформировать партию КПРФ и «Яблоко», от которых вы получили направления, что люди едут в Чечню?

— Что значит — информировать их, если они сами выдают эти направления?

— Ни в штабе КПРФ, ни в штабе «Яблока» не знают о том, что по выданным от них направлениям наблюдатели едут в Чечню. Система выдачи направлений без указания конкретного участка, которой вы воспользовались в данном случае, основана на принципе взаимного доверия и общей заинтересованности в большом количестве наблюдателей. Вы за три дня до выборов поставили всех перед фактом, что использовали эти направления для того, чтобы отправить людей в Чечню. Ни одна из партий не дала бы вам такого разрешения, если бы вы изначально поставили их в известность о своем намерении. Это огромная ответственность. Тем не менее, вам готовы помочь в обеспечении хотя бы минимальной безопасности этих людей. Но сделать это, не имея связи, не зная, кто конкретно едет, на каком участке будет работать, крайне сложно.

— Может, логично задать эти вопросы доверенным лицам кандидатов, которые выдавали направления?

— Но только у кандидата в президенты Явлинского 450 доверенных лиц. Опросить их всех — это же займет много времени, которого уже нет!

— Вот и обзванивайте их всех! (кричит и бросает трубкуЕ.М. )

Набираю снова.

— Иван, скажите, связывался ли Навальный с Уполномоченным по правам человека России и с Советом по правам человека при президенте России для того, чтобы обеспечить безопасность наблюдателям в Чечне на случай их задержания?

— Нет, не связывались. Это крайне неэффективные органы и механизмы для защиты наблюдателей.

— Но зато это эффективно в случае поиска и спасения задержанного в Чечне человека. Вы это знаете?

— Вы задаете вопросы, на которые вы сами знаете ответ.

— Скажите, обращался ли Навальный к правозащитным организациям, работающим в Чечне, чтобы выстроить взаимодействие по обеспечению безопасности наблюдателей?

— Обратитесь в нашу пресс-службу с вашими вопросами.

— Но ваша пресс-служба меня к вам послала…

Иван Жданов бросает трубку. 

«Новая газета» связалась с двумя наблюдателями, которые едут в Чечню от штаба Навального.  Один из них категорически отказался давать комментарий даже в анонимном порядке.  Второй дал согласие при условии, что его имя не будет фигурировать в публикации.

Максим (имя измененоЕ.М. ),  вы когда-нибудь бывали на Кавказе?

— Эээ, относительно… Да, бывал. По крайней мере с людьми с Кавказа я общался достаточно много.

— Так вы общались или бывали?

— Общался.

— А как и когда у вас возникла идея поехать в Чечню наблюдателем?

— Как раз в тот момент, когда Алексей Навальный проводил свою агитацию быть наблюдателем. Когда он говорил, что необходимо наблюдать и в этих регионах.

— Что вы знаете о Чечне?

— Что там происходят различные акты нарушения прав человека. Что там орудуют вооруженные группировки.

— Извините, вооруженные группировки какого рода?

— Разрешите, я не буду отвечать на этот вопрос.

— Скажите, вам что-нибудь известно о нападении на правозащитников и журналистов, работающих в Чечне?

— Непосредственно в Чечне — нет. Я знаю о журналистах, которые занимались Чечней и которым в дальнейшем, так сказать, не повезло.

— В каком смысле «не повезло»?

— Ну, результат их конечный был не очень хороший. Например, Политковская.

— Скажите, в штабе Навального вам объясняли, с какими угрозами в Чечне вы можете столкнуться? Был ли отработан какой-то алгоритм действий на такой случай?

— Скажем так. Мы готовы к тому, что у нас могут возникнуть неприятности в Чечне. Но о подробностях, как мы конкретно будем в этой ситуации действовать, я бы не хотел говорить.

— Я не спрашиваю о деталях. Я хочу понять, готовили ли вас в штабе Навального к такого рода ситуациям?

— Мы сами по себе достаточно подготовленные люди.

— То есть не готовили?

— Понимаете, все время муссируется тема, что сторонники Навального — это какие-то школьники. Так вот, могу вам сказать, что среди нас нет ни одного школьника.

— А сколько вам лет?

— 25.

— Максим, я все-таки не поняла, готовили или нет вас к поездке в Чечню? К тем рискам, с которыми вы там можете столкнуться?

— Да, все было.

— Руководитель штаба Навального Руслан Шавердинов сказал мне, что специфической подготовки не было. Наблюдателей в Чечне готовили по универсальной программе, как любых других наблюдателей.

— Понимаете, мы люди инициативные и сами себя подготовили к поездке в Чечне.

 Максим, допустим, вас задержали в Чечне, отобрали у вас средства связи и доставили в место незаконного лишения свободы, каких в Чечне десятки. Штаб Навального отработал механизм, как вас в таком случае искать? Вас вот к такой ситуации готовили?

— Мы готовы ко всему!

— Скажите, в случае, если вдруг понадобится адвокат для представления ваших интересов в чеченском суде, штаб Навального сможет предоставить вам адвоката? Почему спрашиваю, потому что очень мало адвокатов из других регионов России работают в Чечне, а чеченские адвокаты за такое дело не возьмутся.

— Юридический отдел штаба Навального сможет нам помочь. Вся юридическая помощь нам будет оказана.

— Вам было бы спокойней, если бы с вами поехал Алексей Навальный? Он все-таки обладает огромным медийным ресурсом, да и с этической точки зрения было бы правильнее поехать самому, вам не кажется?

— Для меня это не имеет значения. Мы не будем обвинять Навального, если с нами что-то случится.

В процессе подготовки статьи «Новой газете» стало известно о других наблюдателях, которые по своим каналам пытаются выяснить, к кому они в случае опасности могут обратиться за помощью. Так, подобное обращение поступило к журналисту другого СМИ.  Наш коллега принял решение проконсультироваться с нами. Мы рекомендовали наблюдателю срочно связаться с редакцией «Новой газеты» по электронной почте [email protected].

Мы готовы взять на себя мониторинг по ситуации с наблюдателями в Чечне и в случае ЧП оперативно подключить все имеющиеся и неоднократно опробованные в ситуациях с похищениями людей на Кавказе механизмы.

Также редакция «Новой газеты» обращается к главе Чеченской Республики Рамзану Кадырову с просьбой не поддаваться и не допустить провокаций в день выборов в своем регионе и обеспечить безопасность всем гражданам России, приехавшим в эти дни в Чечню.

P.S.

P.S. Внимание наблюдателям, которые едут от штаба Навального контролировать ход выборов в Чечню В случае возникновения чрезвычайной ситуации вы можете обратиться в любое время за помощью к журналистам «Новой газеты»: Елене Милашиной (8 968 760 20 12) Ольге Бобровой (8 903 161 11 47) Ирине Гордиенко (8 968 760 20 06). Все эти телефоны подключены к мессенджерам – Сигнал, Телеграм, Вотсап. А также – к председателю комитета «Гражданское Содействие» Светлане Ганнушкиной, имеющей огромный опыт по спасению людей в Чечне (8 985 368 82 56). Также вы можете обратиться за помощью к членам СПЧ Игорю Каляпину и Лилии Шибановой, осуществляющим мониторинг хода выборов в том числе в Чечне (их телефоны переданы нами в штаб Алексея Навального). При возникновении чрезвычайной ситуации постарайтесь сообщить хотя бы по одному из указанных средств связи свои ФИО, номер УИКа или ваше местонахождение, где у вас возникла проблема. Список контактов, по которым вы можете обратиться, будет пополняться. Читайте также53 наблюдателя от штаба Навального едут на выборы в Чечню. Без специальной подготовки, без какой-либо поддержки и без Навального, который остается в Москве «Новая газета» проинформировала о ситуации Уполномоченного по правам человека России Татьяну Москалькову. В курсе вашей поездки и глава Совета по правам человека при Президенте России Михаил Федотов. Москалькова и Федотов находятся на прямой связи с чеченскими властями и могут оперативно вмешаться в ситуацию. В связи с недавними событиями в Чечне, связанными с уголовным преследованием по сфабрикованному обвинению в хранении наркотиков главы чеченского представительства правозащитного центра «Мемориал» Оюба Титиева, а также последними нападениями на офисы «Мемориала» в Ингушетии и Дагестане, в Чечне больше не осталось правозащитных центров, куда вы можете обратиться за помощью. Также в Чечне будут находиться адвокаты для оказания юридической помощи.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#наблюдатели #безопасность #выборы2018 #чечня #навальный

важно

6 часов назад

На акциях протеста в Беларуси задержали более 100 человек

Slide 1 of 7

выпуск

№ 32 от 26 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Расследования

Крым их Как поделили полуостров друзья Владимира Путина и местные чиновники. И чем этот «дележ» обернулся для обычных жителей

496429

2.
Комментарий

Прасковеевские небеса Тайны геленджикского двор[ц]а: кому он принадлежит на самом деле, зачем его строили и как рухнули мечты. Исследование Владимира Пастухова

258469

3.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

185326

4.
Колонка

Масочный режим для фуфловира Главу «Биотек» Шпигеля арестовали потому, что госструктуры не простили частникам конкуренции в ковид-пандемию. А губернатор пошел довеском

183263

5.
Сюжеты

«Умирать я буду одинокой» Пройти девяностые и штурмовать Грозный, биться на ринге и прыгать с парашютом. Ничто не сделает мужчину — мужчиной, если внутри него живет женщина

166456

6.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

112190

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera