Комментарий · Экономикапри поддержке соучастников

Приезжие против приезжих

Отнимают ли мигранты работу у местных, и при чем здесь ваша низкая зарплата

прямо сейчасДмитрий Прокофьев, специально для «Новой»
views

0

прямо сейчасДмитрий Прокофьев, специально для «Новой»
views

0

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

ВЦИОМ представил данные всероссийского репрезентативного опроса, посвященного отношению к трудовой иммиграции. Толковать эти данные можно двояко:

  • 60% россиян видят в присутствии мигрантов как плюсы, так и минусы.
  • 11% респондентов ВЦИОМ считают, что «положительных сторон» в работе мигрантов больше,
  • а 27% — с этим мнением не согласны.

Получается, что отрицательные стороны в деятельности мигрантов видит каждый четвертый житель России.

В то же время

  • 28% опрошенных ВЦИОМ «скорее согласны» с мнением, что «иммиграция — это в целом хорошо для развития экономики».
  • 24% — разделяют это мнение с оговорками,
  • а 41% — «скорее не согласны».

Зато

  • 44% респондентов «скорее согласны» с утверждением, что «иммигранты «отнимают» работу у местных жителей».
  • С такой точкой зрения не согласны 37% опрошенных,
  • а 16% — отвечают надвое: «отчасти согласен, отчасти не согласен».

И даже идею

  • «если на рынке труда не будет мигрантов, зарплаты местных жителей повысятся» разделяют 49% россиян.

Остальные сомневаются:

  • 14% — согласны с оговорками,
  • а 31% — не рассчитывают, что отъезд мигрантов как-то поможет росту их доходов.

Какое мнение ближе к истине? Здесь нет простого ответа. Потому что причины, по которым «мигранты» приезжают в «большие города» — это глобальная экономическая история. Дело даже не в «больших зарплатах». Все сложнее.

Труд против капитала

В середине XIX века замечательный экономист Генри Кэри, изучая структуру национального дохода североамериканских штатов, сделал важное открытие. Кэри установил, что в богатых городах Восточного побережья США (Нью-Йорке, Филадельфии, Бостоне) доля зарплаты в каждом долларе стоимости товара была максимальна, а доля капитала (прибыли и ренты) — минимальна.

Зато по мере продвижения «в глубину страны» (то есть в бедные и лишенные инфраструктуры регионы) доля зарплаты в стоимости товаров снижалась, а доля капитала росла.

Это противоречило взглядам экономистов того времени. Закон «спроса и предложения» подсказывал другую логику: чем меньше работников «на периферии», тем дороже будет их труд.

Нет, объяснял Кэри, все наоборот. Труд будет дешев там, где мало нанимателей, где мало бизнеса. Если у работника нет альтернативы трудоустройства — условия найма ему продиктуют работодатели. Поэтому зарплаты будут расти там, где «капитал» конкурирует за «труд».

Поэтому, объяснял Кэри, по мере продвижения «от центра к периферии» доля труда в стоимости товара будет снижаться, а доля капитала расти. И наоборот: по мере продвижения «от периферии к центру» доля труда в стоимости товара растет.

Рынок труда «в центре» благоприятен для работников, рынок труда «на периферии» — для капиталистов. Подождите, а как же высокие заработки работников в «окраинных» нефтегазовых регионах России?

По данным, опубликованным на днях РИА «Новости», каждый пятый житель Чукотского, Ямало-Ненецкого, Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов, Магаданской и Сахалинской областей, Камчатского края и Республики Саха (Якутия) зарабатывает более 100 тысяч рублей, в то время как средняя зарплата по стране варьирует в интервале от 22 до 54 тысяч.

Цена труда с точки зрения работника — далеко не исчерпывается суммой зарплаты, мог бы сказать Гери Кэри. Важна именно доля оплаты труда в стоимости продукта. По отношению к нынешним доходам корпораций эта доля невелика. А по мировым меркам доходы рядовых работников российских сырьевых компаний в разы меньше, чем зарплата на аналогичных должностях за рубежом.

Мигранты в Москве. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Предприниматель ищет максимум прибыли на капитал, работник — максимум прибыли на труд. Люди хотят работать там, где им комфортно будет жить, и там, где они будут получать максимум по отношению к стоимости произведенного ими продукта. Власти долго внушали людям, что каждый из них — сам себе предприниматель. Так вот,

единственный капитал пролетария — его навыки и руки. И увеличить стоимость своего капитала он может единственным способом — уехать туда, где у него будет больше возможностей продать свой труд.

В Москву!

Готовность пользователей Рунета сменить место жительства ради работы и карьеры оценили социальная сеть «Одноклассники», сервис «VK Работа» и исследовательский центр ResearchMe. Результаты впечатляющие: за лучшей жизнью готов устремиться каждый четвертый россиянин. Список мест, куда хотели бы уехать люди, это

  • Москва,
  • Санкт-Петербург,
  • Сочи,
  • Краснодар

и на пятом месте —

  • Владивосток.

Первые четыре города — ожидаемо, а Владивосток, очевидно, привлекает зарплатами: бульдозеристу там предлагают 140 тысяч рублей в месяц.

Впрочем, высокие зарплаты — не главное. Для желающих переехать важнее всего:

  • «уровень жизни», об этом говорят 35% респондентов.

Дальше следует:

  • «зарплата» 32%,
  • «климат» 30% голосов,
  • для 27% респондентов важно «наличие рабочих мест»
  • для 17% — «возможность карьеры».

И никто не мечтает об «индустриальных центрах» Сибири или «городах российского Нечерноземья». Но именно туда едут и мигранты:

мегаполис, агломерация, море, тепло, ближе к границам. И здесь они действительно оказываются на одном рынке труда с россиянами — такими же «приехавшими». Как говорится в исследовании «Использование иностранной рабочей силы (ИРС) как фактора конкурентоспособности промышленных предприятий: сравнительный анализ России и стран ЕС» магистранта НИУ ВШЭ Ирины Кушнир, самая высокая вероятность найма мигрантов с «территориальной точки зрения» наблюдается в компаниях Северо-Западного ФО — (15,9%), самая низкая — в Сибирском ФО (3,9%), а в Центральном ФО она составляет 11,4%. На окраинах больших городов мигранты и «сталкиваются» с теми, кто едет в эти города из российской глубинки. «Приезжие» сталкиваются с «приезжими».

Означает ли это, что мигранты «отнимают работу» у местных? Нет, скажет нобелевский лауреат по экономике 2021 года Дэвид Кард, установивший, что конкуренция проходит не по линии «мигранты / местные», а по линии «одни низкоквалифицированные / другие низкоквалифицированные». Как раз местные жители выигрывают: появление мигранта означает рост местного ВВП. А вот другим мигрантам приходится тяжелее — они конкурируют между собой.

Читайте также

Читайте также

Жажда местных

Как российская пропаганда раздувает миф о том, что приезжие — насильники и преступники. Исследование «Новой газеты» и «Важных историй»*

Кадровый голод

С другой стороны, отъезд людей с «периферии» в «центр» оборачивается дефицитом трудовых ресурсов в «провинции». Читаю в телеграм-канале примечательное наблюдение по поводу «кадрового голода с точки зрения производственника»:

«…категорический дефицит кадров и нехватка рабочих! Проблема острая и общая для всех производителей — озвучивали почти все руководители предприятий в России, с кем общался. Рабочих сильно не хватает».

«Причины же такие (и они взаимосвязаны)…»

«Заводы располагаются близ небольших городов. Завод в черте Москвы, даже в черте Химок, ставить дорого, если не сказать невозможно. А инфраструктура такого города, как, например, Киржач во Владимирской области, где население 40 тыс. человек, проигрывает даже Владимиру, не говоря уже о Москве. И все люди уезжают оттуда. Не то что талантливые, а почти все вообще».

«Хороший знакомый был директором завода в Смоленской области, ему требовались механики и сварщики, он платил з/п до 70 тыс. руб., что для Смоленской области достойная зарплата, выше рынка, но у него также был вечный недобор. ПТУ учит парикмахеров в Смоленске, чтобы они выучились и уехали в Москву работать продавцами на кассах за меньшую зарплату, которую предлагают сейчас на предприятиях в области».

Получается, что рабочие места у россиян «отнимают» не столько мигранты, а специфика российского рынка труда и инфраструктура городов. Да, предприятия заявляют о нехватке рабочих рук, но есть ли желающие вообще работать там, где они предлагают работу? Даже за зарплату «выше средней по рынку».

Москва. Фото: РИА Новости

Ответ мы найдем в упомянутом нами исследовании «Использование иностранной рабочей силы (ИРС) как фактора конкурентоспособности промышленных предприятий…».

«…Самая высокая вероятность найма (12,8%) наблюдается среди фирм промышленной отрасли «производство прочих неметаллических продуктов», а самая низкая (4,9%) — среди фирм, занятых производством электронного оборудования» (это понятно). При этом самая высокая «вероятность найма ИРС» (15,9%) в России наблюдается среди предприятий со штатом сотрудников 250–499 чел.

То есть мигрантов нанимают на работу не какие-то «малые бизнесы», а вполне солидные компании.

При этом «…для российских предприятий прослеживается тенденция, что высокая доля низкоквалифицированного труда на предприятии стимулирует повышение доли иностранной рабочей силы».

И здесь возникает замкнутый круг: дороговизна ведения производственного бизнеса в больших городах выталкивает предприятия туда, где нет социальной инфраструктуры. Работников там тоже нет: люди уезжают туда, где могут рассчитывать на лучшую жизнь — не только в смысле сегодняшней зарплаты, но и перспектив на будущее. Менеджеров предприятия можно понять: они стремятся сэкономить на зарплате, пользуясь своим монопольным положением работодателя. На эти условия найти людей трудно — и приходится рассчитывать на мигрантов.

Читайте также

Читайте также

Как я стал зеленым человечком

Раскрываю тайны индустрии доставки еды: что такое «грейд», куда курьеру категорически нельзя заходить, что в Москве заказывают чаще и плюют ли в суп Семену Слепакову

Ключевая проблема: дешевый труд

В условиях эпидемии «противоречия между трудом и капиталом» обостряются еще сильнее. В исследовании экспертов Центрa политики занятости и социально-трудовых отношений Института экономики Российской академии наук (ИЭ РАН) «Рынок труда иностранной рабочей силы в России: влияние пандемии» (опубликовано в журнале «Россия и современный мир», № 3, 2021) говорится следующее:

«…общее ухудшение конъюнктуры российского рынка труда вкупе с падением доходов может заставить представителей коренного населения России пересмотреть притязания к рабочим местам и вступить в конкуренцию с мигрантами в тех нишах рынка труда, которые традиционно были отданы на откуп последним.

Не изменится и главный мотив предпринимателей, побуждающий их использовать труд мигрантов из стран СНГ — их готовность работать за низкую плату, без официального оформления, с нарушением норм законодательства. Граждане России на таких условиях работать не хотят.

Кроме того, согласно выборочным обследованиям Центра народонаселения экономического факультета МГУ, при одинаковой оплате мигранты по факту могут работать в полтора раза дольше по сравнению с местными работниками. Поэтому высока вероятность, что и в дальнейшем, в период восстановления хозяйственной деятельности, работодатели могут предпочитать мигрантов, в т.ч. и потому, что они менее требовательны в части условий и безопасности труда…»

Так что, некорректно говорить о «проблеме мигрантов» на российском рынке труда. Есть проблема низкой стоимости труда во всех республиках бывшего СССР (за исключением стран Балтии).

Мигранты стремятся в большие города, потому что их зарплаты в «центре» позволяют содержать семьи «на периферии», на окраинах бывшей империи. Но российские «внутренние мигранты» точно так же стремятся «в центр» — потому что на своих окраинах не видят для себя перспектив.

А работодатели — в лучших традициях позапрошлого века — «умело манипулируют трудящимися в собственных интересах».

Речь фактически идет о шантаже: не будешь работать, говорят сотруднику, ну что же, мигрант тебя заменит. Не хочешь работать, скажут они мигранту, имей в виду — ты здесь на птичьих правах.

Проблему конфликта на рынке труда между мигрантами и местными в России невозможно решить в рамках одной страны. Эта проблема — производная от проблем на рынках труда во всем СНГ. И название этой проблемы — дешевый труд. Точнее, низкая доля оплаты этого труда в стоимости произведенного продукта, как объяснял Генри Кэри еще полтораста лет назад.

Читайте также

Читайте также

Окончательное решение мигрантского вопроса

Использовать, кошмарить, выгнать — Кремль и Бастрыкин решают, что делать с приезжими в России. Следим за процессом вместе с антропологом Сергеем Абашиным

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.


Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

#рабочая сила #труд #трудовое законодательство #мигранты #работа #безработица

важно

час назад

Ректору Шанинки Сергею Зуеву предъявили обвинение по делу о фиктивном трудоустройстве в РАНХиГС

Топ 6

1.
Сюжеты

Пациент ни жив ни мертв Что такое постковидный синдром и как живут с ним переболевшие коронавирусом люди в России

views

169560

2.
Колонка

Час фиг на транспорте QR-коды в метро и автобусах: в Татарстане острую проблему подали тупым концом вперед

views

141500

3.
Комментарий

Войны не будет. Потому что ее можно проиграть Почему Россия не будет воевать, а все передвижения войск на границе с Украиной — принуждение США к переговорам. Объясняет Юлия Латынина

views

101649

4.
Сюжеты

Следствие в ауте Петербургские следователи отказались возбуждать уголовное дело по факту возможного публичного унижения достоинства детей с расстройствами аутического спектра

views

95240

5.
ПАПКА ОТЦА НАРОДОВ

«А кто отвечает за побеги?» Сталинская резолюция, перевернувшая мир спецпереселенцев

views

80224

6.
Новости

Что произошло за ночь 18 ноября. Коротко

views

78139

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera