Сюжеты · Общество

«Меня уволили из-за … ситуации в мире»

Эксперты прогнозируют рост безработицы в России. Публикуем истории сотрудников российских компаний, которых уже уволили из-за «экономической ситуации»

Кристина Кондрашкова, специально для «Новой»
views
1
Кристина Кондрашкова, специально для «Новой»
views
1

По данным Росстата, после пандемии российский рынок труда в январе 2022 года восстановился — уровень безработицы составил 4,4%. Но после многочисленных санкций, наложенных другими странами из-за «спецоперации», в марте правительство оказалось вынужденным спешно прорабатывать меры поддержки. Чтобы «минимизировать ущерб», 4 марта Госдума приняла сразу в трех чтениях закон, одна из функций которого — обеспечить кредитные каникулы по займам, взятым до 1 марта людям, чей доход упал не менее чем на 30%. Президент Путин, поздравляя женщин с 8 марта сообщил, что семьям с невысокими доходами с мая начнут приходить выплаты на детей от восьми до 16 лет включительно. Эксперты сообщили о перспективе падения зарплат и росте безработицы — ее уровень может к концу 2022 года подняться до 7%. У некоторых увольнения начались уже сейчас.

Фото: РИА Новости

«Доход приносила продукция из Германии»

Елизавета почти год работала в компании, основа бизнеса которой — пищевые добавки, красители и ароматизаторы. Через считаные дни после объявленной «спецоперации» ее вызвали для разговора.

— Мне сказали, моя должность неактуальна, у компании тяжелое финансовое положение, — рассказывает она. — Основной доход бизнесу приносила продукция из Германии. Она всегда должна быть на складе, но поставки «подвисли». И все встало на стопе. Получается, большая часть работы встает. Есть еще дополнительные направления бизнеса, но они не развиты настолько, чтобы на них держать компанию.

Елизавете предложили либо увольнение по соглашению сторон, либо смену должности на помощника менеджера, предполагающую обучение.

— Хотели перевести, но оставить частично прежние обязанности, потому что их просто некому будет выполнять. Но — никаких доплат. Притом что ко мне на моей должности менеджеры часто обращались с вопросами, которые я им помогала решать.

Елизавета попросила сокращения, но ей предложили сомнительные условия: отработать два месяца за голый оклад — 23 000 рублей, а после ее «сократят» — она посчитала, выплатят 69 000.

— Сказали дать ответ в течение сорока минут. Я затянула до следующего дня. Сложно, когда ты в такой обстановке, на нервах находишься. Искала горячую линию трудовой инспекции, в результате попала к юристам-частникам на бесплатную консультацию. Они сказали, что работодатель мне должен, но счет за свои услуги выставили в 70–80 тысяч. 50 — сопровождение юриста и 20–30 — составление документации, поездка юриста на место работы. Вышла, позвонила в отдел кадров, попросила выплатить один оклад сверху. Сказала, если они откажутся, прибегну к помощи юристов. Сказали, что подумают, но потом ответили, что у компании денег нет, они ни на какие выплаты не согласны.

У меня опустились руки, и я согласилась, к своему сожалению, на увольнение без дополнительных выплат.

Зарплата девушки «на руки» составляла 50 000 рублей. Она снимает квартиру, отдает за нее порядка 26–27 тысяч.

–– Пока нет понимания, куда двигаться при всем том, что происходит сейчас. Кроме меня сократили порядка шестидесяти человек.

«Говорила, что, может, потом обратно позовут»

— Меня уволили из-за <спецоперации>, из-за ситуации в мире, — жалуется Мария. В штат на должность технолога по разработке новых продуктов ее взяли 2,5 месяца назад. Объясняет: испытательный срок не прошел, но нареканий к ее работе не было, более того, «начальница очень сожалела, они долго искали человека на эту должность. Говорила, что, может, когда все это закончится, они меня обратно позовут».

Мария делала мороженое с ароматизаторами, которые завозили из Германии. Эти добавки планировали продавать производителям мороженого. И разрабатывала особый вид мороженого для запуска на производстве компании.

— За 15 минут до конца рабочего дня ко мне подошел Андрей, коуч по взаимоотношениям в коллективе, и позвал в переговорную. Там мне объявили, что вынуждены со мной попрощаться в связи с ситуацией в мире, в связи с тем, что Германия заморозила нам поставки, а без них для меня работы нет. Для меня это был шок — с утра еще столько работы назадавали, я пишу отчетный план, планы на месяц вперед, продумываю это все, и тут — уволена. Обычно человек такое предполагает. На прощание мне сказали, что я была коммуникабельным сотрудником, влилась в коллектив, делала хорошее мороженое и им жаль прощаться. Но это были всего лишь слова.

Позже она узнала: за три дня было уволено порядка тридцати человек. Это были бухгалтеры, специалисты подбора персонала, юрист. Увольнения затронуло многие отделы.

— Кстати, уволили потом этого Андрея, который коучем был. Через пару дней после того, как он мне говорил, что он меня увольняет.

— Их тоже по соглашению сторон просили написать?

— Я знаю, одна девушка пыталась выбить себе отступные хотя бы на месяц вперед, из окладной части, ездила к ним три дня подряд, но ей не выплатили ничего сверху. Не знаю, как у них обстоят дела с ведением бюджета, но если они начали увольнять людей, которые проработали, не как я, три месяца, а годы, предполагаю, совсем там все стало плохо из-за вот этих введенных санкций.

«Нужно увольнять кого-то»

Надежда рассказывает, что работает с конца октября в сфере медицинского страхования. И, хотя у девушки не все получалось (область для нее новая), ее оставили после испытательного срока.

— Потом началась вся эта чехарда с экономикой, и мне сказали, мол: «Нужно увольнять кого-то, ты не со всем справлялась», — девушка расстроилась, но подумала, что это сокращение, и оно законно. Позже выяснилось, что от нее ждут увольнения по собственному желанию. Она отказалась, а через несколько дней ей позвонил начальник.

— Работодатель сказал мне, что либо пишу по собственному желанию, либо они находят все мои косяки, которые были за четыре месяца работы, и оформляют на меня дисциплинарное взыскание.

В разговоре промелькнуло, что нужно написать заявление сегодня, я просто проигнорировала и ничего писать не стала.

Говорит, что работает удаленно — есть ли еще случаи, не знает. Но знает, что до этого времени такой практики увольнений не было.

— Я хочу, чтобы мне выплатили, что положено, мы разошлись с миром, и я могла бы искать спокойно новую работу. Я живу на съемном жилье, и у меня есть кредит. Я переживаю по этому поводу — рассказывает, что эти траты — порядка 20 000 рублей — половина ее сегодняшнего оклада.

Читайте также

Читайте также

«Токсичность Кремля — чернобыльская»

Действия России в Украине сплотили западное общество. Как теперь будут относиться за рубежом к россиянам? Отвечает редактор журнала The Economist

Что будет дальше? Мнение экспертов

— Тренд будет такой: официально цифры [статистики по безработице] вырастут, но не сильно, не драматически, нам будут говорить: «есть временные сложности, зарплата немножко снизилась». Естественно, зарплата в стране сильно упадет, я боюсь, что по итогу этого года это будут десятки процентов. Доходы — соответственно, считает доктор экономических наук Евгений Гонтмахер.

Работодатель, по словам эксперта, предпочтет не увольнять человека, а снизить ему зарплату. Целью государства будет во что бы то ни стало ограничить официальную безработицу.

— Могут предложить предприятиям, особенно малого, среднего уровня, при формальном сохранении численности, начисление минимальной оплаты за каждого из занятых. Но есть понятие скрытой безработицы, когда официально люди работают, но по факту — либо получают мизерную зарплату, либо находятся на местах без заработной платы, когда их распускают, если нет работы, — говорит эксперт. —Такого масштаба санкций, которые введены сейчас в отношении России, еще не было. Идет удар практически по всем отраслям экономики.

Гонтмахер приводит в пример пищевую промышленность.

— Производство, казалось бы, налажено внутри страны, мы производим почти все продовольствие, но: комплектующие, оборудование, запчасти…

Какие области пострадают больше всего, сказать сложно. Евгений Гонтмахер говорит, что для этого нужно понимать и технологический, и логистический циклы: «Например, специалисты сообщают, что упаковки-тетрапаки для молока без каких-то импортных компонентов, деталей производить невозможно».

— Молоко-то есть, можно перейти на стеклянные бутылки, к примеру, упаковка будет другая. Но это значит, что кто-то где-то не будет работать, кто производил эту упаковку.

Эксперт констатирует проблемы в сферах, на которые уже наложили санкции: логистика, нефтегазовый сектор. Отмечает ограничения на экспорт в Европу металла.

— Наши крупнейшие металлургические предприятия — мы же экспортируем довольно много — у них тоже будут проблемы. Автосборка: «АвтоВАЗ», производящий наши, российские автомобили, — там же все собирается из импортных деталей. Пока рано говорить про какие-то отрасли, но в целом картинка не радостная. Соответственно, если ничего не поменяется в отношении санкций, или чуда не случится, мы с вами осенью увидим реальное положение на рынке труда, когда, конечно, будет очень много людей, которые будут либо совсем безработными, либо формально работающими людьми.

Люди, не попадающие ни в одну группу социальной поддержки, могут получать пособие, но на него долго не проживешь.

— Тут рецептов нет эффективных, как можно на фоне падающей экономики — по оптимистичным прогнозам, ВВП в этом году упадет процентов на десять — видимо, на самом деле, будет больше, на этом фоне как вы можете сохранить реальные доходы населения? Можете какое-то время смягчать из каких-то резервов, напечатать денег, но, деньги печатаем, значит, у нас инфляция появляется, что снова снижает доходы населения. Социальная ситуация идет вслед за экономической, по которой хороших прогнозов сейчас нет. Ну с некоторой задержкой, какими-то паллиативными единичными мерами, но, повторяю, хороших вариантов нет.

Читайте также

Читайте также

Что хуже — «рост цен» или «отсутствие товаров»?

У власти пока нет ответа

Экономист Олег Буклемишев подтверждает: «Если на предприятии останавливаются определенные экономические процессы, они будут сопровождаться высвобождением рабочей силы.

Безработица неизбежна в той или иной степени, какие усилия ни предпринимай».

— Есть уже сообщения о высвобождении персонала, о том, что люди отправляются в отпуска и т.д., что предприятия останавливаются, но цифрами их выразить, к сожалению, пока нельзя. Или к счастью, я не знаю.

Говоря о статистических данных, Олег Буклемишев отмечает: «Россия — страна своеобразная в этом вопросе».

— Здесь людей стараются не увольнять, а отправлять во всякие неоплачиваемые отпуска, переводить на полставки. Есть действия, которые формально закрепляют сотрудников за предприятиями, не отправляют их на биржу труда, — говорит Буклемишев. — В России цифра статистики кривая: и регионам даются задачки, чтобы безработицы не допускали, и предприятия — у них есть стимул не увольнять людей: кризисы случаются часто, а вот потом этих людей не соберешь.

Он тоже затрудняется ответить, какие отрасли пострадают больше всего. Констатирует, что первыми — предприятия иностранные, остановившие производство.

— Предприятия, которым сейчас станет нечего делать, как кинотеатры, — фактически останавливаются. Если вам нечего показывать, кроме «Брата», и конца и края этой проблеме не видно, вы, естественно, банкротитесь. Таких примеров, наверное, можно будет привести много. Автопроизводство без деталей. Закрыли терминал Шереметьево D —некому оттуда летать, ну а с сотрудниками тоже что-то будут делать. Авиадиспетчеров выгоняют. Стройки встают.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#безработица #россия #кризис
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.