Комментарии

Базовые ценности

Российский военный флот расширяет свое присутствие: базы ставят от Крыма до Судана

Российский ракетный крейсер «Варяг» во главе колонны боевых кораблей ВМФ. Фото: EPA

Этот материал вышел в № 128 от 20 ноября 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика15 005

Павел ФельгенгауэрОбозреватель «Новой»

15 005
 

Российское военное присутствие на южном стратегическом направлении расширилось до Судана, где рядом с основным коммерческим портом страны на Красном море — Порт-Судан — планируется развернуть военно-морскую базу, или «пункт материально-технического обеспечения ВМФ». Окончательное соглашение с суданскими властями еще не подписано, но основные параметры согласованы. Бесплатная аренда на 25 лет с правом продления еще на 10; гарнизон до 300 человек с правами экстерриториального иммунитета, причалы на 4 корабля, «включая корабли с ядерной энергетической установкой».

Россия будет бесплатно поставлять Судану вооружение и технику, о чем планируется составить отдельное соглашение, в том числе она должна обеспечить системами ПВО Порт-Судан, где базируется суданский флот, состоящий из нескольких патрульных катеров. Строить инфраструктуру новой базы (жилые и административные корпуса, склады и мастерские, обустройство причалов и т.д.) придется самим и за свой счёт. К югу от Порт-Судана есть крупный международный аэропорт, которым российские военные тоже смогут пользоваться. Окрестности новой базы пустынные, климат жаркий: от +30°C зимой, до +45°C летом. Из-за близости моря — противно влажный.

В годы холодной войны в соседней Эфиопии установился марксистский режим после военного переворота (революции) 1974 года. В стране базировались кубинские и советские войска (советники), в том числе боевые корабли на Красном море в Эритрее, которая тогда была частью Эфиопии. Они (включая ВМФ) воевали против эритрейских и тиграйских повстанцев («три танкиста, три веселых друга и Менгисту Хайле Мариам» — популярная присказка советских военных в Эфиопии). В 1991 году повстанцы победили, а эфиопский вождь Менгисту бежал из страны. Эритрея стала независимой, Эфиопия лишилась выхода к морю, и наш ВМФ уплыл восвояси. Было еще советское военное присутствие недалеко — в Южном Йемене, на выходе из Красного моря в Индийский океан, когда там тоже строили социализм в Народной Демократической Республике Йемен. Но и оттуда нашему ВМФ пришлось ретироваться еще раньше, чем из Эфиопии, в условиях тотальной гражданской войны.

Российский военный фрегат «Адмирал Горшков» в порту Кубы, 2019 год. Фото: EPA

После конца холодной войны российская военная мощь и присутствие за рубежом последовательно сворачивались. В двухтысячных при Владимире Путине были закрыты базы на Кубе и в бухте Камрань во Вьетнаме, выведены миротворцы из Косово, где они контролировали занятый в 1999-м аэропорт («бросок на Приштину»). Были закрыты базы в Грузии и выведены военнослужащие из Азербайджана. Пункт материально-технического обеспечения в сирийском Тартусе влачил жалкое существование.

Но потом тенденция поменялась на противоположную: началось и продолжается новое стратегическое расширение одновременно с нарастающим ухудшением отношений с Западом (США), переходящим в глобальное противостояние. Когда американцы начали операцию в Афганистане против правившего там движения «Талибан», который предоставил убежище Усаме бен Ладену, то развернули перевалочную авиабазу снабжения в Манасе (аэропорт Бишкека). В ответ в Киргизии срочно появилась российская авиабаза Кант — первая новая иностранная база постсоветского периода. По мере постепенного свертывания антитеррористической операции в Афганистане США Манас окончательно закрыли в 2014-м — формально по просьбе Бишкека и к немалому удовольствию Москвы. Российская же база в Канте осталась, хоть никакого военно-технического смысла в ней нет. В феврале 2017-го, во время встречи с очередным президентом Киргизии, Путин заявил: «Нам нет никакой необходимости здесь размещать воинский контингент». Мол, скажут киргизы — уйдем в тот же день. Но они не говорят.

В Канте служит до 500 человек, киргизам платят $4,79 млн в год. Боевой потенциал базы Кант близок к нулю.

Ни в каких реальных операциях она не была использована, но зато обозначает присутствие России в регионе.

Россия сохранила ряд некоторых объектов уникальной советской военно-технической инфраструктуры на территории бывшего СССР: полигоны ПВО, ПРО и РВСН в Казахстане, объект «Окно» в Таджикистане (электронно-оптический мониторинг околоземного пространства), центр низкочастотной связи ВМФ и радар системы СПРН в Беларуси. После войны с Грузией в 2008 году миротворцев в Абхазии и в Южной Осетии сменили боевые российские армейские части. Есть небольшой гарнизон в Приднестровье, также выполняющий миротворческие функции. Есть база в Армении, и еще теперь миротворцы в Карабахе. Крупнейшая когда-то зарубежная военная база Черноморского флота (ЧФ) в Севастополе превратилась после 2014-го в мощный крымский кулак разнородных сил и средств, что было прежде невозможно из-за украинских ограничений.

По словам НГШ Валерия Герасимова, крымская группировка доминирует в Черном море и способна топить корабли НАТО, когда они еще только проходят Босфор.

Тренировка морпехов. Фото: EPA

В 2015 году Россия резко расширила свое военное присутствие в Сирии. Авиабазы вблизи Тартуса нет, хотя сейчас, когда это прежде сонное место стремительно перестраивают и расширяют, есть планы построить где-то там взлетно-посадочную полосу (ВПП). Пока что в 2015-м была развернута военная авиабаза Хмеймим рядом с сирийским портом Латакия, к северу от Тартуса на основе ВПП местного гражданского аэродрома. Хмеймим стал штаб-квартирой российской операции в Сирии, одновременно обеспечивая воздушную поддержку и прикрытие постоянной российской эскадры в Средиземном море, которая базируется в Тартусе, где углубили фарватер, построили новые причалы, склады и развернули многослойную систему ПВО. В Тартусе постоянно базируются две новые дизель-электрические подлодки проекта 636.3 с потенциально ядерными крылатыми ракетами большой дальности «Калибр», которые строились на Балтике для ЧФ и должны были постоянно базироваться на Таманском полуострове. Позже было решено оставить их в Тартусе из-за того, что турки по конвенции Монтрё не позволяют подводным лодкам (в отличие от надводных кораблей) свободно ходить через черноморские проливы, а только в ремонт или из ремонта.

В 2015-м было объявлено, что в Сирию российские военные направляются исключительно для борьбы с террористами-исламистами, а решив задачу, оперативно вернутся домой.

Путин несколько раз с 2015-го объявлял о разгроме террористов и начале вывода войск, но это все оказалось лишь пиаром.

База в Тартусе продолжает расширяется и, по словам Сергея Шойгу, «способна принимать десятки боевых кораблей; все стоянки судов оборудованы системами жизнеобеспечения, площадками разгрузки, ремонтным комплексом для обслуживания и малого ремонта кораблей и судов». В сентябре 2018-го, впервые после окончания холодной войны и распада СССР, в Средиземном море прошли масштабные учения «Океанский щит». Из разных флотов, но по большей части из состава ЧФ, собрали 26 кораблей и две подлодки, 34 самолета из состава морской авиации ВМФ, а также ВКС РФ, которые были переброшены в Хмеймим и поддерживали флот в имитации боевых действий.

У РФ нет дееспособных ударных авианосцев и, чтобы хоть с какой надеждой на успех противостоять флоту США и их союзников по НАТО в Средиземном море, нужна прикрытая многослойной современной системой ПВО авиабаза в регионе. Именно для того, собственно, и была начата сирийская кампания — чтобы развернуть мощную базу ВМФ в Тартусе, а вместе с ней не менее мощную базу ВКС в Хмеймиме. Конвенция Монтрё запрещает проход через черноморские проливы авианосцам. В военное время это все может оказаться неважным, но американским ударным авианосным группам все одно незачем лезть в черноморский бассейн и подставляться под удары противокорабельных ракет, развернутых в Крыму.

Ударить по ЧФ, например, американцы вполне смогут прямо из восточной части Средиземного моря, а значит, именно там надо готовиться их встретить,

развивая инфраструктуру и отрабатывая развертывание мощной группировки морских и воздушных сил. Исламисты тут не при чем. Российские силы сконцентрированы на сирийском побережье в Тартусе и в Хмеймиме, где нет никаких исламистов, а проживают лояльные Дамаску алавиты. И проецируют наши военные силу из Тартуса и из Хмеймима прежде всего в море на запад, а не вглубь страны, на восток.

Теперь сделан следующий шаг — дальше на юг, в Судан.

Порт в Судане. Фото: Reuters

База на побережье Красного моря — это, собственно, не об Африке, а об Индийском океане, где есть американская стратегическая база на острове Диего-Гарсия,

есть штаб-квартира 5-го флота в Бахрейне и основная региональная авиабаза в Катаре. В соглашении о базе в Судане сказано, что туда могут заходить ядерные боевые корабли, но это больше адмиральская мечта о будущем, поскольку ядерный надводный корабль в РФ всего один: крейсер проекта 1144 «Орлан» «Петр Великий». Он нуждается в ремонте и в последнее время никуда далеко не ходит, дожидаясь пока отремонтируют и переделают однотипный крейсер «Адмирал Нахимов», чтобы занять его место. Проект строительства серии атомных суперэсминцев «Лидер» (поменьше «Орланов», но почти равных по вооружению) был похерен из-за нехватки денег. Эсминцев в РФ не строили с начала девяностых, да и прежние пошли в Китай. Эсминцев на ходу у нас вообще не осталось, а новый фрегат если и войдет в строй один в год, то это считается праздником.

От бедности у нас фрегаты теперь выполняют роль самостоятельных океанских кораблей-флагманов.

В РФ строят довольно много новых кораблей, но очень маленьких: малые ракетные корабли и всякие корветы. На них ставят универсальные пусковые установки, и они могут стрелять крылатыми ракетами «Калибр», на которые можно ставить ядерную БЧ. Но у этих малышей слабая мореходность и ПВО, недолгая автономность плаванья и маленький боекомплект. Чтобы как-то противостоять американцам на просторах Индийского океана с этим «москитным флотом», естественно, нужна база в регионе.

Красное море само по себе — стратегически важная морская артерия, связывающая Азию с Европой через Суэцкий канал. Через Красное море нередко следуют американские боевые корабли и ударные авианосные группы в район Персидского залива и обратно. Из акватории Красного моря, которая до появления базы в Судане считалась американцами совершенно безопасной, они не раз бомбили или наносили удары крылатыми ракетами, скажем, по целям в Сирии. База ВМФ в Судане может поменять этот расклад, но, как и в Сирии, тут можно увязнуть в местных проблемах, не связанных с морской стратегией и глобальным противостоянием. На русскую базу с бесплатной арендой согласилась нынешняя неустойчивая, переходная (типа к демократии) военно-гражданская суданская власть с неясными перспективами. В ходе долгой гражданской войны Судан уже распался на Северный и Южный, может и дальше распадаться, и что тогда делать? В Сирии, чтобы спасти базу в Тартусе и получить Хмеймим (все в бесплатную долгосрочную аренду), пришлось сначала спасать гибнувший режим Башара Асада, который и теперь нуждается в бесконечных и безвозмездных вливаниях, в поставках всего на свете. В Сирии сотни наших были убиты или ранены, а сирийцев никто толком и не считал. Называется: бесплатная база.

Фото: Дмитрий Ловецкий / AP / ТАСС

Россия в противостоянии с «главным противником» (США) разворачивает новые базы или возрождает советские по всему стратегическому периметру. Не только там, где +45 °C, но и там, где столько же минус:

на Чукотке и на необитаемых островах Земли Франца-Иосифа, на острове Котельный, на острове Врангеля, на Матуа на Курилах. Совсем как во время предыдущего безудержного стратегического расширения и перевооружения в семидесятые и восьмидесятые годы. В прошлый раз, как известно, глобальный советский пузырь с треском лопнул, оставив неприятный запах и груды ненужного железа в самых неожиданных местах.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera