КолонкаОбщество

Кто останется с Лисьим носом?

Конфискация имущества у семьи Невзоровых* путем признания ее «экстремистским объединением» открывает дорогу для ограбления любой группы лиц

Судья Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга Елена Николаева по административному иску городского прокурора признала семью Александра* и Лидии Невзоровых «экстремистским объединением», что автоматом повлекло обращение их земельных участков и дома в поселке Лисий нос на берегу Финского залива «в доход государства».

Александр и Лидия Невзоровы. Фото: соцсети

Александр и Лидия Невзоровы. Фото: соцсети

Первой об этом сообщила глава объединенной пресс-службы судов СПб. Дарья Лебедева. Она давно и хорошо работает в своей должности и на сей раз тоже постаралась донести до журналистов смысл судебного решения. Это оказалось непросто: дело слушалось, как ныне водится, в закрытом режиме, а мотивировочную часть решения судья изготовит позже.

«Уважаемые коллеги, кто про Невзорова пишет, вы там с трактовкой решения бы аккуратнее», — написала Лебедева в телеграм-канале «Лебединое озеро» и поставила смайлик. Далее жирным шрифтом: «У меня формулировки ровно такие, как в решении суда…» До этого, еще в 2023 году, она сообщала о гражданских исках об изъятии незаконно приобретенного в 90-е годы имущества, предъявленных к Невзорову в Приморском районном суде, но о результатах их рассмотрения информации не было.

Административный и гражданский иски не могут быть рассмотрены в рамках одного дела, но вся суть прецедента сводится именно к этому.

Органы политической власти, находящиеся за контуром судебной системы, комбинируют уголовную, административную и гражданскую (имущественную) ответственность, нащупывая наиболее эффективный, с их точки зрения, способ заткнуть рты критикам СВО и режима в целом.

Имущество хорошо тем, что до него, в отличие от уехавших собственников, суверенные власти РФ могут дотянуться без проблем.

Предыдущий прецедент, имевший место в конце февраля, касался также семьи — в тот раз Бориса Акунина*. В рамках уголовного дела против писателя по статьям 205.2 (оправдание терроризма) и 207.3 УК («фейки» о вооруженных силах) в порядке меры пресечения были арестованы 6 млн рублей на счетах его жены Эрики. Тогда в Басманном суде Москвы был использован другой, только что изготовленный как бы в Думе инструмент — за несколько дней до вынесения решения вступили в силу поправки к УК и УПК РФ о конфискации (в дополнение к стандартному сроку в 6–8 лет) имущества в случае осуждения, в частности, по указанным статьям.

Акунин, как и Невзоров, ранее уже были внесены в списки Росфинмониторинга как «террорист» и «экстремист» соответственно, так что распоряжаться своим имуществом мужья с согласия жен и наоборот все равно не могли — вот еще один инструмент, используемый для давления и мести «не-патриотам». В отличие от Акунина, Невзоров еще в феврале 2023 года был приговорен Басманным судом Москвы за «фейки» заочно к 8 годам лишения свободы, он подвергался штрафам за отсутствие маркировки «иностранного агента» в распространяемых на YouTube роликах, сейчас против него возбуждено еще одно уголовное дело, и он объявлен в розыск.

Борис Акунин. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

Борис Акунин. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

Однако прокуратура не воспользовалась февральскими поправками о конфискации, предпочтя гораздо более замысловатое и в некотором роде шутовское обоснование для административного иска: а давайте теперь попробуем еще вот так…

Скрытый от нас центр принятия политических решений, который находится не в прокуратуре СПб. и не в суде, комбинирует «сборки» (см. подробнее в заметке «МТМ — машина тоталитаризма модернизированная») из инструментов, которые он приискивает в разных кодексах и законодательных актах, иногда подсоединяя к ним также практики, лежащие за пределами правового поля (это акции провластных активистов, например).

В случае с Невзоровыми, когда с гражданским иском у питерской прокуратуры что-то не срослось, кому-то пришло в голову использовать статью 9 Закона о противодействии экстремизму от 25.07.2002 (с позднейшими изменениями) «Ответственность общественных и религиозных объединений, иных организаций за осуществление экстремистской деятельности». Ликвидация «объединения» (в том числе без образования юридического лица) по этой статье влечет конфискацию его собственности в доход государства, что в данном случае и «требовалось доказать».

В законе речь о собственности именно «объединения», а не входящих в него участников — физических лиц. Дело за малым: сконструировать «объединение».

Несоответствие понятия семьи понятию «объединения» в том смысле, в котором о нем говорится в указанном выше законе (как и в Законе об общественных объединениях от 19.05.1995), было, конечно, очевидно и тем, кто одобрительно кивнул в ответ на этот полет фантазии ad hoc.

Вероятно (мы не знаем, пока нет решения), суд как-то подрихтует ситуацию под норму закона, указав, что Алексадр и Лидия «объединились» не 20 лет назад, когда вступили в брак, а недавно — в процессе создания «экстремистских» роликов. Но в такой логике экстремистским (террористическим и др.) «объединением» можно признать и любой рабочий коллектив, спортивную команду, клуб филателистов — если его участники говорят не только про марки, но и обсуждают, например, ход СВО. Проигнорированы не устав, которого тут не может быть, и не структура «объединения» (так считает адвокат Невзорова Алексей Прянишников*), а, на мой взгляд, цели, ради которых «объединились» (в данном случае) супруги.

Читайте также

Семейные ценности

Семейные ценности

Суд признал супругов Невзоровых* экстремистским объединением. За их имуществом гонялись давно, и вот теперь нашли возможность отобрать

Эта натяжка допущена, а сборка одобрена вполне сознательно:

создан прецедент, который, вероятно, будет тиражирован для репрессий против других участников любых действий, где их больше одного. Чем несуразней, тем громче, а чем громче, тем лучше — так работает медийная составляющая машины тоталитаризма.

Именно это шокировало даже давно интегрированную в судебную систему пиарщицу Дарью Лебедеву и заставило ее «умыть руки», что она и сделала, выделив фразу: «У меня формулировки ровно такие, как в решении суда».

Участки и дом, принадлежавшие (здесь уместнее прошедшее время) Александру Невзорову и приобретенные им, когда он еще зарабатывал как телезвезда, расположены в элитной зоне у Финского залива. Настойчивость, с которой «правоохранительные органы» Санкт-Петербурга, заходя с разных сторон, в течение двух лет добивались их изъятия, могла быть простимулирована наряду с желанием нагадить «не-патриоту» и чьим-то желанием выкупить участки по дешевке на торгах. Питерские коллеги из «Фонтанки» уже провели рекогносцировку у дома, где до последнего времени появлялась только теща Невзорова, и, несомненно, будут следить за торгами, на которые будут выставлены участки в Лисьем носу.

P. S.

Когда этот текст мы верстали на сайт, пришла новость: Генпрокуратура потребовала признать владельца водочных марок «Столичная» и «Московская» Юрия Шефлера и ряд его компаний «экстремистским объединением». Активы Шефлера, оставленные в России, ведомство потребовало срочно обратить в государственную собственность, так как деятельность предпринимателя якобы направлена «против жизни и здоровья россиян, безопасности общества и государства».

*Признан Минюстом РФ «иностранным агентом».

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow