КолонкаЭкономика

Консенсус «справедливого» перераспределения

Люди либо ничего не знают о грядущей налоговой реформе, либо уверены, что у богатых отнимут, а им отдадут. И в целом поддерживают «национализацию»

Фото: Александр Манзюк / ТАСС

Фото: Александр Манзюк / ТАСС

Нельзя сказать, чтобы такой уж умопомрачительной новостью стали результаты проведенного «Левада-центром»* для Лаборатории будущего «Новой газеты» опроса об отношении россиян к озвученным и президентом, а также и многочисленными чиновниками и депутатами планам изменить существующие правила налогообложения физических лиц.

Напомним: хотя еще осенью 2023 года министр финансов Силуанов говорил, что никаких планов по изменению налоговой системы нет, все резко повернулось после сказанного в ежегодном Послании президента Федеральному собранию:

Владимир Путин:

«Предлагаю продумать подходы к модернизации нашей фискальной системы, к более справедливому распределению налогового бремени в сторону тех, у кого более высокие личные и корпоративные доходы»

Чуть позже, в интервью РИА «Новости», он уточнил, что: «Да, по сути, прогрессивный налог. Сейчас в детали не хотел бы вдаваться, над этим нужно поработать».

И сразу после этого появились заявления депутатов в лице главы комитета Думы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, взявшего под козырек: «Поскольку постараемся быстрее реализовать эти предложения, соответственно, депутаты будут вносить поправки в Налоговый кодекс», и подтверждение от Минфина устами все того же Силуанова, что и некие предложения о том, как это будет делаться, уже есть, и что они даже оформлены в законодательные инициативы, и что вообще «необходимо сделать более справедливое налогообложение. Поэтому будем работать вместе с законодателями, есть законодательные инициативы по этому вопросу. Будем работать и с бизнесом».

Сложно удержаться, чтобы не добавить, что фоном всех этих обсуждений в патриотических медиа и социальных сетях идет поток эпистолярных требований закрутить экономические гайки, мобилизовать финансы и бизнес на «военные рельсы», а то и, как у господина Дугина, полностью милитаризовать российское экономическое пространство:

Александр Дугин:

«Очевидно, что на военный лад должна быть перестроена вся экономика… Роль государства в экономике — прежде всего в стратегически важных отраслях и крупном производстве — и так быстро растет, но должна расти еще быстрее».

В сухом остатке на сегодняшний день все наблюдающие за процессом готовящихся изменений сходятся во мнении, что в ближайшее время будут предложены поправки в Налоговый кодекс,

при которых будет введен налог в 15% с доходов граждан выше 1 млн рублей в год и 20% — с доходов от 5 млн рублей в год.

Есть отдельные предложения по введению для еще больших доходов налога и в 25%, но, похоже, они остаются отдельными депутатскими инициативами.

А что же граждане? Каково их мнение? Это им же платить по-новому. А граждане, как выяснилось, не очень в курсе обсуждаемого:

  • лишь 7% хорошо о происходящем осведомлены,
  • 28% что-то слышали краем уха,
  • 64% об этом не знают.

В принципе, это не удивительно, поскольку больших новостных сюжетов на телевидении по налоговой тематике не было особо заметно, а сами предложения по налоговой реформе и ее возможных параметрах довольно активно обсуждались в профильных и деловых СМИ, которые массовый россиянин, скорее всего, не читает.

Но при этом мнение по поводу того, как потенциально менять налогообложение, у опрошенных имеется, и оно вполне однозначно: 68% выступают за то, чтобы с богатых брать больше налогов. Да, внутри ответов можно найти относительно предсказуемые нюансы, которые говорят о том,

что молодежь и средний класс скорее за то, чтобы либо вообще ничего не менять, либо, даже если менять, сделать так, чтобы все платили одинаково, но подавляющее большинство выступает все же за то, чтобы богатые платили и плакали.

Министр финансов России Антон Силуанов. Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Министр финансов России Антон Силуанов. Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

И, казалось бы, это легко объяснить обычной завистью или своеобразными представлениями о том, кто с кем и чем должен делиться, если есть чем делиться. Но, возможно, это еще и отголоски того слова, которое использовалось в приведенных высказываниях и президента, и министра финансов, когда они обосновывали возможность будущих изменений, и это слово — «справедливость». И тут есть некий парадокс.

Когда что власти, что граждане говорят или думают о том, что систему надо менять под флагом справедливости, они, скорее всего, предполагают справедливое перераспределение ресурсов внутри общества: от богатых к бедным во имя достижения социальной справедливости. Об этой самой социальной справедливости регулярно говорят — вот даже на проходящем в эти дни Московском экономическом форуме несколько панелей посвящено этой теме.

Принцип же социальной справедливости — он категория не только экономическая, но и политическая, социальная, историческая и психологическая: зачастую то, что кажется справедливым с экономической точки зрения, не приемлемо для общества по политическим или этическим причинам, и наоборот. 

В текущей ситуации это ровно тот случай: совершенно очевидно, что политически и идеологически все предлагаемые реформы подаются в рамках усилий по «сплочению рядов в суровую годину», то есть как ответ на необходимость суверенно укреплять экономику и столь же суверенно напитывать бюджет, уж коли санкционными ответами на военные действия в Украине многие былые источники экономической устойчивости и развития более недоступны.

Но с точки зрения публичной риторики делается это в случае с предполагаемым повышением ставки НДФЛ именно во имя справедливости, и граждане именно так это воспринимают, и это, и во многом исключительно, поддерживают, полагая, что полученные дополнительные налоговые поступления будут направлены на улучшение именно их жизни.

Но что гарантирует, что они правы и что новые налоговые доходы будут направлены именно в сферы социальной поддержки? Ровным счетом ничего: эти средства вполне могут пойти не туда, где «справедливо», а туда, где «надо» или «целесообразно». С высокой долей вероятности именно так и произойдет.

Читайте также

Кто ты, средний?

Кому есть, что терять, — тот хочет влиять на власть. Но в России средний класс воспитали совсем другим. Реализуем ли тогда образ будущего, который нам рисует Кремль?

Как, вероятно, произойдет оно и с другой веткой активно нарастающих усилий власти по «справедливому перераспределению» — национализацией бизнес-активов. По разным данным в последние годы количество дел, в которых Генпрокуратура оспаривает результаты приватизации, выросло в восемь раз. К этому добавляются и те случаи, когда собственность передается государству или назначенным государством собственникам в связи с уходом иностранных владельцев с российского рынка. Таких случаев за последние месяцы десятки: тут и «Рольф», и ЧЭМК, и «Макфа», и Ивановский завод тяжелого машиностроения, и «ХайдельбергЦемент Рус», и многие другие. В публичное пространство все это подается под эгидой отмены сомнительных с правовой точки зрения приватизационных решений девяностых и восстановления все той же справедливости. Хотя невооруженным глазом видно,

что это, пусть в некоторых случаях и с элементами захода на перераспределение собственности в пользу «правильных» людей, в большей степени — все тот же мобилизационный тренд, который может позволить государству перераспределить экономические ресурсы так, чтобы они работали на главные политические задачи дня.

Совершенно не требуется проводить специальное исследование того, как к этому отнесется большая часть общества: рискну предположить, что под 70% все это дело за глаза одобрят просто потому, что «а почему бы нет», процентов 15 попытаются увидеть в таком перераспределении пусть и неправильность, но целесообразность в моменте, и еще 15 процентов, а может, и меньше сочтут, что этого не стоит делать, чтобы не обрушить остатки нашей все еще во многом рыночной экономики. Но так или иначе всем, у кого что-то есть или доходы чуть выше среднего, стоит приготовиться: с высокой долей вероятности вас в обозримом будущем так или иначе «перераспределят». А общество изрядным большинством это одобрит, ибо это будет «справедливо».

* Внесен властями РФ в реестр «иноагентов».

Читайте также

«Мы за бедных…»

Выбор граждан идеи «раскулачивания» богатых основан не на личном опыте, а на идеологии прошлого, которую сейчас стали активно эксплуатировать

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow