Комментарий · Общество

«Унижать и глумиться не людское, можно только сочувствовать»

В интернете опубликован «воровской прогон», который запрещает заключенным ущемлять арестантов, изнасилованных по приказу силовиков

Никита Кондратьев, руководитель службы информации
views

14818

Никита Кондратьев, руководитель службы информации
views

14818

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

В среду, 15 декабря, телеграм-канал Baza опубликовал фото так называемого воровского прогона — обращения авторитетных арестантов к заключенным колоний и изоляторов с указаниями о том, как в данный момент нужно трактовать тюремные понятия. Письмо, как указано в тексте, стало ответом на публикацию видеоархива пыток в учреждениях Саратовского управления ФСИН, вывезенного из России бывшим осужденным Сергеем Савельевым, и на резонансные дела об изнасилованиях и избиениях заключенных в ангарской колонии № 15 Иркутской области.

В письме неназванные заключенные призывают «не унижать и не глумиться» над теми, кого изнасиловали в результате силовых провокаций оперативников или «активистов» (сотрудничающих с администрацией колоний и СИЗО заключенных. Ред.). «По-человечески им можно только посочувствовать», — сказано в письме.

«Новая газета» попросила бывшего политзека и правозащитницу объяснить, как работают подобные обращения и способны ли они вообще что-то изменить в сложившейся системе ФСИН.

дисклеймер

В тексте идет речь о письме так называемых воров в законе, которое обычно составляется с использованием «понятий» — определенных жаргонизмов, присущих криминальному миру. В 2020 году суд признал экстремистским и запретил в России «движение АУЕ», и с тех пор власти могут трактовать использование уголовной символики и лексики как распространение экстремистских материалов (ст. 20.29 КоАП). По этой причине само письмо приведено с сокращениями.


Baza утверждает, что член Совета по правам человека (СПЧ) и Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Ева Меркачева подтвердила, что ей известно об опубликованном телеграм-каналом обращении. В разговоре с «Новой» правозащитница заявила лишь о том, что в ходе своей деятельности в оригинале видела лишь «подобные» письма, а не приведенную Baza бумагу: «Сотрудники СИЗО показывали нам письма, которые они перехватывали».

В целом текст распространенного в соцсетях обращения арестантов по внешним признакам похож на настоящий: в нем, например, соблюдены определенные правила подчеркивания «понятий». Брат Алексея Навального Олег, который освободился из колонии в 2018 году после 3,5-летнего срока по делу «Ив Роше», например, вспоминал о подобной тюремной «бюрократии», которой обучился, пока составлял обращения для зэков.

Однако текст появившегося в среду письма о пытках отличается от классических обращений такого рода, отмечает Меркачева.

«Обычно все эти «прогоны» подписываются — должны стоять имя или кличка какого-то «авторитета», «положенца», «смотрящего». А мы видим, что эта <опубликованная в интернете> бумага никем не подписана. Возможно, ее написал и распространил простой арестант, она могла быть инициативой снизу от того, кто прошел через пытки и сейчас находится в положении опущенного.

Второй вариант (поскольку нет никаких подписей) — это могла быть какая-то оперативная история, придуманная кем-то из спецслужб. 

Ведь те, кто отвечает за «криминальный порядок» в зонах, обычно не боятся подписываться», — говорит правозащитница.

Читайте также

Читайте также

«Пыток становится больше, и они все изощреннее»

Масштаб террора в местах лишения свободы объясняется тем, какая масса людей извлекает из него выгоду. Интервью с Евой Меркачевой

Ныне общественный активист, а ранее политзек Иван Асташин почти 10 лет (все 2010 годы) провел в колониях управления ФСИН по Красноярскому краю, также неоднократно упоминавшегося в связи с пытками. Именно из этого управления ФСИН вышли многие высокие чины современной российской пенитенциарной системы, включая генерал-лейтенанта Александра Калашникова, которого Владимир Путин отправил в отставку с должности руководителя тюремного ведомства в конце ноября на фоне скандала с изнасилованиями в тюремной больнице Саратовской области.

Асташин объясняет отсутствие подписи под обращение по-своему. «Да, раньше, как правило, <«авторитеты»> подписывались конкретными именами и прозвищами. Но не так давно в Уголовном кодексе появилась статья 210.1 — «Занятие высшего положения в преступной иерархии», исходя из которой, любому, кто называет себя «вором» или — как это принято писать в прессе — «вором в законе», грозит наказание от 8 до 15 лет лишения свободы. Поэтому сейчас, как я вижу, <заключенные> стараются лишний раз на эти грабли не наступать, не заявлять об этом специально, чтобы не попасть под дополнительную уголовную ответственность», — говорит он.

Фото: Юрий Тутов / ТАСС

Другое существенное отличие: в обращении арестантов о пытках и изнасилованиях говорится в целом о тюремном укладе в учреждениях ФСИН по всей России, хотя на практике правозащитники встречаются в основном с письмами по вполне определенным и узконаправленным вопросам.

«Чаще всего в таких бумагах пишут что-то вроде «каждый, кто увидит такого-то, передайте ему, что он нехорошо поступил». Или «такой-то называет себя «смотрящим», не верьте ему». В таком духе», — пересказывает Меркачева содержание тех бумаг, что она сама держала в руках.

Главным посылом письма о пытках стала фактическая регламентация процесса перевода заключенных в низшую касту так называемых опущенных.

В тексте зэки призывают не идти на поводу у провокаторов и не запрещать есть из одной посуды с ними тем, кого «активисты» или силовики облили мочой, изнасиловали дубинкой, шваброй или иным предметом.

Таким осужденным предлагается жить среди тюремной касты «мужиков». С реальным изнасилованием все сложнее: питаться из одной посуды с жертвами запрещается, но и приравнивать их к «опущенным» или отверженным не предлагают.

Нельзя однозначно утверждать, что изложенное в письме означает смену тюремных порядков в России и вообще вдохновлено скандалом вокруг пыточных конвейеров в Саратовской области и других регионах, считает Асташин.

Еще в 2019 году Иван, находясь в заключении, опубликовал письмо под заголовком «Тюрьма и ***», в котором объяснял, как на тот момент были устроены институциализированные изнасилования в российских колониях:

«И вот когда весь пыточный инструментарий вертухаев XXI века исчерпан, говорят: «Тебя сейчас<[изнасилуют>!» или «Ведите <…>!». <Членом> пугают, в общем. И зэк, стоящий раком, с заломанными руками и спущенными штанами, кричит: «Не надо! Я все сделаю!» А как иначе? Если его <изнасилуют> или просто «щелкнут» (то есть дотронутся <…>), он на всю жизнь останется «обиженным», и мужики даже за руку с ним здороваться не будут. А если он под угрозой <членом> сделает хозработу или напишет отказ от воровских традиций — это не так страшно, хотя по понятиям неприемлемо, но в подобной ситуации его, скорее всего, поймут.

Точно таким же образом в Красноярске, Иркутске, Ангарске, Благовещенске и некоторых других городах в СИЗО и ИВС добываются явки с повинной и нужные показания. <…>

Кстати, если тебя по беспределу <изнасилуют> не <членом>, а каким-либо предметом, то на твой социальный статус это никак не повлияет».

Сейчас, когда пытки в колониях и СИЗО России вскрылись в больших масштабах, Асташин не удивляется подобным обращениям заключенных.

«Революции в понятиях преступного мира не произошло. Для меня в принципе ничего нового тут не написано. Важно обратить внимание — изначально речь идет о лицах, которых насиловали и унижали швабрами и дубинками. Такие и раньше не приравнивались к «обиженным». То есть тут повторяется уже известное, чего и так арестанты придерживались. Дальше речь идет о тех, кого изнасиловали непосредственно половым членом. И там говорится что мы, «воры», не говорим вам, есть и пить из одной посуды с ними. То есть уже как бы имеется в виду, что они в другой касте, в статусе обиженных. Но также просят их не приравнивать, как тут написано, к «петухам», то есть к тем, кто по другим причинам попал в эту касту. И тут это все еще раз доводится, чтобы люди потом не стали сами работать «прессовщиками» и «разработчиками», — объясняет Асташин цель подобного письма.

Фото: Юрий Тутов / ТАСС

При этом пенитенциарные учреждения в России до сих пор делятся на условные «красные» — режимные, под контролем администрации и их агентов в лице «активистов», — и «черные», где в определенной степени свободно чувствуют себя сторонники «воровского» уклада.

Поэтому смысл таких обращений не совсем ясен — до режимных колоний они просто не дойдут.

«Надо понимать, что если где-то вообще подобные бумаги и ходят, то там уже в целом все нормально. Человек обычно и не думает, и не представляет, что такое вообще может с ним случиться. А потом его отправляют в Саратов или в Красноярск, где он сталкивается с этим <пытками и изнасилованиями> впервые. И, конечно, зачастую не понимает, как дальше сложится к нему отношение со стороны других заключенных», — поясняет Асташин.

«Для примера возьмем красноярское СИЗО. Там нет вообще никакой межкамерной связи. Там практически в каждой камере сидят разработчики так называемые. Естественно, никаких там «воровских прогонов» не ходит. И если человек со свободы туда попадает, то он знает только то, что видит своими глазами, и то, что слышит от других заключенных, содержащихся в камере», — продолжает он.

Читайте также

Читайте также

Опущение грехов

Десятки тысяч человек занимают в российских тюрьмах самое бесправное положение. Об этом знает вся страна, но вместо общественной дискуссии — табу

Откуда появилась анонимная бумага и насколько она подлинна — неизвестно. Меркачева говорит, что получила фото обращения, опубликованного каналом Baza, еще неделю назад от людей, когда-то отбывавших наказание, которым тоже кто-то переслал подобные сообщения. Поэтому вполне вероятно, что здесь сработал эффект массовых рассылок сообщений между бывшими заключенными. «Возможно, Baza имеет источники в следственных органах», — говорит правозащитница.

«Чисто по-человечески все, что там написано, очень понятно и не вызывает сомнений, потому что в статусе «опущенных» действительно оказывались люди, подвергнутые пыткам.

Мы живем в XXI веке? И вся эта кастовость существует только по одной причине — она нужна администрации, чтобы управлять массой заключенных, шантажировать, наказывать через систему.

Конкретный пример из практики: один из заключенных пожаловался в ЕСПЧ <Европейский суд по правам человека>, и по заданию администрации один из активистов попытался его «опустить». Такая месть. <Попытался изнасиловать> безуспешно, но они делали вид, что все удалось, потому что оперативник подготовил целую справку (я ее видела), что теперь такой-то осужденный относится к такой-то касте. Ну это дикость, что оперативники составляют такие справки и знакомят с ними всех осужденных», — заключает Меркачева.

Читайте также

Читайте также

«Дренаж, катетер, две трубки из меня торчат. Зачем я выжил?»

Жертва тюремных пыток добивается многомиллионной компенсации за тяжелейшие увечья. 18+

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#пытки #колонии #ауе #меркачева #письмо #baza #заключенные

важно

Что произошло за ночь 16 декабря. Коротко

важно

Суд отправил в СИЗО собственника шахты «Листвяжная» Михаила Федяева по делу о взрыве, в результате которого погиб 51 человек

новая газета в соцсетях

Топ 6

1.
Колонка

К горлу подступает код Государство сжимает хватку на шее у общества, приближая введение обязательных QR-пропусков. Но общество само виновато: это плата за молчание при уничтожении других свобод в стране

views

244828

2.
Репортажи

Возвращение казанского хана Татарстан не готов признать Владимира Путина единственным президентом в России

views

239283

3.
Что думают в России

Основной закидон государства Россияне раздражены, что власти свою собственную Конституцию соблюдают «отчасти». Стремление ввести QR-коды это раздражение усиливает. Объясняет социолог Алексей Левинсон

views

229872

4.
Прямая речь

Антидот от тирании Речь главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова на вручении Нобелевской премии мира. Полная версия

views

136669

5.
Расследования

«Вагнер» доигрался Наемникам запретили брать кредиты и посещать Европу: кто эти люди?

views

121211

6.
ПАПКА ОТЦА НАРОДОВ

«После разгрома банды Ягоды появилась другая банда предателей» Как Сталин объяснил падение Ежова

views

85392

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera