Колумнисты

Гражданская казнь

Условный приговор Тверского суда по рукам и ногам связывает Галямину как политика

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Политика4 038

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

4 038
 

В утреннем телеинтервью на пороге Тверского суда Юлия Галямина призналась, что приехала «с вещами» (вероятно, они оставались в машине) — мол, кто же их знает, в самом деле. Статья 212.1 УК РФ предусматривает в качестве санкций: штраф в размере от 600 тысяч до 1 млн рублей или в размере заработной платы за период от двух до трех лет; обязательные работы на срок до 480 часов; исправительные работы на срок от года до двух; принудительные работы на срок до 5 лет; лишение свободы на срок до 5 лет.

Два года условно выглядят на фоне этого прейскуранта как новогодний подарок, но он с секретом.

Во-первых, это фактический запрет на профессию: все преподаватели высшей школы, где до сих пор работала Галямина, обязаны представлять справку об отсутствии судимости. Во-вторых, это запрет на право баллотироваться на любые выборные должности — закон, включивший в соответствующий перечень почти 50 составов преступлений средней тяжести, куда попала и ст. 212.1, Госдума приняла как раз в мае. Если раньше не случится какой-нибудь переворот, этот запрет будет действовать в отношении Галяминой еще 5 лет после снятия с нее судимости, то есть круглым счетом до конца 2027 года.

Сотрудник полиции у здания Тверского суда, где был оглашен приговор Юлии Галяминой. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета» 

Между тем условное лишение свободы — это все же лишение свободы: в соответствии с общим порядком Галямина теперь должна будет регулярно отмечаться в органе ФСИН, ответственном за надзор за ней, а в случае «систематического нарушения общественного порядка», к чему она, по мнению судьи Анатолия Белякова, весьма склонна, он же или другой коллега по представлению ФСИН может отправить Юлю на эти два года в колонию.

Галямина и ее защитники пока не получили на руки приговор, в котором должны быть отражены налагаемые на нее ограничения (например, запрет на смену места жительства), продолжительность испытательного срока (два года), а также порядок, в котором ей предстоит отмечаться в органах ФСИН. Но, зная характер Юли, сложно поручиться, что она будет аккуратно выполнять все эти туповатые требования. Нож гильотины над ее головой подвешен, рисковать ли дальше — только ее выбор.

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета» 

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera