Комментарий · Общество

Только лорда не хватало

«Русал» снова обещает модернизацию сибирским заводам, но наполовину, и снова ждет поддержки от государства

15:57, 15 апреля 2021Алексей Тарасов, Обозреватель

924

15:57, 15 апреля 2021Алексей Тарасов, Обозреватель

924

КрАЗ. Фото: Александр Кузнецов, для «Новой газеты»

«Русал» решил полностью изменить облик алюминиевой промышленности России. Об этом сообщил гендиректор компании Евгений Никитин в Красноярске на экономфоруме. На четырех сибирских заводах — в Красноярске (крупнейшем в мире, 1015 тыс. тонн металла в год), Братске (втором — 1007 тыс. т.), Иркутске (412 тыс. т.) и Новокузнецке (212 тыс. т.) — будут снесены старые корпуса, построенные в основном в 60-х годах прошлого века, и построены новые суммарной производительностью 1,4 млн т алюминия в год.

Таким образом, перемены затронут более половины существующих сейчас мощностей четырех заводов: более половины электролизеров, работающих «по старой технологии» (столь изящно Никитин обозначил изобретение норвежского инженера Содерберга с партнерами вековой давности) будут заменены «на самые современные» — РА-550 (обожженный анод). При этом Никитин пообещал экологический эффект: «В 10 раз будут снижены выбросы по суммарным фторидам и в 10 раз будет снижение по смолистым веществам, включая бенз(а)пирен».

Слайды, сопровождавшие его речь, облекали обещания в еще более красочные формулы: «Русал» закрывает старые заводы и построит четыре новых, современных. Производительность не изменится.

Но есть нюансы. В реальности — что явствует из той же презентации «Русала» — перевод половины мощностей на РА-550 светит лишь КрАЗу и БрАЗу (Красноярску и Братску). И если уж и говорить о «прорыве» — а о нем восклицают, и всерьез, — то

следовало бы говорить лишь об обещанном в следующие две пятилетки отказе от технологии Содерберга, что остальной мир уже давно сделал.

Что до технологии обожженного анода, так на нее еще коммунисты планировали перевести заводы — переоборудование, например, КрАЗа было предусмотрено первоначальными планами развития завода к 1990 году. Технология Содерберга была временной, никто не хотел травить канцерогенами Красноярск вечно. И начали переводить — да СССР закончился.

И вот, наконец, спустя 30 лет, нам обещают еще через 10 лет выплавлять каждую вторую тонну по более щадящим туземцев технологиям. А почему бы не весь алюминий так производить?

Впрочем, и этот половинчатый план выглядел бы незамутненной абстракцией, но некоторые самые общие данные приведены. В Красноярске в 2030-м по технологии РА-550 обещают плавить 535 тыс. тонн алюминия в год, при этом выброс фторидов сократится на 73%, а бенз(а)пирена — на 100%. Однако красноярцам эти цифры ни о чем не говорят — они имеют дело не с половиной завода, а с ним целым, и вторая половина завода все равно будет эти гадости в полном объеме выносить в город. А горожане — этим дышать, отдавая чужому бизнесу «половинку себя». Хваленый «ЭкоСодерберг» сокращают в пользу РА-550 лишь на 60%: с 895 тыс. т до 360 тыс. т. Хвалили его, что важно, не только сами алюминщики, но и экологи, и правительство: «ЭкоСодерберг» внесен в реестр «НДТ» (наилучших доступных технологий).

И вот, оказывается, не так уж он и хорош, надо менять. Но не хорош он лишь для Красноярска, возмущающемуся своим смогом. Молчащим Братску и Новокузнецку сойдет (второй сорт не брак).

Братску обещают сокращения выбросов еще значительней (фторидов на 91%), поскольку переходят на обожженные аноды не с «ЭкоСодерберга», а с просто Содерберга — того, из 1920 года. Ну а вторую половину завода и переводят на «ЭкоСодерберг», от которого Красноярск отказывается. Не пропадать же добру.

В Новокузнецке тоже Содерберг закрывают, но большую часть переводят на «ЭкоСодерберг», и лишь 88 тыс. т на обожженные аноды, но не на РА-550, а на РА-167.

В Иркутске (Шелехове) переводят на РА-300 более половины мощностей, также полностью закрывая Содерберг и оставляя 177 тыс. т на ОА-300 (это тоже электролизеры на обожженных анодах).

Пусть с оговорками, новость была бы и вправду прекрасной, если б не половинчатость решения и если б не обещанные сроки — 10 лет. И если б мы это все уже не слышали десятки раз.

КрАЗ, 1994 год. Фото Александр Кузнецов, для «Новой газеты»

Например, на таком же КЭФе, только в 2017-м, предшественник Никитина Соловьев заливал о предстоящей модернизации куда складней — у него из кразовских труб шел чистый кислород (давние истории об инертном аноде) — и никакой углеродной составляющей.

Впрочем, кто может помешать обещать. Это не значит жениться.

Хотя если уж «Русал» решился сносить на четырех площадках более половины заводских корпусов (а в Красноярске 15 из 23), если нам говорят, что, по сути, на месте старых заводов построят новые, может, не стоило их обещать возвести на том же месте? А пообещали бы все то же, но все-таки подальше от людей, не желающих, чтобы на их жизнях и здоровье детей кто-то делал бизнес?

И сами обещания, и причины, для чего они произносятся, уже стали традиционными. Никитин прямо сказал: «Надеемся, что государство поддержит эту программу… что эта программа поможет находить взаимопонимание государству, бизнесу и обществу».

Совет директоров «Русала» подконтролен Минфину США, а налоговые льготы и преференции компания ищет и находит в РФ и ее субъектах. Под экологические программы — самый тренд.

Еще вчера никто вовсе не переживал за выбросы заводов в воздух, что там — под строительство Богучанских ГЭС и алюминиевого завода несколько лет назад санбригады из зэков попросту зачистили и сожгли десятки деревень ангарского старожильческого анклава, свидетельство исторических прав русских на Сибирь. А потом затопили, пустив на электричество для алюминия. И вот вдруг такие перемены, с чего бы?

Это не я вспоминаю БЭМО (Богучанское энерго-металлургическое объединение «Русала» и «РусГидро»), это Никитин его упоминает как пример взаимопонимания бизнеса и государства (про общество в данном случае лучше молчать, как молчало и оно, когда сжигали и топили деревни самостоятельной ветви русских, потомков поморов). Никитин произносил эти четыре буквы — БЭМО — как пример удачного частно-государственного парнерства, говоря, что «Русал» рассчитывает на поддержку и заявленной им программы реконструкции старых заводов.

Евгений Никитин, гендиректор «Русала»

Есть, по всей видимости, и еще одна нужда у металлургов. В начале года En+ Group, головная компания, включающая в себя помимо алюминиевых мощностей сибирскую гидроэнергетику, объявила о намерении достичь нулевого баланса выбросов парниковых газов к 2050 году. Сокращение выбросов председатель совета директоров En+ лорд Баркер пообещал всей производственной цепочке, включая производство алюминия.

Как заявлено в обнародованном пресс-релизе, «рабочая группа по сохранению климата, подчиненная лорду Баркеру, будет активно взаимодействовать со всеми внешними заинтересованными лицами, включая клиентов, поставщиков, инвесторов, население регионов присутствия и экспертов с целью создания единого детального плана достижения нулевого баланса выбросов», который лорд Баркер намерен представить в сентябре 2021 года, накануне конференции ООН по изменению климата в Глазго.

Поскольку я — то самое внешнее заинтересованное лицо из «региона присутствия» (из Красноярска, города астматичных детей и очередей в онкодиспансер), я принял приглашение лорда.

И тогда же, в январе, написал личное (не как корреспондент «Новой») письмо ему — обстоятельное и предметное, предложив не только перевод на обожженные аноды (о чем заявлено сейчас, правда, вот так половинчато), но и еще несколько конкретных мер, со ссылками на научные исследования, на инженерные разработки, на конкретных ученых.

Штука в том, что британский лорд называет En+ «лидером в самом важном экологическом вопросе нашего времени», а компания именует сама себя «мировым лидером в производстве низкоуглеродного алюминия и возобновляемой энергии». В реальности лорд водит за нос мировое сообщество, международные институты, рассказывая о борьбе за экологию: показатель выбросов парниковых газов (менее четырех тонн на тонну алюминия или более) вообще ничего не говорит об экологической чистоте собственно алюминиевого производства.

Это все равно, что подстричь ногти больному чумой и представить миру рассказ о том, что теперь-то с пациентом — все в порядке.

«Регионы присутствия» волнует вовсе не углекислый газ, а канцерогены, выбрасываемые заводами «Русала», бенз(а)пирен и прочие полициклические ароматические углеводороды, смолистые вещества (возгоны пека) в составе электролизной пыли, фториды, далее длинный список всякой химии первого класса опасности. Это все то, чем дышат сибирские города и на чем богатеет бизнес. Скажем, недавно, упомянув в этой связи КрАЗ, глава Роспотребнадзора Анна Попова писала в Совет Федерации о красноярской «достоверной тенденции роста показателей по болезням органов дыхания (со среднегодовым темпом прироста на 1,5%), злокачественным новообразованиям (со среднегодовым темпом прироста на 2,9%)».

Лорд Баркер называет свой алюминий «зеленым», а всю компанию экологическим лидером лишь на том основании, что «Русал», в отличие от Китая, где выплавляют алюминий на энергии угольных станций, производит его, не сжигая органическое топливо.

Но какая в том заслуга En+? Что в ходе раздела имущества СССР Олегу Дерипаске достались крупнейшие советские гидроэлектростанции, а не угольные ТЭЦ?

Жители Красноярска на митинге за чистое небо. Фото: Алексей Тарасов / «Новая газета»

Разрекламированный «ЭкоСодерберг», который продолжают внедрять (и лишь в одном Красноярске обещают сократить на 60%), не решает ключевого вопроса — выбросов полициклических ароматических углеводородов. Это не та эмиссия через дымовые трубы и очистные системы, которая учитывается и включается в статистику парниковых газов и борьбы с ними. Это низковысотные выбросы, они происходят через ворота, окна и крыши цехов, через аэрационные фонари производственных корпусов («фонарные выбросы»). Ими как раз и дышат горожане.

Лорда заботит вопрос, что «потребители-миллениалы будут требовать информацию о том, сколько СО2 попало в атмосферу при производстве приобретаемой вещи — будь то ноутбук, электромобиль или банка газировки». Но миллионы людей в сибирских «регионах присутствия» «Русала» — не в счет? И те газы, что выбрасываются помимо углекислого?

Лорд борется с глобальным потеплением и губит Красноярск, Братск, Новокузнецк, Иркутск.

Все названные Никитиным в надежде на отклик государства локации традиционно входят в черный список городов с самым грязным воздухом. Красноярск, напомню, вечный участник самых различных топов грязнейших городов как России, так и мира, и среди стационарных источников загрязнения КрАЗ лидирует. Это — и по версии президента РФ, и по данным самого «Русала».

Никитин тоже не удержался и говорил о зеленой экономике, борьбе с парниковыми газами, безуглеродных технологиях. Еще раз: больного чумой или двусторонней пневмонией следует лечить, а не рассказывать всем вокруг, что ему в течение 10 лет сделают маникюр. Это тоже, конечно, радует, внимание больному всегда отрадно, но все же не избавляет Сибирь от вопросов: зачем ей такие заводы?

В «Русале» на вопросы «Новой» о подробностях представленного в Красноярске плана пообещали «постараться удовлетворить профессиональное любопытство» газеты и «сообщить, что можно». Пока предметного ответа нет; если появится, будет опубликован.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#русал #дерипаска #технологии #экология #красноярск #загрязнение #производство #черная металлургия #экофорум

важно

7 часов назад

Байден подписал указ о введении санкций против России

важно

8 часов назад

«Издание начиналось как студенческое, но оно уже давно носит общественно-политический характер»: Песков — о DOXA

важно

2 дня назад

Байден предложил Путину встретиться в третьей стране на фоне напряженной ситуации в Украине

Slide 1 of 6

выпуск

№ 40 от 14 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 40 от 14 апреля 2021

Топ 6

1.
Сюжеты

«Люди вокруг пахнут луком» «Мертвечина», «тухлятина», «помои» — тысячи человек после коронавируса преследуют отвратительные запахи. Что такое паросмия, как с ней живут и есть ли лечение?

365317

2.
Расследования

Семья, стоящая особняком В 2010 году жена советника президента Татьяна Юмашева пообещала, что тот, кто найдет у нее зарубежное имущество, сможет забрать его себе. Журналисты «Трансперенси интернешнл — Россия»* нашли виллу Юмашевой на Карибах

304586

3.
Сюжеты

Полковник Кошечкин, который искал правду История офицера вооруженных сил: от солдатского бати — до зэка, затравленного собаками на этапе

200821

4.
Интервью

«Смерть от ковида или побочка от прививки? Выбор за нами» Какую вакцину предпочесть и почему — объясняет микробиолог Константин Северинов

105313

5.
Комментарий

«Ядерное несдерживание» Чтобы США отступились от Украины, межконтинентальные ракетные комплексы России демонстративно выведены на маршруты боевого патрулирования

101275

6.
Колонка

«Донецкого консенсуса» не будет Власти загнали себя в ловушку: воевать нельзя, но без войны никак

82723

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera