Колонка · Политика

С видом на Кремль

Самая яркая часть встречи президента с СПЧ в эфир попала не вся. Что было на самом деле

Этот материал вышел в № 141 от 13 декабря 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 141 от 13 декабря 2021
Леонид Никитинский, обозреватель, член СПЧ
views

48226

Леонид Никитинский, обозреватель, член СПЧ
views

48226

Владимир Путин во время встречи с членами СПЧ в режиме видеоконференции. Фото: Михаил Метцель / POOL / ТАСС

Первые три с половиной часа на встрече президента с СПЧ все было предсказуемо, и все это транслировалось в почти прямом эфире — с разрывом не более 5‒10 минут. Темы поднимались самые насущные: надо оградить народ от банковского мошенничества, а при взгляде на бездомных на улице, — согласился Путин, — всякому должно быть стыдно. Но разве телефонные разводки держателей карты «Мир» — это уровень главы государства? И кому поименно должно быть стыдно? Хотелось бы уточнить, не самому же СПЧ сверяться со списком «Форбс»?

Затем президент попросил перерыв для срочного разговора, вернулся, но продолжение встречи в эфир почему-то пошло далеко не все. Александр Сокуров заговорил из Санкт-Петербурга горячо и сбивчиво: о северной деревне, которой грозит уничтожение из-за транспортной развязки, о несправедливости заточения в СИЗО ингушских старейшин и женщины, о том, что не следует политизированной полиции гоняться за молодежью, о Юрии Дмитриеве, которого хотят теперь посадить уже на 15 лет, о необходимости сильной оппозиции и о том, что если кто хочет отделиться от России, так и пусть себе живет своей жизнью.

«Это какой-то манифест и набор страхов, — резко сказал Путин. — Вы хотите югославского сценария?!» В отличие от предыдущих, к этому выступлению у президента не было и не могло быть заготовленных ответов: Сокуров вертел в руках сплошь исписанные и склеенные бумажки, заглядывал в них, чтобы ничего не упустить, читал в них что-то только что добавленное на полях. «Следите за словами, — сказал ему президент (по смыслу). — Слова — опасная вещь. Приходите, мы с вами все обсудим, звоните и приходите, я открыт»…

Режиссер Александр Сокуров. Фото: РИА Новости

Тут мы вдруг увидели его живого — правда, только на экране, но крупно.

Пусть Путин говорил с пожилым режиссером несколько свысока, от чего ему, отвыкшему от возражений, уже трудно избавиться, но маски всезнания больше не было.

Следом заговорила Наталия Евдокимова, сидевшая рядом с Сокуровым: о выборах, о том, что заочное и трехдневное голосование лишает их доверия… Это важно, но я смотрел на Сокурова, который заслонял рукой и мял усталое лицо: все ли он сказал, что хотел, и так ли, как надо?.. Будет ли еще шанс сказать? А больше ведь, правда, и некому: так выстроена «вертикаль».

Первые три часа президент давал слово по списку, который был подготовлен для него, видимо, Сергеем Кириенко, не проронившим за всю встречу ни слова. До перерыва все шло в обход острых вопросов, за исключением выступления Евы Меркачевой, заговорившей о пытках и их главных заказчиках — следственных органах. Павел Гусев попросил скорректировать законодательство о СМИ-иноагентах, Кирилл Кабанов предложил ввести в школах «аналог пионервожатых», а Кирилл Вышинский — добавить в УК статью о «геноциде советского — тире — многонационального российского народа» (имея в виду прежде всего Донбасс). О том, что Игорь Ашманов — топ-менеджер в сфере IT-технологий и мультимиллионер — придумал в отношении суверенного интернета, мы вскоре узнаем из практики.

Все это было в эфире и уже есть в стенограмме, но пока (на 7 утра пятницы) там не было ни Сокурова, ни Николая Сванидзе, заговорившего о попытке уничтожить «Мемориал»* и о заключении в СИЗО ректора Шанинки Сергея Зуева. В отношении Зуева Путин сказал, что не видит причин держать его под стражей, а «Мемориалу» попенял тем, что среди репрессированных сталинским режимом в его списках якобы числится несколько лиц, участвовавших в Холокосте. Справка об этом — на основании некоего исследования израильских историков — лежала перед Путиным на столе, но заготовка оказалась довольно неуклюжей: в базе данных жертв политического террора (base.memo.ru) таких числится более трех миллионов, возможно, там и допущена ошибка в отношении нескольких человек, но ведь и в сведениях о «28 панфиловцах», как известно, была допущена такая же ошибка.

Адвокат Генри Резник. Фото: Олег Дьяченко / ИТАР-ТАСС

После прекращения трансляции (мы не знаем, было ли это обусловлено лишь сеткой вещания) президент начал давать слово тем, чьи выступления могли его администрации и не понравиться. Генри Резник выступил против законодательства об «иностранных агентах» и практики его применения, назвав в качестве примера неразличения между «политической» и научной деятельностью зачисление в «агенты» Института права и публичной политики — лучшей экспертной площадки конституционалистов.

Пусть президент все равно не слышит, что таких законов, вопреки его убежденности, нет нигде в мире, тут важно, что эта тема звучит.

На пятом часу встречи Резник не счел нужным рассказывать президенту о проблемах следствия и судов, а больше никто из тех, кто готовился об этом говорить, слова получить не успел.

Одним из последних выступил градозащитник и журналист Константин Михайлов, напомнивший Путину о данном им в прошлом году поручении проверить законность строительства элитного «ЖК Золотой» на Софийской набережной напротив Кремля. Отчет ЮНЕСКО от имени правительства РФ направлен, но лишь после того, как стройка фактически завершена, и все разводят руками: «Ну не сносить же!» Сейчас застройщики рекламируют элитные квартиры, с балконов которых открывается чудесный вид через реку на кремлевский дворец, в котором в доковидные времена проходили очные встречи президента с СПЧ. Бездомных с этих балконов, конечно, не разглядеть — и нищеты стыдиться некому.

Читайте также

Читайте также

«Не вижу необходимости держать его за решеткой»: Путин — об аресте ректора «Шанинки» Сергея Зуева

* внесен Минюстом в список НКО, выполняющих функцию иноагента

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#путин #спч #сергей зуев #мемориал #пытки #встреча #иноагенты

Топ 6

1.
Сюжеты

Палачи «Мемориала» Показываем лица тех, кто лично уничтожил десятки тысяч наших соотечественников. Теперь палачам ставят памятники, а тех, кто этим возмущен, пытаются ликвидировать

views

279841

2.
Что думают в России

Основной закидон государства Россияне раздражены, что власти свою собственную Конституцию соблюдают «отчасти». Стремление ввести QR-коды это раздражение усиливает. Объясняет социолог Алексей Левинсон

views

227922

3.
Колонка

К горлу подступает код Государство сжимает хватку на шее у общества, приближая введение обязательных QR-пропусков. Но общество само виновато: это плата за молчание при уничтожении других свобод в стране

views

203809

4.
Новости

«Показатели особенно тревожны»: в СК раскритиковали увеличение числа оправдательных приговоров

views

137802

5.
Прямая речь

Антидот от тирании Речь главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова на вручении Нобелевской премии мира. Полная версия

views

110722

6.
Колонка

Эпоха отстоя Почему Бастрыкин возбуждается, когда читает даже очевидную сатиру

views

106117

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera