Интервью · Политика

«Хорошо понимаю Навального, который вернулся»

Как муниципальные депутаты становятся врагами режима. Интервью Юлии Галяминой

Этот материал вышел в № 35 от 2 апреля 2021
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 35 от 2 апреля 2021

13:22, 31 марта 2021Вячеслав Половинко, спецкор

9653

13:22, 31 марта 2021Вячеслав Половинко, спецкор

9653

Юлия Галямина. Фото из соцсетей

Политик Юлия Галямина, осужденная в конце прошлого года по «дадинской статье» за участие в мирных митингах, на прошлой неделе лишилась мандата муниципального депутата в Тимирязевском округе Москвы. За прекращение ее полномочий проголосовало восемь мундепов при четырех противниках этого решения и одном воздержавшемся. Сама Галямина, которая по суду также лишена возможности заниматься преподаванием, к потере депутатского статуса отнеслась философски: из политики она не уходит, да и связей с коллегами терять не намерена. На май запланирован всероссийский съезд муниципальных депутатов, где Галямина — один из организаторов. В интервью спецкору «Новой» Галямина рассказала, в каком качестве она продолжит политическую борьбу и как связаны между собой ремонт трамвайных путей в Тимирязевском районе и Алексей Навальный.

— Заседание по лишению вас мандата было похоже на партком?

— Не знаю, я на нем не присутствовала. Возможно, и было, но мне находиться там показалось просто неинтересно.

— Вы заранее знали, каков будет результат?

— Это было очевидно. Мои коллеги <по муниципальному округу> из «Единой России» все эти годы не принимали многие мои обращения, и они просто мечтали, чтобы я перестала быть депутатом. Так для них меньше проблем в жизни.

— Вы что-нибудь знаете о том, как эти коллеги себя вели на заседании? Судя по вашим словам, им наверняка доставляло удовольствие изгонять депутата Галямину из своих рядов.

— Ничего не могу сказать об их эмоциях, но ведь на это заседание привели каких-то непонятных граждан и не пустили тех, кто пришел сказать что-то в мою защиту. Это очень показательно.

— Среди тех, кто голосовал за ваше исключение, есть люди, с которыми вы поддерживали ровные коллегиальные отношения?

— Так-то я со всеми стараюсь нормально общаться. Работать-то надо вместе, по многим вопросам нам даже удавалось найти компромисс.

— Вы пытались с кем-нибудь из них контактировать после заседания? Возможно, кто-то, наоборот, связался с вами и попробовал объяснить свою позицию?

— Я еще не успела ни с кем поговорить. <После заседания о лишении мандата> все равно ведь оставалось еще много текущих дел. Но я написала письма нескольким людям. Они мне не ответили, и я даже не знаю, ответят ли. Но позиции голосовавших за эти годы для меня стали достаточно очевидны, меня не удивил даже воздержавшийся депутат, я предполагала, что так и будет.

— Как вы планируете вернуть себе мандат?

— Я уже подала два иска в суд и планирую подать еще. Но вернуть мандат можно, только если ЕСПЧ признает, что я невиновна

<по «дадинской статье»>, и здешний суд отменит свое решение. Не представляю, можно ли это успеть до окончания срока полномочий мундепов этого созыва в 2022 году.

— Как раз хотел уточнить, не боитесь ли вы, что банально не хватит времени на восстановление мандата?

— Ничего страшного. Политика — дело такое: сегодня ты депутат, завтра — нет, а потом — снова депутат. Вопрос лишь в том, готов ли ты ждать своего часа и продолжать борьбу.

— Я так понял, что вы в 2022 году хотите как раз продолжать.

— Я вряд ли смогу баллотироваться и иметь официальные должности, пока Путин будет у власти. Моя точка зрения, скорее, заключается в том, что политика — дело не одного года, она измеряется десятилетиями. Цель — продвигать близкие тебе ценности и принципы и делать это упорно, а властные полномочия как таковые — только инструмент достижения этой цели. Да, я не смогу в ближайшие годы обладать какими-то полномочиями, но это ничего не меняет.

Юлия Галямина. Фото: Светлана Виданова / "Новая"

— Решением какой проблемы жителей своего округа вы занимались непосредственно перед тем, как началась вся история с вашим лишением?

— За время, пока я была депутатом, я написала 500 обращений. Это были и вопросы экологии, и благоустройство, и капремонт — как у всех. Последняя наша инициатива — это кампания по возвращению трамвая. Трамвайные пути в нашем округе закрыли на ремонт и не откроют еще долго (по официальной информации, время ремонта путей в округе продлено до июня 2021 года.Ред.) — и это история про ужасающую коррупцию и безалаберность наших органов городского управления.

— Эту инициативу после вас есть кому подхватить?

— Конечно, у нас ведь команда союза жителей Тимирязевского района. Мы ведь и на выборы шли этой командой и, в общем, победили, но в последний момент, на мой взгляд, случилась фальсификация: были дописаны голоса за кандидата от «Единой России». В итоге наш человек не прошел — и у «ЕР» стало большинство. Если бы тех фальсификаций не было, сейчас ситуация, в том числе и вокруг ремонта трамвайных путей, была бы другой.

— Я правильно понимаю, что «Единая Россия» против трамваев?

— Нет, они тоже за них. Все — за трамваи, просто единороссы не готовы развивать шум вокруг этой темы, потому что речь идет об ошибках в работе городских властей, а «Единая Россия» в Москве не готова давить на власти, потому что депутаты их боятся.

— Каков вообще сейчас статус мундепа в Москве? Хватает ли его полномочий, чтобы реально остановить незаконную стройку или вырубку деревьев, а не только писать обращения?

— Нет, конечно. Для осознания этого даже необязательно быть мундепом, достаточно почитать 39-й и 56-й законы города Москвы («Об организации местного самоуправления».Ред.). Это все очень смешно, потому что по факту московские муниципальные депутаты — самые бесправные в стране, даже у коллег в Петербурге больше полномочий. Тем не менее в работе мундепа, помимо прочего, есть еще и политическая составляющая, связанная с тем, что у такого депутата есть настоящая легитимность, он представляет интересы своих избирателей в политике.

— Про политический вес мундепа надо уточнить отдельно. Вам не кажется, что заявления в поддержку Навального, например, — это некоторое «превышение полномочий» и не совсем то, чем должны заниматься муниципальные депутаты?

— Муниципальная политика — это тоже политика, и человек на этой должности может заниматься любой политической деятельностью. Да, у мундепа есть определенный бюджет и определенные полномочия. Но он должен реагировать и на то, что волнует людей,

которые участвуют в местном самоуправлении. Людей волнует Навальный, и мундеп высказывается в его поддержку, я не вижу тут проблемы. Понимаете, мы привыкли к логике вертикали. Внизу есть какие-то люди, потом идут мундепы, потом — региональные депутаты, потом — федералы, ну и так далее. Но эта идея — ложная. На самом деле принцип местного самоуправления в том, что это, по сути, отдельная и самостоятельная ветвь власти. Мундепы работают в соответствии с законами — федеральными и региональными (в зависимости от того, где они представлены), — но они не обязаны подчиняться чиновникам. Это абсолютно самостоятельные политические фигуры.

Фото из соцсетей

— Очень сложно себе представить, как выглядит запрос со стороны жителей Тимирязевского муниципального округа, чтобы вы, будучи их депутатом, делали громкие политические заявления. Тут вот трамваи, а вы про Навального.

— Так это все взаимосвязано. Беда с трамваями — следствие коррупции. Навальный как раз с ней и борется. Любая мелкая проблема на местном уровне неизбежно связана с системными сбоями на государственном уровне. Проблема с трамваями в городе, к слову, затрагивает сотни тысяч людей, если не миллионы (в Тимирязевском районе по состоянию на 1 января 2020 года проживало чуть меньше 84 тысяч человек.Ред.), и в любой другой стране подобная история привела бы к тому, что многих чиновников уже бы просто разогнали. Суть в другом: я независимый политик и своих оппозиционных взглядов никогда не скрывала. Когда люди меня выбирали, они согласились с тем, что я буду высказываться по острым темам. Считая, что нужно поддержать Навального, я в том числе выражаю и их точку зрения. Избиратели поддержали мои ценности, я их публично транслирую.

— Громкие политические собрания с участием муниципальных депутатов — форум, на котором задержали 150 с лишним человек, и будущий съезд мундепов в мае 2021 года, — можно ли их все назвать учредительным собранием российской объединенной оппозиции, как об этом пишут СМИ?

— Нет, нельзя. Мероприятие, которое планируется в мае, будет называться Земский съезд.

— Я имею в виду, чем он будет по сути.

— Нет, он все же является Земским съездом муниципальных депутатов (улыбается).

— Но вот на форуме, где всех задержали…

— Там было движение «Объединенные демократы», которое пригласило муниципальных депутатов поговорить. Мы пришли и поговорили. Таких историй может быть очень много. Условное «Яблоко» или КПРФ тоже могут нас позвать. А съезд подразумевает только возможное сходство политических требований, ничего на нем мы пока учреждать не собираемся.

— Может ли крупная оппозиционная сила — сторонники Навального, Ходорковский, да кто угодно — использовать съезд мундепов в качестве платформы для продвижения своих идей?

— Муниципальные политики — не какие-то безвольные существа, никто не сможет их просто так использовать. Однако если кем-либо будут предложены некие идеи, которые найдут поддержку у определенной части мундепов, они вполне могут вступать в разного рода коалиции с любыми политическими силами.

— Когда вас позвали на форум, который в итоге закончился массовыми задержаниями, были какие-то сомнения — принимать в нем участие или не принимать?

— Честно говоря, были, поскольку, судя по тому, кто его организовывал, можно было подозревать, что возможны проблемы (организатором форума являлось движение «Открытая Россия», власти страны считают эту организацию «нежелательной».Ред.). Не то чтобы я боялась, но просто было осознание того, чем все может закончиться.

— Почему в итоге пошли?

— Форум показался мне неплохой идеей, на нем не звучало и не планировалось ничего, что противоречило бы моим ценностям. Почему бы и не сходить?

— Как массовые задержания сказались на моральном духе участников в целом? Это всех только подстегнуло или привело в уныние?

— Да это рутина оппозиционной жизни, слушайте! Возможно, пара человек, которые попали <в автозаки> впервые и случайно, были деморализованы. А остальные — ну задержали, ладно. Я уж не помню, сколько меня задерживали. Раз двадцать — точно. Никаких эмоций это уже не вызывает, разве что жалко времени, которое ты тратишь, сидя в автозаке, — это муторно и скучно.

Юлия Галямина во время обыска в своей квартире. Июль, 2020 года. Фото: РИА Новости

— Вы уже удалили свою страницу на сайте «ВКонтакте»?

— Нет, зачем?

— Но ведь была история, что соцсеть вроде как передала данные людей, которые лайкали ваши посты и заходили на вашу страницу, силовикам.

— Ну, это люди сами должны решить, готовы они лайкать мои посты или нет.

— Собственно, руководство соцсети утверждает, что никакие данные не передавала, да и технически якобы это вообще невозможно. Вы им верите?

— Это вопрос не только к сайту «ВКонтакте», но и к СК, который об этом заявил. Либо одни врут, либо другие — тут уж кто кому милее. Честно говоря, у меня есть дела поважнее, чем выяснение того, кто соврал.

— Кажется несколько странным сочетание той идеологии, которую вы и ваш избиратель поддерживают, и наличие у вас страницы на сайте «ВКонтакте». Какой смысл в 2021 году держать свой аккаунт там видит бывший мундеп Галямина?

— Я все-таки вижу там живую аудиторию, которая реагирует на мои действия. Если бы это были одни боты — другой вопрос.

Моя идеология очень простая: я хочу жить в нормальной России, и под эту идею ко мне приходит очень много людей —

в том числе и на сайте «ВКонтакте». Я есть во многих соцсетях и мессенджерах — мне, к примеру, много пишут в мой WhatsApp. Да я даже в «Одноклассниках» есть. И все, кто мне пишет, тоже хотят жить в нормальной стране, а не так, как сейчас.

— В какой из соцсетей у вас сейчас самые горячие обсуждения?

— Больше всего сейчас мы получаем откликов в Инстаграме, «Одноклассниках» и на YouTube. Фейсбук в последнее время умирает.

— Сильно скучаете по студентам?

— Отчасти да, но там было достаточно много рутинных вещей вроде проверки домашнего задания, что, конечно, очень весело, но в постоянном режиме достаточно утомительно. Я даже еще не проверила некоторые работы, которые обещала студентам в прошлом году. У меня остались дипломники, я работаю с ними. Плюс готовится мой курс в Свободном университете, это тоже интересный вызов. Никуда я из образования не ушла.

— Дипломники от вас не отказались? Сейчас такое ведь время, что можно подумать: раз научный руководитель с такой биографией — может, и поменять его, пока не поздно.

— Я вас уверяю, всем все равно. В крайнем случае, если мою фамилию они официально написать не смогут на титульной странице дипломной работы, напишут другого преподавателя. Никто во все то, что мне вменили в вину, просто не верит.

— Сейчас в России фактически принят закон о просвещении, который, грубо говоря, требует просить у государства разрешения на занятие образовательной деятельностью. Вы не боитесь, что однажды вам просто запретят заниматься со студентами на основании вашей судимости? Просто не дадут условную лицензию — и все.

— Да какую лицензию?! Я никогда у государства не просила никакой лицензии на то, чтобы преподавать, и впредь этого делать не буду.

Фото: РИА Новости

— Недалек тот день, когда за отсутствие какого-то такого разрешения просто начнут штрафовать. Если не сажать.

— Давайте мы не будем гадать наперед, мы доподлинно этого не знаем. Начнут — будем придумывать какие-то ходы. Подпольный университет в Польше, например, существовал даже во время гитлеровской оккупации. Невозможно людей ограничить в передаче знаний друг другу — это просто физически нереально. Так или иначе, но что-нибудь все равно придумаем. Проблема ведь не в возможностях что-то делать — их по-прежнему много, — а в мотивации. Как заставить людей что-то изменять, если многие из них, может, не хотят что-то делать — вот это вопрос.

— И как вернуть людям эту мотивацию? Ведь они тоже видят, что гайки закручиваются еще и еще сильнее, поэтому самая безопасная стратегия прямо сейчас — не высовываться.

— С одной стороны, да, но с другой — люди все равно начинают задавать вопросы, почему так и что можно сделать. Лучший способ мотивировать их на что-то — показывать возможность изменений собственным примером, показывать другие жизненные модели. Вот этим мы и занимаемся: поддерживаем горизонтальные связи, развиваем в людях лидерство и чувство собственной ответственности за происходящее вокруг.

Читайте также

Читайте также

Приравняли к стихийному бедствию

Суд назначил муниципальному депутату Юлии Галяминой условный срок по «дадинской статье»

— Сейчас, когда вы перестали быть депутатом де-юре, из чего состоит ваша рабочая рутина?

— У меня куча проектов. Мы делаем YouTube-проект «Мягкая сила» о женщинах-лидерах, которые меняют что-то вокруг себя. У нас есть школа борьбы с коррупцией, а также проект, в рамках которого студенты расследуют то, как устроена коррупция в вузах. 1 апреля мы запускаем новый проект «Народная соцзащита»: люди будут помогать друг другу в получении пособий от государства, поскольку в одиночку добиться их очень сложно. Ну и, собственно говоря, Земский съезд, который мы готовим в мае и в котором будут принимать участие мундепы из нескольких десятков регионов. Это мероприятие обещает быть очень крупным — и оно будет не в Москве.

— Странно задавать последний вопрос, который я приготовил для вас, учитывая тот оптимизм, который вы демонстрируете в отношении будущего. Тем не менее: есть что-то, что вас может сломать и заставит уехать из страны?

— Не знаю, столкнусь с этим — отвечу. Для меня уехать из страны — самое ужасное в моей жизни. Я очень не люблю заграничные поездки, максимум через неделю меня остро тянет на Родину. Да и давайте я не буду оставлять подсказки тем, кто хочет, чтобы я уехала (смеется). Но я понимаю, что мне явно намекали на возможность отъезда, когда завели уголовное дело: 31 июля я узнала о его возбуждении от журналистов и следующие 10 часов провела в ожидании обыска. Эти 10 часов явно мне давались для того, чтобы я могла уехать за границу и стать там каким-нибудь политическим беженцем. Только зачем мне это? Находясь за границей, я не смогу реализовывать свои жизненные ценности. Поэтому я очень хорошо понимаю того же Навального, который вернулся. Да, он сейчас страдает, но он, я уверена, в то же время счастлив, что сделал то, что совпадает с его пониманием о правильных вещах.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#юлия галямина #суды #муниципальные депутаты #единая россия #навальный #дадинская статья

важно

2 часа назад

Что произошло за день 1 апреля. Коротко

важно

2 дня назад

«Мемориал» включил канских подростков в список вероятных жертв политических репрессий

выпуск

№ 35 от 2 апреля 2021

Slide 1 of 11
  • № 35 от 2 апреля 2021
  • № 34 от 31 марта 2021
    № 34 от 31 марта 2021
  • № 33 от 29 марта 2021
    № 33 от 29 марта 2021
  • № 32 от 26 марта 2021
    № 32 от 26 марта 2021
  • № 31 от 24 марта 2021
    № 31 от 24 марта 2021
  • № 30 от 22 марта 2021
    № 30 от 22 марта 2021
  • № 29 от 19 марта 2021
    № 29 от 19 марта 2021
  • № 28 от 17 марта 2021
    № 28 от 17 марта 2021
  • № 27 от 15 марта 2021
    № 27 от 15 марта 2021
  • № 26 от 12 марта 2021
    № 26 от 12 марта 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Версии

Танкер, который смог Почему блокировка Суэцкого канала не похожа на случайность

499264

2.
Репортажи

Миллиардер. Из Пензы Как выживает один из беднейших регионов России, где губернатор арестован за взятки. Репортаж «Новой»

259716

3.
Сюжеты

Культурно посидели, попили-поели Нарушения почти на полмиллиарда рублей нашли аудиторы Контрольно-счетной палаты в работе администрации Адмиралтейского района Петербурга

241068

4.
Сюжеты

«Заткните это животное!» В Находке структуры, которые были связаны с Ротенбергом, строят завод по производству метанола для Китая. Он нравится всем, кроме местных жителей

196268

5.
Сюжеты

«Всю ночь стоишь по колено в крови, и я потребовал отдыха» Признания участников спецгрупп НКВД и исполнителей расстрелов советских граждан. Украина продолжает открывать архивы Большого террора

160350

6.
Комментарий

«Представьте, накануне выборов мы опубликуем эти доклады. Что будет?» Президиум Сибирского отделения РАН решил засекретить цифровые данные об экологических катастрофах в азиатской части России

116789

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera