ИнтервьюЭкономика

Газификации России не будет — на этом не заработаешь

Михаил Крутихин* — о том, к чему пришло «национальное достояние» спустя три года после начала попыток «заморозить Европу»

Газификации России не будет — на этом не заработаешь

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

18+. НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН, РАСПРОСТРАНЕН И (ИЛИ) НАПРАВЛЕН ИНОСТРАННЫМИ АГЕНТАМИ КРУТИХИНЫМ МИХАИЛОМ ИВАНОВИЧЕМ И БОРУХОВИЧ (ТУМАКОВОЙ) ИРИНОЙ ГРИГОРЬЕВНОЙ ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННЫХ АГЕНТОВ КРУТИХИНА МИХАИЛА ИВАНОВИЧА И БОРУХОВИЧ (ТУМАКОВОЙ) ИРИНЫ ГРИГОРЬЕВНЫ.

«Новая» поговорила с нефтегазовым аналитиком о том, что дальше будет с газовыми коридорами в Европу, исправно пополнявшими российский бюджет три десятилетия, что станет с украинской казной без доходов от транзита газа, что в итоге произойдет с бывшим гигантом — «Газпромом».

Михаил Крутихин. Фото: Википедия

Михаил Крутихин. Фото: Википедия

— Центр анализа европейской политики выпустил доклад, из которого следует, что «Газпром» предлагает газ оставшимся у него европейским потребителям с 10-процентной скидкой. Зачем он это делает? Разве «Газпром» не сам решил еще в 2021 году отказаться от европейских потребителей?

— Судя по тому, что «Газпром» делает сейчас, он пытается как-то выправить положение, в котором оказалась компания после превращения ее в политический инструмент. Общее настроение в компании — использовать для спасения все, что только возможно. Мы видим, что «Газпром» сегодня можно назвать фактически банкротом. Что такое банкротство? Ситуация, когда сумма долга компании больше, чем ее рыночная капитализация. Данные за предыдущий год показали, какие у «Газпрома» убытки.

— Больше 600 миллиардов рублей. Рекордные за 30-летнюю историю компании.

— Прибавьте к этому недополученную прибыль, которую она могла бы получить на европейском рынке. В итоге она потеряла больше триллиона рублей, не сумев продать тот газ, который могла бы добыть и продать. Добыча «Газпрома» упала в прошлом году до 156 миллиардов кубометров. В Европу он отправлял перед [спецоперацией] около 155 миллиардов кубометров газа, это и есть потерянный европейский рынок.

Мало того, «Газпром» может потерять даже остатки европейского рынка. Главная причина в том, что несколько западных компаний, которые до последнего времени были клиентами «Газпрома», а это компании в Германии, Болгарии и Польше, подали в арбитраж иски о возмещении ущерба в связи с тем, что «Газпром» нарушил контрактные обязательства, не поставил газ. Поскольку арбитражные суды вынесли решения в пользу этих компаний, они имеют право наложить арест на деньги, которые причитаются за газпромовский газ с еще сохранившихся клиентов. То есть какие-нибудь австрийские компании, которые покупают российский газ, или компании в Словакии, Чехии, Венгрии в конце концов могут оказаться в ситуации, когда их деньги не отправятся в «Газпром», а будут арестованы и переведены в пользу компаний, выигравших арбитраж. Значит, в результате «Газпром» прекратит подавать газ тем, кто за него не платит.

В таком отчаянном положении «Газпром» пытается сделать все, что только может, чтобы каким-то образом восстановить положение на европейском рынке или хотя бы остановить свое исчезновение оттуда. И политика предложения новых скидок укладывается в эту стратегическую линию.

Это не единственное, чем «Газпром» сейчас занимается. В частности, сейчас там обсуждают финансовое объединение с компанией «Газпром нефть», входящей в родительское ОАО «Газпром». «Газпром нефть» — компания прибыльная. Если ее прибыль приплюсовать к прибыли газовой компании, тогда может получиться не такая уж большая потеря в финансах.

Дальше идут еще какие-то усилия пропихнуть российский газ куда-то на юг, возможно, в Азербайджан, откуда он мог бы потом поставляться в Европу под видом азербайджанского. Идут переговоры с Ираном, чтобы через Иран каким-то образом двигать газ чуть ли не в Пакистан и в Индию. Это фантастические планы, потому что Иран и Туркменистан — сами экспортеры газа, им конкурент абсолютно не нужен, туда дорога для российского газа закрыта.

Появились сообщения со ссылкой на вице-премьера Александра Новака, что Владимир Путин и Си Цзиньпин дали указания как можно скорее подготовить решение по новому контракту поставок газа в Китай. Но китайцы еще раньше говорили, что намерены покупать не весь объем газа, который предлагает Россия, а лишь небольшую часть. И платить за этот газ они собираются смехотворную цену.

— Они хотят платить столько, сколько платят российские потребители на внутреннем рынке.

— Вот именно. Так что попытки согласовать ценовые условия — это фактически капитуляция «Газпрома» перед китайскими требованиями. Поэтому компания, судя по всему, выправить свое положение не сможет. И предложения скидок европейским потребителям положения тоже не исправят.

— А прибыльная «Газпром нефть» хочет объединяться с убыточным «Газпромом»? Она захочет делиться?

— Она бы не стала объединяться. Компания Александра Дюкова с удовольствием выделилась бы вообще из родительского концерна. «Газпром нефть» выгодная, она неплохо работает, это одна из передовых компаний в разработке новых технологий. Там работают хорошие специалисты, компания коммерчески рентабельна.

Если ее денежные потоки объединят с денежными потоками провалившегося в финансовом отношении «Газпрома», ничего хорошего это «Газпром нефти» не сулит. Ей придется стать частью убыточного гиганта, вместо того чтобы работать, как работали раньше.

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

— Как же так получилось, что на газ санкций не было, когда на нефть уже были, а убыточный из этих двух гигантов — «Газпром»?

— А так и получилось, что санкции на газ есть, только это не заграничные санкции. Это санкции, которые на торговлю газом с Европой ввел Владимир Путин, давший указание «заморозить Европу». Об этом кричали все пропагандистские рупоры в России с весны 2021 года. Дальше, по мере развития [спецоперации], они кричали все больше и больше: европейцы, дескать, еще приползут на коленях, они откажутся от санкций против России, они перестанут поддерживать Украину.

Но Европа взяла и не замерзла. Да, ей трудно было, это было дорого, пришлось прилагать большие усилия. Сейчас мы видим, как в Европе провели реформу: и цены на газ очень сильно упали, и цены на электроэнергию упали, например, в Германии. Европа все пережила. Расчет на то, что сокращение объемов газа поставит европейцев на колени, не оправдался.

Вот это и были «санкции» против собственной компании. Они привели к тому, что компания-банкрот становится паразитом на российском бюджете. Ей же еще надо газопроводы строить на Дальнем Востоке в сторону Китая и Монголии. Так что «Газпром» будет расходовать все больше и больше денег, а брать их придется из государственных фондов, из того же Фонда национального благосостояния.

— То есть газопроводы в Китай и Монголию они будут строить на мои деньги?

— Ну да, это деньги российских налогоплательщиков. Их «Газпром» получит на то, чтобы построить очередной газопровод, который никогда не окупится.

То же самое ведь и с «Силой Сибири-1». Все деньги, потраченные на освоение месторождений, на строительство амурского газоперерабатывающего завода, все эти капитальные вложения никогда не оправдаются. А речь идет о 77 миллиардах долларов, если не ошибаюсь. Часть денег, операционные издержки — стоимость добычи и транспортировки газа, с трудом удается компенсировать, эти расходы китайская цена оправдывает.

А огромные деньги, потраченные на гигантский проект, уже давно в карманах подрядчиков, они освоены, присвоены и никогда не вернутся с прибылью.

— При этом есть работающий газопровод, который не надо заново строить. Но он фактически перестает функционировать. Что будет с трубой через Украину?

— Есть старые газопроводы, идущие на Запад от Ямбурга, от Нового Уренгоя, это огромные системы, их начали строить еще в советское время. Их мощностей достаточно, чтобы обеспечить газом две Европы. Плюс к этому «Газпром» за большую-большую цену построил новый газотранспортный коридор, параллельную северную магистраль, от Ямала до Торжка, а оттуда к Балтике. Куда дальше девать этот газ — неизвестно. К Черному морю планировали построить большой «Южный поток», но построили «Турецкий поток» вдвое меньшей мощности.

Огромные деньги были вбуханы в строительство газотранспортного коридора от Ямала в дополнение к прекрасно работающему и совершенно не требующему замены старому коридору.

— Что дальше будет со всеми этими коридорами на Запад? Куда по ним пойдет газ?

— А куда ему идти? Европейцы на новые контракты с «Газпромом» вряд ли согласятся, потому что он показал, что недоговороспособен, его подпись под контрактами ничего не стоит, он в любой момент может прекратить поставки даже себе в убыток. А значит, это не коммерческая компания. Как вы с такой будете подписывать контракты?

— Теперь «Газпром» предлагает хорошие скидки. Почему европейцы не начинают вести себя так же, как китайцы? Почему не начнут требовать еще больше скидок, поставок газа по внутрироссийским ценам?

— К «Газпрому» больше просто нет доверия.

— Китайцы договариваются, ничего плохого с ними не случилось.

— Китайцы очень красиво договариваются. Во-первых, им этот газ не нужен. Если дадут по смешной цене, они могут сколько-то взять для северных районов страны, но сразу оговорят эту смешную цену.

— Европейцы не могут так же диктовать условия поставок или не хотят?

— Предположим, они какие-то цены продиктуют. А потом «Газпром» опять скажет, что больше ничего продавать не будет. Понимаете, доверия у европейцев к «Газпрому» больше нет. Зато есть теперь масса альтернатив.

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

— Появившихся благодаря политике «Газпрома» с весны 2021-го, правильно я понимаю?

— Да, европейцы поняли, что у них есть поставки газа надолго вперед. Они себя обеспечили и мощностями по импорту сжиженного газа с большим запасом. Теперь я даже не представляю, что надо сделать «Газпрому», чтобы снова пробиться на европейский рынок, какие надо предлагать скидки, чтобы кто-то газпромовцам еще поверил.

— Но в Европе ведь есть потребители, которые зависят именно от «Газпрома». У этих стран нет выхода к морю, они привязаны к российским трубам.

— Уже нет таких потребителей. Сейчас в Европе пять стран получают российский газ в серьезных коммерческих объемах. Сербия и Венгрия берут газ через Турцию и Болгарию, сама Болгария при этом российский газ не берет. Через украинскую территорию берут Австрия, Словакия и Чехия. У всех этих пяти стран есть возможность потратиться, но обеспечить себя газом из европейских источников, с любых газовых хабов.

Через границы построено множество интерконнекторов. Торговцы газом внутри Европы могут предложить вполне нормальные коммерческие условия. Да, это будет подороже, чем газпромовский газ.

Но «Газпром» пытается в коммерческих сделках фактически диктовать политическую волю, и эти страны давно изучили альтернативы и ведут переговоры на случай прекращения поставок из России.

— Но они, как я понимаю, не очень хотят вкладываться в новую инфраструктуру. Наверное, и австрийцы, и чехи, и словаки, и венгры с сербами хотели бы все-таки связи с «Газпромом» сохранить?

— Во-первых, у них контракты.

— Да. Плюс ко всему, они не могут прекратить получать газ, потому что действуют долгосрочные контракты «бери или плати».

— У некоторых австрийских компаний долгосрочные контракты на поставки от «Газпрома» до 29-го года.

— Я правильно понимаю, что до 2029 года им деваться некуда, иначе придется платить неустойки за неполученный газ?

— Почему же некуда? Пятилетнее соглашение Украины с «Газпромом» о транзите газа прекращает действовать 31 декабря этого года, и другого договора нет. Если Украина откажется продлевать контракт, тогда и эти пять стран спокойно могут не платить «Газпрому» неустойку. Потому что решение правительства транзитной страны — это форс-мажорные обстоятельства.

Читайте также

«Деньги очень нужны»

«Деньги очень нужны»

Почему «Газпром» теряет активы, правительство РФ запрещает экспорт бензина, а «серый» танкерный флот сокращается, объясняет аналитик Михаил Крутихин*

Потерять транзит газа — это для Украины не слишком большая потеря. Плата «Газпрома» за транзит — 0,46% от ВВП Украины. Потерять эти деньги Украина может себе позволить. Более того, это будет Украине выгодно. Потому что в этих странах мощные пророссийские лобби потеряют аргумент, который сейчас звучит так: поскольку господин Путин нам дает газ на довольно выгодных условиях, мы должны дружить с Россией и так далее. Как только поставок газа не станет, все это лобби останется без аргументов.

— Кажется, украинцы уже сказали, что не будут продлевать соглашение о транзите.

— Все верно. Но до сих пор в Киеве есть лобби, говорящее о том, что транзит нужно сохранить, только в новой форме. Получатели российского газа будут его покупать на российско-украинской границе, и контракты на прокачку через украинскую территорию они будут заключать уже не с «Газпромом», а с Украиной. Когда-то такая схема обсуждалась, но «Газпром» был категорически против того, чтобы плату за транзит Украина получала не от него, а от европейцев.

— Сейчас, учитывая положение «Газпрома», он согласится на такой вариант?

— У него выхода нет. Сейчас в «Газпроме», как я понимаю, такую схему серьезно продвигают как очень желательную. Я не исключаю такого сценария. В Киеве пока не решили, соглашаться с таким вариантом или полностью прекращать транзит.

— Как страны, которые пока еще сидят на российской трубе, готовятся к вариантам с получением газа с внутриевропейских хабов? Они уже начали в это вкладываться?

— Конечно, они ведут переговоры. Вкладываться им особо не нужно, потому что инфраструктура по транспортировке газа уже существует. Например, Австрия может получать газ через Чехию, через Германию или напрямую из Германии, которая получает его в виде СПГ, а потом может прокачивать другим потребителям.

Сейчас уже есть достаточно мощностей терминалов, трубы проложены. Другое дело, что это будет дороже, чем российский газ, тем более россияне предлагают его со скидками.

— Вот видите — дороже.

— Тем не менее даже Венгрия и Сербия ведут переговоры о том, чтобы получать какие-то объемы газа через трансальпийский газопровод, например, из Хорватии, из Италии. Я хочу напомнить, что в Европе принято решение: с 2027 года российские поставки газа должны быть сведены к нулю.

— Получается так, что приходит время, как ни крути, газификации собственной страны. «Газпром» к этому готов?

— Не будет никакой газификации.

— Надо же куда-то девать добытый газ.

— Его просто не добывают. Повторю: потеря в добыче за прошлый год — 156 миллиардов кубометров.

— Как же «Газпром» тогда будет существовать? Ему же придется сократить вообще все, что сокращается? Даже, наверное, зарплаты топ-менеджеров, не говоря уж о проектах, которых так ждали подрядчики?

— «Газпром» никуда не денется. Он будет еще деньги вкладывать в никому не нужные газопроводы в Китай. Он уже начал строительство одного газопровода — 800 километров от «Силы Сибири-1» до Хабаровска, там магистраль должна соединиться с давно уже построенной трубой Сахалин — Хабаровск — Владивосток. Предполагается, что по этой трубе газ пойдет в Китай. Есть контракт на 10 миллиардов кубометров в год.

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

— На фоне потерянных 155 миллиардов несерьезно.

— Теоретически труба там может прокачать больше 30 миллиардов кубометров в год. Теоретически. Сейчас прокачивают меньше двух, потому что Владивостоку столько газа не нужно, там углем все топятся. Но на Сахалине сейчас просто нет таких свободных объемов газа, чтобы еще и в Китай экспортировать, поэтому «Сила Сибири-1», видимо, соединится с этой трубой. А уже к «Силе Сибири-1» планируют подключить «Силу Сибири-2», чтобы с Ямальского полуострова гнать газ в Китай по двум имеющимся контрактам, а может быть, и по третьему.

— А зачем, если это, как вы говорите, не окупится?

— Это никогда не окупится. Но и с «Силой Сибири-1», когда ее начинали строить, было понятно, что это некоммерческий проект, он не окупится никогда. У меня есть полная экономическая выкладка по «Силе Сибири-1» с расчетами по годам на 30 лет вперед. Там представлено 26 вариантов, и в каждом в графе «период окупаемости» на каждый из 30 лет написано: «не окупается». Представитель Министерства энергетики выступал в Думе, и ему задали вопрос по поводу «Силы Сибири-1». Он так и сказал: «Ну это не коммерческий проект, вы же понимаете». Деньги на это шли из инвестпрограммы «Газпрома» плюс были заимствования на внутреннем в основном рынке.

Эти деньги могли бы пойти на повышение благосостояния российских граждан, на социальные нужды, на науку, образование, здравоохранение. Но пошли они в карман подрядчиков, строивших никому не нужные и не окупаемые трубопроводы.

— Но все это начиналось, когда деньги у «Газпрома» из ушей падали. А теперь-то какая тут логика?

— Логика здесь совершенно твердокаменная: ребята, есть возможность распилить бабло.

— Ключевые слова — «есть возможность». Есть ли эти возможности у «Газпрома» теперь, когда он стал убыточным? Или ему все-таки придется ужиматься, сокращаться?

— Я сильно в этом сомневаюсь. Новые проекты «Газпрома» обсуждались на так называемом экономическом форуме в Санкт-Петербурге, Алексей Миллер показал их Владимиру Путину. Речь шла, кажется, о строительстве еще одного небоскреба в Питере и о памятнике — то ли Петру Первому, то ли газпромовским трубам.

— А это зачем?

— Чем больше денег выделено на что-то совершенно ненужное, тем больше прилипает к рукам тех, кто этим занимается.

— Может ли «Газпром» перейти на какие-то принципиально новые технологии, чтобы вернуть постепенно прибыль? Например, развивать проекты СПГ?

— Мы уже видели, что «Газпром» не способен это делать. Все проекты СПГ, которыми он занимался самостоятельно, провалились. Он влез только в один крупный проект СПГ.

— И тот — чужой.

— И тот — чужой: Shell и японцы. Используя административный нажим, он влез в этот проект, но самостоятельно что-то делать в сфере СПГ не способен. В «Газпроме» умеют разведывать и добывать газ. Причем в основном это такие горизонты, где почти чистый метан, там нет каких-то дополнительных компонентов, которые пришлось бы как-то выделять, заниматься газохимией.

Специализация «Газпрома» — загонять в трубу чистый газ, который прет из-под земли. Как только газ идет не чистый, а с компонентами, требующими более серьезных усилий, «Газпром» отдает это другим компаниям.

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

— Как ощутят проблемы «Газпрома» российские потребители? Будет ли он компенсировать потери, сильно повысив цены на газ внутри страны?

— Это не компенсирует потери. Уже было принято решение повысить тарифы с 1 июля этого года, хотя раньше планировали начинать повышение в 2025-м. Но это припарки мертвому, это не спасет компанию.

— Даже если очень сильно повысить цены?

— По-моему, и это не поможет.

— Вот вы считаете, что в результате дорогостоящих проектов «Газпрома» что-то «прилипло к рукам» его менеджеров и подрядчиков. А почему такому же «прилипанию» не могут служить проекты по газификации собственной страны?

— Газификация внутри страны в принципе невыгодна: невыгодно тянуть газопровод к населенному пункту, где живут три старушки. Смета получается такая большая, что маржи будет недостаточно для «прилипания к рукам».

Уже много лет назад было просчитано, что газификация российских регионов нерентабельна.

Читайте также

Тепло, вода и бедные трубы

Тепло, вода и бедные трубы

С июля в России рекордно подорожает «коммуналка». Как реагируют жители регионов

Вот идет, скажем, газотранспортный коридор с Ямала по северным широтам, вокруг есть населенные пункты. В Республике Коми, например, хоть один населенный пункт газифицирован? Труба мимо идет. Труба «Силы Сибири» не идет к населенным пунктам, которые вдоль нее расположены.

— Может ли государство из соображений спасения «Газпрома» вложить деньги в газификацию регионов? Ну а «Газпром» уже потом…

— Нет никакого государства. Есть группа людей, которые распоряжаются денежными потоками. И им совершенно не выгодны какие-то мелкие проекты по проведению газа в деревни. Им выгодны многомиллиардные, никогда не окупающиеся проекты и освоение бюджетов в процессе строительства. Вот в Иране, в Исламской Республике, бесплатно для населения идет газификация населенных пунктов, даже удаленных деревень. Я помню, как в 1980 году в Тегеране бесплатно провели газ в дом, где я жил.

— Вы, наверное, общаетесь с кем-то из газпромовских или бывших газпромовских менеджеров. В каком настроении они сейчас?

— Это очень секретная организация, настроения свои там не афишируют. Компания в жутком положении, но каждый заботится о своем окладе. Материальное содержание крупных менеджеров не меняется в сторону понижения, оклады только увеличиваются.

* Внесены Минюстом РФ в реестр «иноагентов».

Этот материал входит в подписку

Про ваши деньги

Экономика, история, госплан: блиц-комментарии

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow