Сюжеты

Город хищений, арестов и стрельбы

В Выборге убит авторитетный бизнесмен Александр Петров. Так продолжился скандал с многомиллионными хищениями из районного бюджета

Улица в Выборге. Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Этот материал вышел в № 119 от 28 октября 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество57 695

Максим Леоновспециально для «Новой»

57 695
 

С 1990-х он добивался положения хозяина «самого европейского города» России, с начала 2000-х его именно так и называли. Сегодняшний образ портового города у границы с Финляндией, где финны боялись вести бизнес, во многом можно считать заслугой этого человека.

Село Великое под Выборгом — что-то вроде Рублевки районного масштаба. По субботам 61-летний предприниматель и местный депутат Александр Петров любил париться в своей бане. В половине седьмого он вышел из парилки, чтобы окунуться в озеро. Выстрела не слышала даже охрана. Петров просто упал замертво. Следственное управление СК по Ленобласти сообщает, что стреляли с противоположного берега озера, с расстояния не меньше 250 метров. Оружие пока не установлено, криминалисты предполагают, что это была снайперская винтовка с пламегасителем.

Александр Петров. Фото из архива

Ночью на сайте СК появилось сообщение, что по факту убийства Петрова возбуждено уголовное дело по статье об убийстве по найму (пункт «з» части 2 ст. 105 УК РФ). О версиях относительно заказчика пока никто вслух не говорит. Но гибели «хозяина Выборга» предшествовал удивительный коррупционный скандал, в котором сплелись традиции 1990-х годов и новейшего времени.

О том, какие фантастические хищения были обнаружены в Выборге этой осенью, «Новая» уже рассказывала неоднократно: за два года там сумели украсть седьмую часть районного бюджета. В сентябре был арестован председатель комитета финансов местной администрации Александр Болучевский, которому вменялись кражи на 700 миллионов рублей. Потом выяснилось, что это не все бюджетные потери: не досчитались еще 800 миллионов. Под арест попал бизнесмен Алексей Котляренко, помогавший, по версии следствия, бюджетным деньгам уходить налево. Глава районной администрации Геннадий Орлов «от стыда за подчиненного» подал в отставку, местные депутаты его «не отпустили», а потом сотрудники ФСБ пришли и задержали его тоже. Депутатам пришлось одобрить отставку главы, когда должностное лицо уже сидело под стражей.

О том, что за всем этим стоит какой-то «профессор Мориарти», говорили не только в Выборге. Когда под домашний арест попал глава района, об этом заговорили уже громко. Называли имя Александра Петрова — местного авторитетного предпринимателя и депутата МО «Город Выборг».

Сотрудники Следственного комитета работают на месте убийства Александра Петрова. Фото: РИА Новости

Из фарцовщиков в депутаты

Александр Петров начинал карьеру в 1980-х. Как и многие его будущие коллеги, с юности он серьезно занимался боксом. После службы в армии устроился электриком в выборгскую гостиницу «Дружба». Это было все равно как сорвать джек-пот: в «Дружбу» селили интуристов. В городе процветала фарцовка, приносившая задействованным в сделках гражданам СССР до пятисот процентов прибыли.

Выборг в советские времена был перевалочным пунктом для скандинавских туристов, которые приезжали в Ленинград развеяться. Многие из них не интересовались достопримечательностями, а приезжали насладиться мужским отдыхом: водка, стоившая раз в десять дешевле, чем в Северной Европе, и девочки. Многие даже не доезжали до Ленинграда, останавливаясь в Выборге. Услужливые парни помогали им организовать отдых. В этом бизнесе подвизался и Петров.

Со временем скромный электрик дорос до того, что уже не занимался чейнджем (опасным с точки зрения советского УК обменом импортного дефицита на советские товары), а руководил бригадой фарцовщиков. К концу 80-х Петров с еще несколькими бывшими спортсменами контролировал уже не только фарцовку, но и рынки, на которых продавались изделия кооператоров. К началу перестройки он вполне твердо стоял на ногах.

Вид на гостиницу «Дружба» в Выборге. Фото: postimg.cc

После распада Союза в Выборг потянулись группировки, желавшие прибрать к рукам приграничный город. Аборигенам пришлось очень потрудиться, чтобы отстоять свое место под солнцем. К середине 90-х город контролировала одна группировка: по оперативным данным УБОП, ее костяк составляли уроженцы Гудермеса братья Сергей и Спартак Рубиновичи и уроженцы Выборга — Олег Цой, Александр Петров, Александр Лысов и Александр Хан. Возглавлял группировку криминальный авторитет Владимир Щуровский.

В 1994 году Петров был арестован по подозрению в вымогательстве. За решеткой он пробыл меньше месяца. А когда вышел на свободу, Щуровский обвинил его в том, что тот «не по понятиям» дал милиции показания на главу ОПГ. Через несколько дней Щуровский был застрелен из охотничьего ружья. А на лидерство в ОПГ стали претендовать Сергей Рубинович и Александр Петров. Шансы были примерно равные, поэтому оба искали помощь на стороне.

Братья Рубиновичи склонялись к союзу с Владимиром Кулибабой — одним из бригадиров ОПС Кости-Могилы (Константина Яковлева). Последний считался смотрящим по Питеру от воров. Петров и примкнувшие к нему Цой, Лысов и Хан решили вести дела с Ильей Трабером, в определенных кругах известным под именами Мореман и Антиквар.

Старший партнер

Илья Трабер обратил внимание на Выборг после того, как его выдавили с топливного рынка Петербурга. В Петербург после длительного лечения как раз вернулся лидер тамбовского ОПС Владимир Барсуков (Кумарин) и стал жестко возвращать себе утраченные позиции. А топливный рынок был одним из главных направлений деятельности тамбовских. И хотя Трабер успел там неплохо закрепиться, у него шансов не было.

«Сергеич (так часто называли Барсукова приближенные. — М. Л.) с Трабером разошлись ровно, — рассказал «Новой» один из бывших бригадиров сообщества, попросивший не называть его имени. — У него забрали нефтяную компанию и терминал (вице-президентом ПТК стал сам Барсуков), но в обмен отдали активы в Морском порту Питера и помогли закрепиться в Пулково компании «Совэкс», принадлежавшей Траберу. Так что в накладе тот не остался».

Фирма «Совэкс» с конца 1990-х стала эксклюзивным заправщиком авиалайнеров в Пулково. В 2007 году Трабер, в то время предпочитавший жить за границей, продал компанию двум нефтяным гигантам — «Газпром нефти» и ЛУКОЙЛу. Сумма сделки не разглашалась, но по некоторым данным, Трабер и его партнеры получили не менее 500 млн долларов США.

Илья Трабер («Антиквар»). Скриншот из видео (1992) 

Битвы за активы

Первым совместным проектом Трабера и Петрова стали казино, ночной клуб и два пивных бара в той самой гостинице «Дружба». В конце 90-х отель окончательно перейдет под контроль Петрова, там он откроет свой главный офис. Именно на второй этаж «Дружбы» будут приходить предприниматели, которые захотят открыть в Выборге какое-нибудь дело. Без таких визитов бизнес в городе почему-то не шел. А визиты чаще всего заканчивались тем, что у владельцев новых фирм неожиданно появлялись новые компаньоны, по странному совпадению связанные со структурами Петрова.

Трабер, закрепившись в Выборге, обратил внимание на главные здешние бизнес-достопримечательности: Выборгский судостроительный завод (ВСЗ), энергетическую компанию «Вэнко» и Выборгский порт. Еще один актив — Выборгский целлюлозно-бумажный комбинат — к тому времени уже принадлежал водочному королю Александру Сабадашу. Досталось ему предприятие с большим трудом, выборгская братва активно сопротивлялась, подняв на борьбу с «капиталистами» пролетариат — рабочих комбината. Попытка Сабадаша объяснить, что акции принадлежат ему законно (это была чистая правда), закончилась для водочного короля двумя сломанными ребрами и многочисленными синяками. Попытка прорваться на ЦБК с помощью частных охранных предприятий привела уже к общероссийскому скандалу, Сабадашу пришлось договариваться с Сергеем Рубиновичем и платить миллионы долларов отступных.

Пока Рубинович разбирался с комбинатом, Петров и Трабер заполучали активы ВСЗ, «Вэнко» и порта. Смена собственников (особенно это касалось «Вэнко») сопровождалась гибелью нескольких человек. Осенью 1999 г. в Петербурге был застрелен Олег Фарин, владевший 10 процентами акций «Вэнко». В августе 2000 года вместе с водителем и любовницей пропал еще один акционер Филипп Лемелехес.

Тела водителя и женщины с привязанными к ногам автомобильными дисками будут через несколько дней найдены в озерах вблизи Выборга

По заключению экспертов, оба умерли от огнестрельных ранений. Тело Лемелехеса так и не было найдено.

Оба акционера в борьбе за «Вэнко» поддерживали Петрова и Трабера. Поэтому их убийства вменили Сергею Рубиновичу, в 2001 году он даже был арестован. Однако доказательств следствие не нашло, и через несколько месяцев Рубиновича отпустили. Сам он неоднократно обращал внимание следствия на то, что наибольшую выгоду от убийств якобы получил Петров: именно к нему отошли доли обоих бывших акционеров.

Политические баталии

К 2000 году вокруг «Вэнко» сложилась паритетная ситуация: структурам Петрова и Рубиновича принадлежали примерно равные доли в предприятиях. И во всех небольшими долями (15–20%) владел выборгский комитет управления муниципальным имуществом (КУМИ). Так что тот, кто продвигал на пост мэра Выборга своего человека, фактически контролировал компанию.

К тому времени и Петров, и братья Рубиновичи были муниципальными депутатами. А Сергей Рубинович вообще умудрился занять пост спикера муниципального совета. Каждый хотел двигать на место мэра своего человека. Рубинович сделал ставку на исполняющего обязанности мэра Виктора Дубинина, а Петров — на бывшего директора ВСЗ, а на тот момент председателя комитета по промышленности Ленобладминистрации Георгия Порядина. На выборах в мае 2000-го победил Порядин.

На Выборгском судостроительном заводе. Фото: vyborgshipyard.ru

Петров дважды пытался сместить Рубиновича с поста спикера. В июне 2000-го это не получилось, за отставку проголосовало всего 14 депутатов, но получилось через два месяца — в августе.

В то время по обвинению в убийстве, совершенном в Петербурге, были арестованы некие Ярослав Орлов и Иван Наперстков, члены великолукской ОПГ. Во время следствия они вдруг взяли на себя убийство акционера «Вэнко» Фарина.

Как рассказал на первых допросах Орлов, Фарин и Петров осенью 1999 года якобы заказали ему убийство Сергея Рубиновича и выплатили аванс — 20 тысяч долларов США. Однако, изучив объект, киллеры поняли, что с заказом не справятся. Рубинович передвигался в бронированном мерседесе с многочисленной охраной, а его дом напоминал крепость. Чтобы не возвращать аванс, киллеры убили Фарина.

Несмотря на показания Орлова, Петров к ответственности привлечен не был. Повторим, что преступление пытались вменить Сергею Рубиновичу. После освобождения тот уехал из Выборга и больше в городе не появлялся. Его брат Спартак к тому времени уже был убит во время бандитской разборки в Петербурге.

На троне

С тех пор в Выборге не было более значимого человека, чем Александр Петров. Депутат, спортсмен, председатель спортобщества «Фаворит». Последнее было кузницей кадров для охранного предприятия «Орион».

К тому же Петров был успешным предпринимателем, его деловые интересы охватывали не только Выборг, они простирались до Мурманского порта. Он имел славу мецената, организатора фестивалей и праздников, и так далее, и так далее. С 2003 по 2016 год Петров имел удостоверение помощника депутата Госдумы Василия Шестакова — мастера спорта по дзюдо и самбо, человека, которого называют тренером Бориса и Аркадия Ротенбергов.

После воцарения Петрова в Выборге Трабер там появлялся нечасто.

Он, повторим, жил за границей, к 2007 году избавился от большинства российских активов. Не только от долей в «Совэксе», но и от акций ВСЗ (их приобрел банк «Россия» - что тоже примечательно) и Выборгской топливной компании (ВТК), в которую была переформирована «Вэнко».

Но Александр Петров от своих активов в ВТК и ВСЗ избавляться не спешил. И казалось, выиграл. В июле 2007 года, через несколько недель после покупки ВСЗ банком «Россия», заместитель председателя правления «Газпрома» Валерий Голубев объявил, что ВСЗ выиграл конкурс на строительство буровых установок для Штокмановского месторождения. Приблизительная стоимость контракта составила 59 млрд рублей ($2 млрд по курсу того времени).

Однако золотой дождь на ВСЗ так и не пролился. Завод успел построить металлические основания для двух платформ, а потом разработка месторождения была заморожена. Платформы решили использовать на Сахалинском шельфе. Собранные на ВСЗ конструкции перетащили на Дальний Восток и достраивали на верфях «Самсунг» в Южной Корее, туда и шла основная прибыль.

Это был серьезный финансовый удар для Петрова. К началу 2010-х он стал испытывать острую нехватку в деньгах. Причиной были отчасти отцовские чувства: его сын Виталий Петров стал знаменит как пилот «Формулы-1».

Виталий Петров. Фото: EPA-EFE

«В 2010 году, когда сыну выпал шанс стать пилотом «Формулы-1», Петров сделал все возможное, чтобы осуществить мечту Виталия, — рассказал предприниматель из Выборга Алексей. — Правда, делал он это в лучших традициях 90-х. Ребята из «Фаворита» и ЧОП «Орион» ходили по бизнесменам и в ультимативной форме требовали сделать «благотворительный взнос» для Выборгской Ракеты (так прозвали Виталия Петрова в команде «Рено», за которую он выступал с 2010 по 2011 г. — М. Л.). Сумма взносов в зависимости от бизнеса «благотворителя» колебалась от 10 до 200 тысяч долларов. И отказаться было невозможно: все боялись, что за отказ могут раздеть до нитки.

По некоторым данным, Петров-старший истратил на Виталия всю свободную наличность. Говорят, что даже занял крупную сумму у Ротенбергов.

Отдавать долг, по сведениям «Новой», он планировал после выполнения заказа для Газпрома. Когда этот заказ сорвался, Петров сильно разозлился и обвинил менеджеров газового гиганта в том, что они ведут себя непатриотично, отдавая столь денежные заказы иностранцам.

Ответ Москвы не заставил себя ждать. В Выборг приехали представители Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), и Выборгский судостроительный завод в очередной раз поменял хозяина. Петров лишился даже своего небольшого пакета акций. Выкупили у него долю или решили вопрос как-то иначе — об этом история умалчивает. А вот то, что у Петрова забрали несколько небольших предприятий, действовавших на территории ВСЗ и приносивших стабильный доход, факт известный.

Еще в начале 2000-х, когда основными держателями акций стали структуры, подконтрольные Траберу и Петрову, последний учредил несколько небольших фирм, под контролем которых оказались наиболее прибыльные части завода: цех гальваники и закрытые докерные ангары. В первом был налажен выпуск светоотражающих дорожных знаков. В ангарах зимовали океанские яхты.

Следующий серьезный удар Петрову был нанесен в 2018-м. Во время разгоревшегося бензинового кризиса нефтедобывающие компании повели политику по жесткому демпингу. В результате на их заправках топливо стоило дешевле, чем на бирже. Топливные компании, не имеющие собственных добывающих мощностей (к таким относится ВТК), стали нерентабельны. Петров попытался избавиться от активов ВТК, но, по нашим данным, так и не смог получить за нее приемлемую цену. Сейчас некоторые бывшие заправки ВТК уже работают под брендом «Татнефть», но сведений о том, что татарские нефтяники что-то платили за АЗС, не имеется.

По мнению выборгских бизнесменов, полоса финансовых провалов могла заставить Петрова пуститься в активный поиск денег. В итоге это могло, как мне представляется, и привести к неприятностям вроде полуторамиллиардной убыли в бюджете Выборгского района. Может быть, в основе такой версии – привычка местных бизнесменов и чиновников к тому, что в последние 20 лет серьезные люди в районе чихнуть не смели без разрешения Петрова. Как бы то ни было, предполагали, что за дырой в районном бюджете и арестами выборгских чиновников маячит фигура Петрова.

Выдвигать какие-то еще версии о том, кому именно была выгодна смерть «хозяина Выборга», еще рано: конкуренты то были — обиженные бизнесмены или партнеры по бизнесу.

В понедельник, 26 октября, Александр Петров должен был явиться на допрос в СК. Правоохранительные органы этого не отрицают. Источник «Новой», близкий к следствию, рассказал, что бизнесмена и депутата хотели уже брать под стражу по обвинению в махинациях с бюджетными средствами.
 

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera