Комментарии

«Отступать некуда, уступать нечего»

Взгляд из Армении на новую карабахскую войну

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 107 от 30 сентября 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество63 403

63 403
 

«Я могу принять у себя дома детей или семью из Степанакерта — квартира маленькая, но лучше, чем подвалы и убежища! С кем связаться? Я медсестра запаса, могу делать переводы на русский, у меня есть руки и ноги, в конце концов, — где, кому, чем могу быть полезна?» — это отрывок из Facebook-поста Соны Маргарян, преподавательницы русской литературы в одном из крупнейших вузов Армении. Когда-то давно она преподавала, в том числе автору этих строк. В эти дни, когда армяне Карабаха не на жизнь, а на смерть дерутся с азербайджанцам при турецкой поддержке, Сона ищет возможность помочь.

Пост Соны Маргарян. Скриншот: facebook/smargaryan1 

Таких людей в Армении сотни и тысячи. Facebook, самая популярная соцсеть в стране, просто забит предложениями перевезти, накормить, приютить, одеть, обуть. Поддержать, одним словом. Их так много, что Служба нацбезопасности Армении выступила со специальным обращением: люди, не делайте этого, небезопасно. Министр труда и соцразвития Заруи Батоян тоже отдельно сообщила, что на данный момент государство полностью обеспечивает нуждающихся всем необходимым.

Но армяне на гражданке — не самая, мягко сказать, дисциплинированная нация. Плохо это или хорошо, желание помочь ближнему и внести свой вклад перевешивает все остальное. «Один из моих друзей только сегодня трижды ездил к границе с Карабахом и возвращался обратно — на своей машине, за свой счет, по собственной инициативе. Вез женщин и детей. Таких ребят много, систему сразу наладили: из глубин Карабаха людей довозят до границы с Арменией, оттуда их забирают дальше», — рассказывает «Новой» волонтер из общественной организации Armenian Arm («Армянское плечо») Элина Айрапетян.

Очередь из желающих сдать кровь нуждающимся, Ереван. Фото: Reuters

Она репатриантка, переехала в Армению из России год назад. Активистка, занимается волонтерской деятельностью, сильно помогала нуждающимся в разгар пандемии в мае–июле. «Мы на связи с Минобороны, а также с Минсоцразвития, уже есть наработанные контакты. Составляем для них списки людей, готовых принять гостей из Карабаха, сами тоже проявляем инициативу: где можем, чем можем; в этом участвуют мои друзья, единомышленники, друзья друзей. У нас есть группа в ФБ, в ней около 3000 человек, и все это реальные люди — безучастным не остается никто.

Кто одеждой, кто деньгами, кто предложит приютить, кто найдет того, кого надо… Также помогают мои связи, в том числе в России, — несмотря на переезд, я остаюсь одним из председателей Объединения армян России (ОАР). Благодаря наработанным там контактам удалось найти несколько пустующих квартир в Ереване, владельцы которых находятся в РФ. Квартиры больше не пустуют», — отметила Элина.

Элине и ее единомышленникам из Armenian Arm только за 28 сентября удалось разместить в Ереване 220–230 человек из Карабаха.

В их распоряжении прямо сейчас примерно столько же мест, доступных для заселения в случае нужды. Таких организаций, как «Армянское плечо», в Армении уже с десяток-полтора минимум, утверждает Айрапетян.

Поток людей из Карабаха ограничивается женщинами, детьми, престарелыми и идет параллельно другому потоку, но в обратном направлении: в Карабах колоннами едут добровольцы со всей Армении. В стране введено военное положение и объявлена всеобщая мобилизация, аналогично поступили власти Карабаха, но, что удивительно, мобилизация как таковая оказалась не нужна. «Несмотря на объявленную мобилизацию, добровольцы приходят в военкомат раньше, чем им отправляют повестки. Множество прибывающих из Армении, [поступили] тысячи заявок из Диаспоры», — написал в Facebook президент непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) Араик Арутюнян.

В армянских военкоматах полным ходом идет набор, люди выстраиваются в очереди, чтобы попасть на фронт.

Армяне не хотят сидеть дома, когда на границе стреляют в других армян.

В Карабахе армянским силам приходится иметь дело не только с Азербайджаном. Этот враг хорошо изучен и, как показывает история, реальной угрозы для Армии обороны НКР не представляет. В годы первой войны за Карабах (1992–1994) Азербайджан, обладая более чем значительным численным и техническим преимуществом, проиграл: по итогам войны, Нагорный Карабах, а также 7 районов вокруг бывшей автономной области остались под контролем армянских сил; начался переговорный процесс по урегулированию конфликта, который формально продолжается по сей день.

Призывники перед отъездом в Карабах. Фото: Reuters

Следующая серьезная попытка Азербайджана завладеть регионом произошла весной 2016 года (Апрельская война), но и тогда попытка блицкрига провалилась. Стороны понесли ощутимые потери, под контроль Азербайджана перешли около 800 гектаров земли, но этот результат был несопоставим с ресурсами, брошенными Баку на операцию. Последняя попытка Азербайджана до событий 27 сентября имела место в июле текущего года: тогда уже у границы непосредственно с Арменией произошли столкновения, в результате которых Азербайджан отступил, понеся вдвое больше потерь, чем армянские ВС. В частности, был убит генерал-майор ВС Азербайджана.

Танк Армии обороны Нагорно-Карабахский республики движется по дороге, село Талыш. 6 апреля 2016 года. Фото: Reuters

Наученный горьким опытом, в нынешней войне Азербайджан заручился поддержкой Турции. Неслучайно армянский премьер Никол Пашинян призвал мир не допустить ее вмешательства в конфликт.

Тем не менее Анкара оказывает «младшему брату» всевозможную помощь, в том числе непосредственно военную: F-16 ВВС Турции постоянно кружат вблизи фронта, собирая разведданные, их операторы управляют турецкими БПЛА Bayraktar, активно участвующими в боях. Кроме того, Турция перебросила в зону конфликта тысячи своих наемников из Сирии. Эту информацию подтверждает сразу несколько источников, в том числе армянская разведка и агентство Reuters. При этом официально Анкара пока (!) не видит необходимости отправлять своих военных в Нагорный Карабах.

Армяне никогда прежде не сталкивались с противником такой компоновки, но прекрасно понимают, что значит иметь дело с регулярными частями ВС Турции — второй по силе армии НАТО. Тем не менее и Карабах, и сама Армения готовы дать бой, потому что в сложившейся ситуации другого выхода попросту нет. В Баку то и дело говорят об «исторической азербайджанской земле Эривани», а Турция раскрыла свои планы насчет армян в не забытом еще 1915 году.

Отступать некуда, уступать нечего; остается заплатить жизнями за право жить. А цена немалая.

Карабах несет боевые потери: 84 убитых за два дня, имеются потери в технике, в первый день был утрачен контроль над некоторыми опорными пунктами на линии соприкосновения. Но нынешняя война — не только о стрельбе на поле боя, о смерти и борьбе за выживание, это еще и война контрастов. Армянская сторона публикует списки погибших по несколько раз на дню, всем известны их имена, они не скрываются. Азербайджан этого не делает, их потери приходится считать по телам из видео, опубликованных Минобороны Армении.

Мужчина показывает дом, разрушенный во время обстрела азербайджанскими войсками. Гадрут, Нагорный Карабах. Фото: Reuters

Вместе с тем в Азербайджане синхронно с нападением на Карабах почти полностью отключили интернет; сейчас в стране недоступны Facebook, Twitter, LinkedIn, Instagram, YouTube, практически все популярные мессенджеры и даже сервис TikTok. Ничего подобного нет ни в Армении, ни в Нагорном Карабахе; наоборот, их оборонные ведомства максимально, насколько это возможно в условиях ведения боевых действий, информируют общественность о событиях с фронта: да, потеряли позиции; да, есть потери; да, их будет больше; некоторые позиции вернули; вернем еще. И им доверяют, поскольку видят — никто не утаивает информацию.

Всем ясно, что армянские силы имеют дело с подготовленным, целенаправленным турецко-азербайджанским нападением на Карабах.

Еще 21 сентября в Азербайджане внезапно стали конфисковывать внедорожники под военные нужды, 24-го числа начали мобилизацию. Утром, 27-го, через несколько минут после начала «контратаки» на позиции Армии обороны НКР, корреспондент турецкой государственной телерадиокомпании TRT вышел в прямой эфир с линии фронта.

Всем также ясно, что в этом бою армяне одни — на помощь приходить некому.

Главный стратегический союзник Армении — Россия — ограничивается призывами сторон к миру и прекращению огня. Ведомая же Россией ОДКБ давно доказала, что по сути своей бесполезна.

Вместе с Россией к миру в регионе призывают все кому не лень, но почему-то адресуют свои призывы «всем сторонам конфликта». У армян на такие призывы уже сформировалась стойкая аллергия. Но благо, что есть армия, есть такие, как Сона Маргарян, Элина Айрапетян, и есть желание спокойно жить на своей земле под своим небом.

Эмиль Бабаян, журналист, Ереван, — специально для «Новой»

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera