Сюжеты

Школы дождя

Новые проекты бизнеса и НКО помогают учить детей с особыми образовательными потребностями. Что нужно знать родителям и педагогам

Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

Этот материал вышел в № 101 от 16 сентября 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество1 705

Ирина Лукьяноваучитель, обозреватель «Новой»

1 705
 

Кто строит капсулы

Чтобы ребенок с аутизмом мог прийти в школу, недостаточно объявить в ней инклюзию и просто посадить его в обычный класс. Но создать внутри школы структуру, которая поддерживала бы инклюзию, самой школе может быть не по силам: ей нужна и помощь экспертов, и финансовая помощь.

В 2015 году в Москве начался эксперимент «Инклюзивная молекула», в рамках которого в нескольких московских школах были созданы условия для обучения детей с расстройствами аутичного спектра. В этом проекте принимали участие Департамент образования, московский Городской психолого-педагогический центр, МГППУ, фонд «Выход», региональная общественная организация «Контакт» и другие. Сейчас проект фактически завершен: все дети, которые учились в созданных классах, выпустились из начальной школы и перешли в среднюю. «Официальных результатов проекта пока нет, — говорит учитель Ольга Погонина, член совета РОО «Контакт». — Несколько открытых ресурсных классов продолжают существовать, а некоторые не выжили — не всем удалось приспособить модель к стандартной школе:

модель, основанная на учете индивидуальных особенностей детей, в школе, работающей по стандарту, оказалась чужеродным телом».

Сейчас в Москве отрабатывается на практике уже не модель ресурсного класса, а модель ресурсной школы, задача которой — заниматься детьми не только с аутизмом, но и с другими состояниями, требующими дополнительной помощи. Такая школа должна стать методическим центром для своего района: накапливать опыт инклюзии и делиться им с другими школами.

«Проблемы с инклюзией все равно остаются, — считает Ольга Погонина. — Ведь школа считает своей первоочередной задачей дать детям академические знания — и только. Социальная инклюзия остается второстепенной задачей по отношению к академической. Бытует мнение, что ресурсные классы — это для младших. На средней ступени тем, кто тянет общеобразовательную программу, положены тьюторы, а тем, кто не тянет, — коррекционное обучение. На средней ступени с инклюзией все гораздо хуже. Усложняется программа, договариваться приходится не с одним учителем, с целым рядом учителей-предметников. "Сохранным" детям в самом лучшем случае полагается тьютор. А тех, кто точно не сдаст ОГЭ, школы "выводят" в коррекционные отделения.

А о том, что помимо обучения детям необходима социализация в среде сверстников, забывают в 90 процентах случаев.

Фото: АНО «БО "Журавлик"»

По-прежнему есть серьезные проблемы с финансированием, при этом самая расходная статья — это оплата тьюторов и специалистов. Многое, как всегда, зависит только от настойчивости родителей».

У настойчивых родителей модель инклюзивного класса для детей с расстройствами аутичного спектра по-прежнему востребована. Организовать такие классы им помогают несколько общественных организаций, в том числе, например, АНО «БО «Журавлик» в рамках проекта «Инклюзивная капсула»: обучает тьюторов, ресурсных учителей и супервайзеров, оснащает классы, консультирует родителей.

«Дети с аутизмом прикреплены к обычным классам, но учатся сначала в ресурсной зоне с ресурсными учителями, только физкультура и музыка у них общие, — рассказывает Ирина Пудовинникова, руководитель программы «Инклюзивная капсула». — Затем они начинают проводить по 15–20 минут на уроках со всеми детьми, их сопровождают тьюторы, которых мы тоже обучаем. Все наши специалисты владеют прикладным анализом поведения — это научно доказанная практика помощи детям с аутизмом. В новом учебном году мы открываем второй ресурсный класс в Балашихе — Железнодорожном».

Но самая хорошая новость у «Журавлика» — в этом году он выиграл президентский грант совместно с Научно-практическим центром психического здоровья детей и подростков им. Г.Е. Сухаревой.

«Дети, с которыми нашим специалистам предстоит работать, — это пациенты отделения для малышей от двух до семи лет. Они попадают в Центр на стационарное лечение — кто-то по направлению врача, кто-то по скорой с самоповреждающим поведением, например. Наша задача — социализация таких детей, подготовка к детскому саду и школе, — говорит Ирина Пудовинникова. — С помощью специалистов по прикладному анализу поведения мы надеемся сократить количество лекарств, которые иногда необоснованно назначаются детям. И показать родителям, что они сами могут сделать для своих детей дома: ведь для полноценной помощи ребенку мало инклюзии, даже в детском саду.

От 2 до 7 лет — самое благоприятное время, если в это время заниматься с ребенком, у него может появиться речь, он может лучше себя обслуживать, управлять своим поведением, он может пойти в школу».

Читайте также

Алексей Плюснин: «Включаем всех!» Руководитель оркестра «Антон тут рядом» — о масках, которые мы носим, протомузыке и лекарстве от страха

Кто помогает на расстоянии

Детям с дислексией, дисграфией, дискалькулией в школе сложно получить необходимую помощь. За пределами крупных городов трудно даже найти специалистов, к которым можно обратиться. Именно поэтому Ассоциация детей и родителей с дислексией старается сделать помощь доступной детям независимо от их места жительства. Сейчас уже запущен онлайновый курс для учителей, которые могут пройти его и получить удостоверение о повышении квалификации. Но самое главное — готовятся к запуску региональные проекты, которые должны обеспечить детям, живущим в глубинке, диагностику, консультации и помощь вне школы.

Фото: АНО «БО "Журавлик"»

Мария Пиотровская, основатель и учредитель Ассоциации дислексии, говорит: «Без знаний о дислексии ее не распознать, не обратиться к специалисту, а без специалиста — с ней не справиться. Это серьезные, наукоемкие направления. Поэтому наша задача доносить до людей, что бывают такие трудности, что с ними надо обращаться к специалистам».

Региональных проектов у Ассоциации сейчас два. Один только готовится к запуску: это «Логопоезд», который задуман и разработан в партнерстве с РЖД. Суть проекта — в шесть регионов страны отправятся бригады специалистов. Второй проект уже начал работу: 6 августа открылся дистанционный Центр помощи детям с трудностями в обучении, организованный при поддержке Министерства просвещения и Благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее». В этот центр могут обращаться за бесплатной онлайновой консультацией не только родители детей с дислексией и дисграфией, но и школы, которые хотят узнать, как создать благоприятные условия для таких детей, и специалисты, работающие с ними. Школам и специалистам обещают методическую поддержку, семьям — консультации, рекомендации по работе с ребенком, материалы для занятий с ним.

Кто учит учителей

Пожалуй, хорошей новостью можно считать не только запуск новых программ, но и то, что крупный бизнес стал включать инклюзию в число направлений своей благотворительной деятельности.

«Яндекс», например, в этом учебном году запускает новый проект в помощь учителям «Я Учитель»: в сентябре он откроет для всех желающих доступ к бесплатному онлайновому курсу по инклюзивному образованию. Курс будет содержать рекомендации для тех учителей, среди учеников которых есть слабовидящие, глухие и слабослышащие, или имеющие речевые расстройства, расстройства аутичного спектра, синдром дефицита внимания и гиперактивности, заболевания опорно-двигательного аппарата, задержку психического развития.

Ирина Савицкая, руководитель направления продвижения «Яндекс-Учебника», говорит: «Мы постараемся максимально использовать ресурс "Яндекса", чтобы всем учителям рассказать, как работать с особыми детьми. Из существующих курсов часто трудно извлечь полезную информацию: почему надо делать именно это, а не то, как разговаривать с самими ребятами и их родителями. Поэтому мы стараемся сделать наш курс максимально конкретным и практическим».

Так что в этом учебном году за виртуальные парты усядутся родители особых детей и их учителя. А сами дети просто пойдут в школы — настоящие, реальные. Хочется верить, что им там будут рады.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera