Сюжеты

«Не существует медицинского термина “задыхаюсь”»

В Челябинской области скорая помощь больше не ездит на вызовы к пациентам с кашлем, отравлениями и ковидом

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 115 от 19 октября 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество168 338

Юлия БаталоваНовая газета

168 338
 

На прошлой неделе минздрав Челябинской области рекомендовал руководителям больниц на время пандемии коронавируса передать ряд вызовов со скорой в поликлиники и «неотложку». В связи с этим скорая помощь более не выезжает на вызовы к пациентам с болями в груди, отравлениями, затруднениями с дыханием, тахикардией, тремором, рвотой и подозрениями на ковид.

Новые рекомендации регионального минздрава противоречат профильному приказу федерального министерства № 388н, согласно которому порядок оказания скорой медицинской помощи в России, в том числе специализированной, строго регламентирован. Скорую помощь в России обязаны оказывать при заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и иных состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства. Короче говоря,

рекомендации челябинского минздрава могут быть квалифицированы как самоуправство.

В частности, экстренная помощь оказывается при внезапных острых заболеваниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента. Неотложная медпомощь оказывается при внезапных острых заболеваниях, обострении «хроники» без угрозы жизни.

Разница существенная — по закону скорая помощь обязана приехать в течение 20 минут. Неотложная может быть оказана в течение двух часов.

Согласно приказу Минздрава, поводами для вызова скорой помощи являются:

  • нарушения сознания, представляющие угрозу жизни (скорая в Челябинской области больше не ездит на обмороки),
  • нарушения дыхания, представляющие угрозу жизни (о том, как именно задыхается человек, совсем насмерть или еще может пожить, в Челябинской области теперь определяет диспетчер по телефону).

«Не существует такого медицинского термина «задыхаюсь». Если человек звонит в скорую с такой жалобой, то она наравне с другими ситуациями будет разбираться», — пояснили в региональном минздраве.

Еще более существенна разница между машинами скорой помощи, оснащенными реанимационными наборами, и терапевтом, у которого может не быть ни знаний, ни подготовки, ни оборудования для оказания такой помощи.

За работу с ковидными больными терапевтам и врачам районных поликлиник не платят стимулирующие выплаты, потому что официально они не работают в «красной» зоне с ковидными больными.

А поскольку скорая больше не выезжает к пациентам с подозрением на COVID-19, эта миссия теперь ложится на плечи терапевтов. Без доплат.

Между тем в уральских городах-миллионниках число вызовов скорой на сегодняшний день достигает 8000 в сутки (в сравнении с 1000 звонков в «доковидные» времена). В Челябинской области, сообщает региональный минздрав, этот показатель сегодня составляет более 2000 звонков.

Фото: Ахметов Вадим / URA.RU / ТАСС

Скорая зашивается

В Челябинске в ожидании скорой помощи умер инвалид (62 года). У него была сердечная недостаточность, ишемическая болезнь сердца и диабет второго типа. Мужчина заразился коронавирусом в отделении кардиологии горбольницы № 8. Его выписали домой 28 сентября с температурой. Через несколько дней, 3 октября,

мужчина умер, не дождавшись скорой помощи для перевозки на КТ. Родные говорят, что ждали скорую два дня.

Депздрав подтвердил заражение пациента ковидом в больнице, а для госпитализации в инфекционное отделение, считают чиновники, не было оснований.

Еще одна челябинская история. В конце августа в очереди в больницу умерла женщина. Скорую ждать не стали, муж сам привез больную на КТ после недели лечения от ковида. Направление на томографию женщине не давали, в госпитализации без направления скорой отказывали. После ее смерти мужа обследовали на КТ, которая показала 90% поражения легких. Мужчина скончался в реанимации Магнитогорска через три дня.

«Скорая теперь не приезжает при болях в груди. А это очень серьезный симптом, мне при таких болях диагностировали предынфарктное состояние. Если бы не своевременная помощь медиков, меня могло уже не быть», — сказала «Новой газете» жительница Челябинска Анна Кириченко.

«Скорые не справляются, а две неотложки на район справятся? Уже третий день жду неотложную помощь, врача — четвертый. Ни того, ни другого нет. Лечусь тем, что в интернете нашла. Кашель все сильнее и сильнее, голова раскалывается на части», — рассказала челябинка Елена Смыченко.

Решение челябинского Минздрава было принято из-за увеличенной нагрузки на бригады скорой помощи.

«Большинство пациентов или не знают, или не помнят о том, что врача можно вызвать на дом в случаях, не представляющих угрозы для жизни и здоровья. Скорая помощь — это экстренная служба, которая оказывает помощь в случае угрозы жизни. Случаи отравлений или болей в животе к таковым не относятся», — прокомментировала пресс-секретарь областного минздрава Марина Сергеева.

О недостаточной оснащенности каретами скорой помощи челябинский областной минздрав не заявлял. Между тем СМИ сообщают о переговорах региональных властей с агрегатором «Яндекс-такси»: машины сервиса предполагается использовать для доставки на компьютерную томографию пациентов с подозрением на коронавирус.

Таксистов обещают обеспечить средствами защиты. Оплата работы — за счет средств благотворителей.

«У нас все плохо. Обстановка очень напряженная. Бригад не хватает. На вызовы мы по-прежнему ездим, но через длительный период. Сейчас перевозим на КТ только тяжелых ковидных пациентов, остальные пациенты с коронавирусом обращаются в поликлинику. Бывают ситуации, что человек нас не дожидается, обращается к участковому терапевту. В моей практике максимальное время ожидания скорой составило 16 часов 34 минуты. Смертельные случаи бывают, но очень редко. Мы не летаем на вертолетах, не всегда успеваем», — сказал «Новой газете» врач скорой медицинской помощи Советского района Челябинска Евгений Развин.

Сейчас он на больничном — предположительно, ОРВИ. Мазок на коронавирус взяли только на пятые сутки.

Фото: Наиль Фаттахов / ТАСС

Опрошенные «Новой» работники скорой помощи в Челябинске не увидели разницы в работе до и после рекомендаций минздрава о перераспределении вызовов. В первую очередь они говорят о большой проблеме с медперсоналом, не хватает врачей и фельдшеров. Многие сейчас уволились — не выдержали темп работы.

«Нагрузка колоссальная, с ног падаем от усталости. Ты приходишь со смены, делаешь гигиенические процедуры и просто падаешь спать. На следующий день в голове туман», — говорят работники скорой.

Если день на скорой обходится без очереди на ожидание КТ, которое может занять 3-4 часа, в сутки бригада ездит в среднем на 20 вызовов.

Всего на город с населением 1 миллион 200 тысяч человек приходится 80 машин скорой помощи.

По подсчетам медиков, в Челябинске не хватает как минимум 40 машин (по нормативам в городе должна работать одна линейная бригада на 100 тысяч человек).

«Если бы не отчаянные фельдшеры-одиночки, то работать было бы вообще некому. Не все выдерживают такой экстрим. Зачастую фельдшеры вечером работают, днем учатся, получают высшее образование и становятся докторами. Это не заочное образование, медик не может себе его позволить», — замечает Евгений Развин.

«Рекомендации челябинского минздрава неправомерны с правовой точки зрения. Фельдшер и сестра, принимающие медицинские вызовы, не могут однозначно определить, есть ли угроза жизни пациента, — пояснил «Новой» оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. — Терапевт и участковые в принципе не способны нести весь объем обязанностей, на них просто переложили нагрузку и при этом не назначили доплаты за ковид. Все это отражает печальное состояние системы здравоохранения, которая оказалась не готова ко второй волне коронавирусной инфекции».

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera