Колонка · Политика

Задраить щели!

Под дымовой завесой военных слухов Госдума радикально меняет правила проведения выборов: урны по всей стране станут электронными

Этот материал вышел в № 12 от 4 февраля 2022. Пятница
Читать номер
Этот материал вышел
в № 12 от 4 февраля 2022. Пятница
Борис Вишневский, обозреватель, депутат ЗакСа Петербурга
views
45754
Борис Вишневский, обозреватель, депутат ЗакСа Петербурга
views
45754

Петр Саруханов / «Новая газета»

Уже не в первый раз принципиальные для власти законы принимаются под шумок, когда общественное внимание отвлечено другим.

Вот и сейчас, когда темой № 1 стала опасность новой войны с Украиной, был практически незаметно принят закон, который может радикально увеличить возможности для безнаказанной фальсификации результатов выборов.

Депутаты-единороссы Дмитрий Вяткин и Дмитрий Ламейкин предложили изменить федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», установив единые правила проведения на выборах всех уровней «дистанционного электронного голосования» (ДЭГ).

Их проект приняли в первом чтении 296 голосами «за» при 74 «против». «За» голосовали единороссы, жириновцы и «Новые люди» (все чаще солидаризирующиеся с партией власти: ранее они поддержали и закон Клишаса — Крашенинникова о фактическом уничтожении местного самоуправления), «против» — коммунисты и «эсеры». До 24 февраля будут собирать поправки ко второму чтению.

Сейчас ДЭГ упоминается в законе, но крайне лапидарно: указывается лишь, что его можно использовать «в случаях и порядке, которые установлены Центральной избирательной комиссией», без всякой конкретики. В 2019–2021 годах ЦИК проводила такие выборы «в порядке эксперимента» в разных регионах, в том числе в Москве, на выборах Госдумы и Московской городской думы в 2021 году.

Теперь предлагается ввести в закон отдельную статью, описывающую ДЭГ. Правда, что весьма характерно, в этой статье

нет ни слова о возможности общественного контроля за ходом и определением результатов ДЭГ.

Что предлагается?

Решение о проведении ДЭГ на выборах принимает соответствующая избирательная комиссия:

  • на федеральных выборах — ЦИК,
  • на региональных и местных — избирательная комиссия региона по согласованию с ЦИК.

На избирательном участке. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Порядок ДЭГ на федеральных, региональных и местных выборах (если для ДЭГ используются федеральные государственные информационные системы) также утверждает ЦИК. Если на региональных и местных выборах используются региональные государственные информационные системы, порядок голосования утверждает региональный избирком.

Если решение о применении ДЭГ принято, избиратель, желающий голосовать электронно, «обращается на специальный портал в сети Интернет, определенный в порядке дистанционного голосования, и проходит процедуры идентификации и аутентификации, а также подтверждения личности, после чего получает доступ к дистанционному электронному голосованию». В этом случае из бумажных списков избирателей, голосующих на избирательных участках, этот избиратель исключается.

Все поданные заявления проходят проверку и сопоставление с данными ГАС «Выборы», после чего формируются списки участников ДЭГ.

В ходе ДЭГ «осуществляется процедура анонимизации, по завершении которой осуществляется переход к электронному бюллетеню и предоставляется возможность после ознакомления с необходимой информацией и порядком его заполнения осуществить волеизъявление путем проставления в электронном виде отметки в квадрате, относящемся к позиции, в пользу которой сделан выбор».

Далее, при проведении ДЭГ «анонимизированные результаты волеизъявления по мере их формирования незамедлительно зашифровываются и сохраняются в зашифрованном виде в цепочке блоков информации в соответствующей базе данных. Зашифрование результатов волеизъявления производится с использованием ключа зашифрования. Расшифрование результатов волеизъявления с использованием ключа зашифрования невозможно. После завершения голосования расшифрование результатов волеизъявления производится с использованием ключа расшифрования».

Читайте также

Читайте также

Зазор и позор

Публикуем еще одно свидетельство вбросов голосов на электронном голосовании на выборах в Госдуму

Наконец, обещается «невозможность установления связи между персональными данными избирателя, участника референдума и результатом его волеизъявления».

На бумаге все это выглядит гладко, и у граждан не должно вызывать опасений… но гладко это, как в поговорке: только на бумаге. «Оврагов» же — предостаточно.

Напомним, что на выборах 2021 года ДЭГ вызвало шквал критики как непрозрачное и неподконтрольное для независимых наблюдателей и оппозиционных кандидатов и ведущее при этом к, мягко говоря, странным результатам.

Так, в Москве в восьми думских округах из пятнадцати по итогам голосования на обычных избирательных участках побеждали оппозиционеры: как, например, «яблочник», депутат Мосгордумы Сергей Митрохин.

А когда к бумажным результатам добавили электронные — все перевернулось, и выиграли сплошь провластные кандидаты (при этом Митрохин, уверенно побеждавший на «бумажных участках», уступил поддерживаемому властью члену ОНФ Олегу Леонову, несравнимо меньше известному москвичам).

Загрузка голоса в цифровую урну. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Движение «Голос», объявленное иностранным агентом, дало на законопроект Вяткина — Ламейкина разгромный отзыв, констатируя: он «закладывает основу для непрозрачного и недоступного для проверок внедрения и применения систем ДЭГ».

С этим трудно не согласиться: сколь не играй словами «аутентификация», «анонимизация», «зашифрование» и «расшифрование», ДЭГ не обеспечивает тайны голосования, не дает никаких гарантий того, что все его участники существуют в реальности (а не являются ботами, сгенерированными теми, кто имеет доступ к системе), и не допускает никакого общественного контроля за ходом и подведением итогов голосования.

Более того, нет никакой уверенности в том, что система не подвержена внешнему воздействию в целях изменения результатов голосования на нужные властям.

Проще говоря, кто поручится, что органы власти, контролирующие ГАС «Выборы» и прочие «государственные информационные системы», не могут «подправить» результаты ДЭГ? Ведь схватить их за руку при воровстве голосов или их «вбрасывании» практически невозможно.

Это значит, что нарушается главная гарантия избирательных прав — уверенность в том, что результаты выборов будут соответствовать воле избирателей.

Да, эта гарантия сейчас не обеспечивается и бумажным голосованием — относительно подконтрольным и прозрачным. Относительно — потому что и на реальных избирательных участках нередки случаи, когда выгоняют наблюдателей, вбрасывают бюллетени и подделывают протоколы.

Но все же это не идет ни в какое сравнение с ДЭГ, где ничего не проверить и не пересчитать — при полном отсутствии внешнего контроля. Да и физически нечего, если что, «пересчитывать» — тем паче в законе специально прописано, что невозможно установить связь между персональными данными избирателя и результатом волеизъявления. Более того, даже сам избиратель не сможет потом проверить, как электронно зачтен его голос — никаких доказательств у него не остается…

Кстати, при обсуждении в Думе

Дмитрий Вяткин заявил, что ДЭГ необходимо, потому что это единственная возможность проголосовать для граждан России, живущих в «ДНР» и «ЛНР».

Вообще-то для российских граждан, находящихся за границей, предусмотрены специальные избирательные участки. Как правило, они находятся в соответствующих посольствах и генеральных консульствах. Понятно, что в «серой зоне», каковой являются «ДНР» и «ЛНР», это невозможно, и проблему пытаются решить при помощи ДЭГ. Но результаты такого «голосования» — на территории никем не признанных образований — гарантированно не будут признаны в мире.

Последнее. Да, аналоги ДЭГ успешно применяются в демократических странах. Но там, в отличие от России, имеется доверие к избирательной системе, которое у нас практически разрушено.

И о каком доверии к ДЭГ в России может идти речь, когда мы постоянно слышим, что можно купить по сходной цене почти любую информацию о гражданах, которой располагают органы власти?

Когда утекают данные граждан с портала «Госуслуги» (только что «Новая газета» писала, что мошенники продают базу QR-кодов россиян, переболевших коронавирусом или сделавших прививку, похищенную из приложения «Госуслуги СТОП Коронавирус»), и многие другие?

Кстати, и данные более чем миллиона участников электронного голосования по поправкам к Конституции, проходившего с 25 июня по 1 июля 2020 года, были впоследствии выставлены на продажу…

В этих условиях, говоря о том, может ли ДЭГ привести к тому, что итоги выборов будет сфальсифицировать еще легче, стоит вспомнить бессмертное выражение Станислава Ежи Леца: «Стыдно подозревать, когда вполне уверен».

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#дистанционное голосование #выборы #право выбора #представительство #легитимность #кризис

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera