Сюжеты · Общество

Выборгу крышка?

Средневековому городу добавят гигантский пузырь — купол над историческим кварталом. «Одним выстрелом убьют город», — оценили проект градозащитники

Татьяна Лиханова, «Новая в Петербурге»
views
38944
Татьяна Лиханова, «Новая в Петербурге»
views
38944

Вид на Выборг. Фото: Александр Манзюк / ТАСС

Парник для нового Станиславского

Квартал Сета Солберга — самый центр старого Выборга. В двух шагах — древнейший в России, 500-летний жилой дом и средневековая Часовая башня, с которой открывается дивный вид. Но через три года, если все пойдет по плану, он станет совсем другим: первым будет бросаться в глаза колпак вызывающей новостройки. Без нее якобы не обойтись — проект затачивался под заем Нового банка развития (НБР) БРИКС. По соглашению 2019 г. он предоставляется России на программу «Комплексное развитие территории и инфраструктуры малых исторических поселений» ($220 млн на девять городов, включая Выборг). И слово «развитие» тут ключевое. По условиям НБР, одной реставрации недостаточно — необходимо нечто, годное сыграть роль «катализатора социально-экономического роста и развития». И во-вторых, объект должен быть не коммерческим, а социально-культурным.

Роль такого драйвера отвели выборгскому театру «Святая крепость», не сильно избалованному аншлагами и до сих пор неплохо живущему в здании с залом на 120 мест.

Ради него будто бы теперь и втискивают в периметр двух-трехэтажной застройки новый театр с залом на 500 мест (в Эрмитажном театре Петербурга — 250),

со сценическим объемом высотой не менее 16 м — как требуется для солидных театров с масштабными декорациями. Это как бы на вырост, под разговоры про некие договоренности о гастролях «Современника» и чуть ли не Ла Скала, где только и ждут приглашения выступить в Ленинградской области, да пока негде.

Хотя в Выборге есть дворец и дом культуры под крышей одного недавно отреставрированного исторического здания — с двумя залами, на 500 и 450 мест. Здесь принимают ежегодный кинофестиваль «Окно в Европу», а в остальное время, судя по городской афише, ничего особо приметного на этих сценах не дают.

Для убедительности соответствия второму условию банка в стены проектируемого комплекса добавляют молодежный клуб с кафе и баром, «музейный комплекс» неизвестного пока профиля и условные выставочные пространства. Еще будет вместительный ресторан и сопоставимый с ним по площади «режиссерский комплекс»: «Это такое место для раздумий, где как бы рождаются постановки», — пояснял Никита Явейн, руководитель мастерской «Студия 44», выполнившей проект за 179 млн.

Если результат таких раздумий связан напрямую с отведенными под них квадратными метрами, нам стоит готовиться к появлению нового Станиславского.

Застраиваемое под этот набор внутреннее пространство двора накрывается куполом криволинейной формы — в максимальной точке он поднимется до отметки 26 м. В проект вовлекается и стоящий рядом, на углу Крепостной и Красноармейской, Дом губернского правления (памятник XVIII века). Его обещали приспособить под детскую театральную студию. Но ей отводится только первый этаж, а на втором и третьем запланированы номера с удобствами — их называют то «комнатами общежития», то попросту гостиницей. Чтобы выгадать за счет подземного уровня, куда хотят определить технический блок, старому зданию прописали опасную операцию — пересадку на новые сваи.

Справка «Новой»

Квартал № 17, получивший название по имени предпринимателя и мецената Сета Солберга, занимали большей частью жилые дома XVIII–XIX вв. В одном из зданий Солберг открыл лакокрасочное производство; после войны, в 1947 году, там разместили завод «Электроинструмент». В 1990-е предприятие перебазировали, а не получавшие должного ухода дома расселили и забросили на долгие годы. То, как выглядел квартал Солберга в лучшую свою пору, теперь можно оценить только по старым фото и 3D-реконструкции на созданном финнами сайте «Виртуальный Выборг». Весной 2013 г. по отмашке главы муниципальной администрации Александра Лысова квартал начали сносить — без всяких согласований и невзирая на охранный статус зданий. Градозащитники буквально своими телами пытались защитить их от экскаваторов. Под натиском протестной волны, к которой присоединились и европейские эксперты, демонтаж был остановлен. Спрашивать за то преступление вроде уже и не с кого — Александр Лысов скончался в 2017-м. А то, что уцелело, теперь значится «фрагментом городской структуры», на основе которой и будет создан «центр культурно-туристического развития исторического поселения г. Выборга».

На снос квартала Сета Солберга в 2013 году спустили 19 млн бюджетных рублей. В 25,5 млн обошлась консервация того, что удалось отбить градозащитникам. Теперь возрождение квартала требует не менее 2,5 млрд.

Из них 1,8 млрд выделит НБР (заем предстоит погасить из федерального бюджета), и не менее 25% от этой суммы должен добавить региональный бюджет.

Преобразованием квартала займется Фонд инвестиционных строительных проектов Санкт-Петербурга. ФИСП — традиционный оператор проектов, реализуемых с привлечением кредитов Международного банка реконструкции и развития, а после введения западных санкций — займов НБР БРИКС. В Выборге ФИСП уже отметился реконструкцией парка «Монрепо», сопровождавшейся сносом 2,5 тысяч деревьев и другими радикальными преобразованиями, вызвавшими жесткую критику российских и зарубежных экспертов.

Неудивительно, что появление того же оператора в многострадальном квартале Солберга ревнители старого города восприняли с опаской.

Украденные миллионы и голый энтузиазм

У недоверия, с которым встречают всякий крупный проект в Выборге, есть и другие причины, сложившиеся за годы разрухи и казнокрадства.

Масштаб катастрофы уже к 2015 году был таков, что Всемирный фонд памятников (World Monuments Fund) включил Выборг в список находящихся под угрозой исчезновения объектов культурного наследия. А на другой год, в 2016-м, для Выборга был объявлен Heritage Alert — всемирный сигнал тревоги, поданный совместно Международным комитетом ИКОМОС по историческим городам, его национальными комитетами Финляндии и России, а также другими организациями.

Зачистка квартала Солберга и поднявшаяся до международного уровня волна возмущения послужили катализатором включения Выборга в череду многомиллиардных программ.

А у руля над денежными потоками оказались люди, переместившиеся затем на скамью подсудимых.

В 2014 г. Минкульт, заручившись поручением президента, задает курс на комплексный подход к сохранению Выборга. Куратором «операции спасения» становится замминистра Григорий Пирумов. За его подписью принимается Концепция сохранения исторической части Выборга, на основе которой необходимый комплекс работ оценили почти в 30 млрд руб. Сама концепция была выполнена по контракту с Минкультом подведомственным ему ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» за 7,6 млн. Причем в ударные сроки. Следуя техзаданию, с обследованием технического состояния, фотофиксацией, разработкой научно-проектной и сметной документации по 286 историческим зданиям (включая 26 памятников федерального значения) управились за месяц.

«В концепцию оказались включены и давно не существующие объекты, — добавляет выборгский краевед и журналист Андрей Коломойский. — А из описания рекомендаций по ряду памятников ясно, что разработчики их в глаза не видели. Предписано, например, для изучения фундамента Часовой башни вырыть в грунте три шурфа 2x3 м. Но грунта там нет вообще — башня стоит на гранитном валуне».

В 2017 г. Пирумов будет осужден по «делу Минкульта» о хищениях на реставрации памятников, а в 2020-м вновь арестован по обвинению в создании преступного сообщества с использованием служебного положения, участия в нем и мошенничестве.

Глава областного комитета по культуре Наталья Кононенко оставит свой пост в 2015-м — после обыска, проведенного в ее кабинете сотрудниками ФСБ. Их интересовали контракты комитета, заключенные в том числе на экспертизу Часовой башни.

Новейшая история этого уникального памятника XV–XVII вв. — отличная иллюстрация выборгского обхождения с культурным наследием. Достаточно сказать, что башенные часы 1600 года до недавних пор вообще не значились предметом охраны и находились на балансе жилищно-коммунального ведомства. Почти 40 лет оберегал, смазывал и запускал механизм выборжанин Юрий Вдовин — на голом энтузиазме. В 2014-м часы остановились — вышедшему на пенсию Вдовину здоровье уже не позволяло управляться с двумя 200-килограммовыми часовыми гирями. Да и башню поставили на реставрацию, забрав в строительные леса. Через два года областная прокуратура выяснит: из четырех миллионов рублей, выделенных подрядчику (компании «ЭшелЪ»), бесследно исчезли три миллиона.

«Так называемые реставраторы забили строительным мусором и залили бетоном трещину в основании, угрожавшую памятнику обрушением, и на этом объект попросту бросили», — рассказывает Андрей Коломойский.

В 2016-м заботу о старинных часах взял на себя 11-классник Ваня Паршин — выборжанин в третьем поколении, увлеченный историей города, решил реанимировать «замершее сердце» города. Поднявшись на башню, увидел, что дверь в помещение с часовым механизмом взломана — и как еще до него мародеры не добрались! Перво-наперво врезал замки, очистил гигантские шестеренки от пыли, смазал. Нашел в интернете видео, где Юрий Вдовин запускал часы, — «внимательно посмотрел и понял общий принцип». А потом и с ним самим познакомился, тот охотно поделился опытом. Когда часы ожили, обрадованные горожане восприняли это как чудо. Ваня же неделю опасался «легализоваться», а потом написал обо всем Андрею Коломойскому. Тот связался с руководством Выборгского музея-заповедника (башню только-только передали в его ведение) — там ругать Ивана не стали, а предложили устроить его в музей на полставки, чтоб и впредь следил за часами. Чем он и занимался, пока не уехал на учебу в Петербург — поступил на отделение музейного дела Института культуры.

А тот, кто по должности обязан был следить за ходом реставрации Часовой башни — начальник областного Департамента охраны памятников Андрей Ермаков, — уволился в 2016-м. Теперь руководит Управлением Минкульта по СЗФО.

Подрядов на реставрацию Часовой башни потом будет еще несколько — с 2014 по 2017 год на этом памятнике освоят 68 миллионов.

Развертка по Красноармейской улице. Материалы проекта «Студии 44»

Осенью 2020 г. подал в отставку глава Выборгской администрации Геннадий Орлов — после ареста председателя комитета финансов Алексея Болучевского по подозрению в хищении в размере годового бюджета города (700 млн). Затем обвинение увеличит вменяемую сумму еще на сотню миллионов, оно будет предъявлено уже и самому Орлову, которого определят под домашний арест. Следом будет убит «авторитетный предприниматель», муниципальный депутат Александр Петров. За день до того, как должен был дать показания по делу Орлова — Болучевского.

Не видно, если зажмуриться

Проект реновации квартала Солберга получил все необходимые согласования и ушел в Главгосэкспертизу. Только после этого его авторы согласились вынести свою работу на рассмотрение Совета петербургского ИКОМОС, членами которого состоят и Никита Явейн, и его соавтор Григорий Иванов.

Собственно реставрационная часть, с воссозданием утраченных зданий, никаких нареканий не вызвала — напротив, получила высокую оценку.

Дискуссия ожидаемо развернулась вокруг «оболочки» театрального комплекса.

Ведь предмет охраны квартала (то, что должно быть неизменно) включает такие позиции, как «участие построек в формировании композиционно однородного и стилистически непротиворечивого пространства», а также их роль как «элемента панорамы прилегающих улиц наряду с застройкой соседних кварталов». Со всей очевидностью модернистская оболочка нового комплекса этим требованиям не отвечает.

Члены совета Сергей Горбатенко и Светлана Ламкина в своей рецензии пришли к заключению, что представленный проектантами объект «агрессивно противостоит историческому контексту».

Центральный атриум внутри исторического квартала. Материалы проекта «Студии 44»

Если верить «Анализу видимости», представленному командой Никиты Явейна, театральный комплекс накрывается как будто не гигантским куполом, а шапкой-невидимкой — уверяют, что практически ниоткуда не будет заметен. Мол, улицы узкие, когда идешь по ним — какой тут обзор? Правда несколько критических мест проектанты признают: например, с улицы Сторожевой Башни, где с утратой исторической застройки образовался пустырь, купол можно будет оценить во всей красе. Но, рассуждает Явейн, тут ведь когда-нибудь что-нибудь построят — и тогда за этим новым будет не шибко видно. Аналогичные доводы прозвучали и в оправдание появления купола в обзоре с Часовой башни. Смотрите, говорят, на пути этого обзора Дом Говинга (заброшенный с 1990-х и чуть потерявший в высоте за счет утраты кровли) — но его вот-вот отреставрируют, он подтянется и чутка прикроет.

Материалы «Студии 44»

Хотя, насколько известно, Дом Говинга до сих пор на баланс Выборга не принят (судебные тяжбы по изъятию здания у нерадивого собственника еще не завершены). Не говоря о том, что установленные законом ограничения в части видимости проектируемого объекта вообще не предполагают ссылок на какие-то туманные перспективы изменения градостроительной ситуации.

Светлана Ламкина — начальник отдела трехмерной модели Санкт-Петербурга НИПИ Генерального плана и одна из разработчиков этого инструмента оценки видимости проектируемых зданий. Ею вместе с коллегой Сергеем Катаевым был проверен «Анализ видимости» мастерской Явейна. Выяснилось, что несколько охраняемых законом панорам и путей обзора с акватории «анализом» были проигнорированы (а там проектируемый комплекс появляется) и подменены другими. Кроме того, проверка выявила сильную видимость комплекса с Рыночной площади — важнейшего открытого городского пространства, одного из главных центров притяжения горожан и туристов. И то, что он будет отчетливо восприниматься, диссонируя с окружением, с видовой площадки на Часовой башне и (чуть менее заметно) с башни Св. Олафа.

Общий вывод рецензентов: предложенное решение купола противоречит предмету охраны Выборга как исторического поселения, так и квартала Солберга, диссонирует с архитектурой квартала и его окружением и должно быть изменено.

Господин Явейн с этими выводами ожидаемо не согласился, позволив себе усомниться в профессионализме авторитетного специалиста и качестве использованного им инструментария. Добавив снисходительно: «Ну я понимаю, у вас не было таких финансовых возможностей [как у нас], я понимаю».

Режимы, установленные законом для территории квартала Солберга, допускают на части его территории новое строительство. Но «при условии сохранения объемно-планировочных, в том числе высотных, характеристик квартала», а также «композиционно и стилистически фоновой [подчиненной] роли вновь возводимых объектов по отношению к сохранившимся». И при исключении визуального диссонанса с исторической средой.

То, что в итоге рецензентов открыто поддержал еще только один член совета Людмила Семыкина, а большинство высказались за или воздержались (согласившись с необходимостью компромисса — иначе никто денег не даст и все вообще развалится), говорит скорее о нынешнем состоянии питерского ИКОМОС, нежели о допустимости реализации такого проекта.

Надо быть слепым, чтобы счесть театральный комплекс под 20-метровым модернистским куполом отвечающим отведенной ему законом «фоновой, подчиненной» роли.

Вероятно, зрение согласовавших проект чиновников устроено каким-то особым образом. В нашей региональной практике с такими явлениями приходилось сталкиваться не раз. В том числе на проектах ФИСП. Один из них, предполагавший реконструкцию для Русского музея дворов Михайловского дворца с «усовершенствованием» произведения Росси стеклянными крышками атриумов, чиновники тоже согласовали. Изъяны их зрения градозащитникам удалось подправить в суде, признавшем согласования КГИОП незаконными. С чем тот проект и был похоронен.

P.S.

«Новая» направила в ФИСП запрос, информируя о выявленных несоответствиях проекта реновации квартала Солберга требованиям закона, с просьбой пояснить — готовы ли с учетом выявленного внести необходимые изменения. Но ответа пока мы не получили.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#выборг #театр #застройка

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera