ЛАБОРАТОРИЯ БУДУЩЕГООбщество

Или никак

Россияне не знают, что будет со страной через 15 лет, и считают нормой не говорить об этом. Результаты исследования

Или никак

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

18+. НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН, РАСПРОСТРАНЕН И (ИЛИ) НАПРАВЛЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ «ЛЕВАДА-ЦЕНТР» ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА «ЛЕВАДА-ЦЕНТРА».

В рамках сотрудничества с проектом Лаборатория будущего «Новой газеты» «Левада-центр»* в январе 2024 года провел опрос относительно представлений о будущем и обсуждения этой темы в обществе.

Полученные результаты позволяют со всей определенностью утверждать, что в российском обществе существует социальная норма, в соответствии с которой обычный человек не обсуждает с другими, какой будет его страна через 10–15 лет и не имеет собственного представления об этом. И это его не беспокоит, поскольку не иметь такого представления — нормально.

Ниже представлены результаты в целом по всему массиву опрошенных.

Представляете ли вы себе, какое будущее ждет Россию через 10—15 лет?

  • 18% — Я вполне представляю себе, что ждет Россию через 10–15 лет.
  • 31% — Я не вполне представляю себе, что ждет Россию через 10–15 лет.
  • 46% — Я совершенно не представляю себе, что ждет Россию через 10–15 лет.
  • 5% — Затрудняюсь ответить.

Опрос по репрезентативной выборке населения России, 1621 человек в возрасте 18 лет и старше, проведен с 25 по 31 января 2024 года.

Говорят ли люди о будущем, которое ждет Россию через 10—15 лет?

  • 16% — Люди много говорят о будущем России через 10–15 лет.
  • 36% — Люди редко говорят о будущем России через 10–15 лет.
  • 43% — Никто не говорит о будущем России через 10–15.
  • 5% — Затрудняюсь ответить.

Опрос по репрезентативной выборке населения России, 1621 человек в возрасте 18 лет и старше, проведен с 25 по 31 января 2024 года.

Как видно из результатов, сами вопросы были понятны респондентам: доля затруднившихся с ответом находится в пределах нормы для вопросов такого типа.

Что касается содержательных ответов, то результаты показывают вполне выраженное преобладание отрицательных реакций. Респонденты чаще всего отвечают, что они сами не представляют себе это будущее и что люди о нем не говорят.

Определенность общего мнения о неведомости будущего ярко выражена еще и тем, что структура ответов одинакова практически во всех обследованных социальных группах и демографических категориях населения РФ.

А именно: как и в данных по всем опрошенным в целом, во всех группах подавляющее большинство составляют ответы о неведении и необсуждении вопросов о будущем, а противоположного рода ответов всегда меньшинство.

В силу этого различия между ответами разных групп и категорий населения имеют нюансный характер. Но они тем не менее представляют определенный исследовательский интерес.

Уверенный ответ «я вполне представляю себе…» чаще всего дают, во-первых, обладатели высших социальных позиций — руководящие работники (24%) и обладатели наиболее высоких доходов (21%) (впрочем, это в значительной части случаев одни и те же лица).

Другая, при этом гораздо более массовая категория респондентов, с повышенной частотой заявляющих, что они вполне представляют себе будущее, это пенсионеры (22%), они же — лица старше 65 лет (21%), они же — те, кто считает, что «дела в стране идут в правильном направлении» (21%), они же — те, кто ориентирован на ТВ как главный источник информации (20%).

Напомним, что тем не менее носители такого мнения — в меньшинстве во всех этих категориях, а большинство заявляют, что не представляют себе будущее страны через 10–15 лет.

Стоит обратить внимание на то, что максимум уверенности в том, что им известно будущее, демонстрируют лица с наименьшим возрастным ресурсом и тем, что демографы называют «шансом на дожитие», тогда как самые молодые группы населения, имеющие, напротив, максимум шансов на дожитие до искомого момента, реже всего, по их словам, представляют себе это время.

Среди лиц в возрасте 18–24 лет лишь 10% говорят, что вполне представляют себе, что ждет Россию через 10–15 лет. Среди образованной молодежи эти ответы дают еще реже.

Минимум ответов об уверенном знании будущего также дают представители меньшинства, занимающие критическую позицию относительно пути, которым идет Россия, и отказывающие в одобрении деятельности Владимира Путина на посту президента РФ (11%).

Читайте также

Нормализация «закрытых глаз»

Желание россиян не смотреть вперед, судя по всему, активно культивируется властью

Рассмотрим различия между частотами наиболее массовых ответов. Эти максимумы в ряде случаев по понятной логике зеркально противоположны только что рассмотренным минимумам. Соответственно, отказывающие в одобрении деятельности президента и называющие путь страны неверным чаще всех (64–65%) заявляют, что «совершенно не представляют, что ждет Россию через 10–15 лет». Они, как можно представить, выбирают именно этот вариант ответа как полемически наиболее острый и соответствующий их представлениям о неверном политическом курсе.

Вероятно, свой пессимистический смысл вкладывают в этот ответ наименее материально обеспеченные респонденты, заявляющие, что им хватает денег только на пропитание (56%). Помимо этого, обращает на себя внимание повышенная частота этих ответов в одной из самых массовых социально-профессиональных категорий, а именно среди рабочих (52%).

Кажется логичным, что реже всех дают ответ «совершенно не представляю…» те, кто уверен в правильности пути, которым идет страна. Он и в их группе наиболее частый, но его частота (39%) ниже, чем во всех остальных группах.

Второй вопрос выяснял мнение респондентов о том, часто ли люди обсуждают будущее России через 10–15 лет. Ответы, организованные по такой же трехступенчатой шкале, логично распределились примерно так же, как и ответы на первый вопрос. (Отличие в том, что здесь среднюю позицию «люди редко говорят…» многие выбирали чаще, чем крайнюю «никто не говорит…».) Эти ответы о «людях», то есть о «других», могли рассматриваться респондентами как своего рода обоснование или оправдание своим ответам о себе (теми, кто считал нужным искать оправдание): не только я не представляю себе будущее России, но и люди вокруг меня об этом не говорят, то есть и они его не представляют.

Впрочем, эти ответы имеют не только этот психологический компенсаторный смысл. Гораздо более важным представляется следующее. Респонденты, указывая на то, что «люди», т.е. «все», в основном не говорят ничего о будущем своей страны, фиксируют таким образом социальную норму.

Не обсуждать будущее страны, жить, не задавая вопросов о ее будущем и не ожидая ответов о нем, является правильным поведением, нормой.

Характерно, что максимум отклонения от этой нормы демонстрирует наиболее маргинализованная категория респондентов — безработные. Вероятно, это люди, наиболее обеспокоенные своей судьбой и видящие ее зависимость от судьбы страны. И они эту судьбу обсуждают в своем кругу. Поэтому среди них 21% заявляют, что люди «много» говорят о будущем России. Это гражданское беспокойство проявляют также предприниматели и учащаяся молодежь (по 19%).

У студентов это беспокойство выражается во всех трех типах ответов. Они чаще других говорят, что люди «много» обсуждают будущее, реже всех говорят, что его не обсуждает «никто» (28%). Можно полагать, что в этих случаях они говорят о своей среде. При этом они же подчеркнуто часто (52%) выбирают ответ, в который можно вложить интонацию сожаления: «люди редко говорят о будущем России». Здесь они сетуют на установившуюся в обществе норму: о будущем — ни слова.

Заявляют о том, что вполне представляют себе, что ждет Россию через 10–15 лет, более 20% мужчин. Но о том, что люди про это много говорят, сообщают менее 15%. Возможно, это значит, что те мужчины, кто представляет себе, что это за будущее, не считают, что этим представлением стоит делиться со всеми.

Беспокойство по поводу того, что вообще «никто» не хочет говорить о будущем страны, чаще всех проявляют те, кто занял критическую позицию по отношению к деятельности Владимира Путина на посту президента (55%). Выражают свою обеспокоенность равнодушием россиян к будущему также те, кому и сейчас тяжело и кого будущее может пугать, — самые бедные жители России (52%).

Читайте также

Нам не до Рюрика

Зачем «Новая газета» начинает проект «Лаборатория будущего»

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow