Интервью

«Навального, конечно, нужно эвакуировать»

Говорит лечащий врач политика Ярослав Ашихмин

Этот материал вышел в № 90 от 21 августа 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика33 610

33 61012
 
Госпитализация политика Алексея Навального в аэропорту Омска. Кадр с видео. Фото: EPA

— Что вам известно о состоянии Алексея Навального?

— Какой-то дополнительной информации, кроме того, что он находится в реанимации, сейчас у меня нет. Но Настя Васильева (руководитель «Альянса врачей»Ред.) и я, так вышло, давно наблюдаем Алексея, сейчас она туда вылетела. Концептуально можно сказать следующее. Если речь идет об отравлении, то требуется особая экстренная компетенция. При всем огромном уважении к омским врачам, пациента, конечно, нужно эвакуировать. Понятия нетранспортабельности на самом деле не существует. Если в самолете установлен аппарат ЭКМО, который заменяет работу сердца и легких, то везти его можно. Более того, риски его пребывания в самолете могут быть даже ниже, чем риски нахождения в реанимации без аппарата ЭКМО.

— А куда его везти? В Москву?

— В России компетенции по таким случаям есть в Склифософского и в ФМБА. Однако я полагаю, что оптимальной стратегией является госпитализация в Европу.

Сейчас мы активно стараемся договориться с клиниками, которые имеют опыт лечения подобных случаев. Это может быть клиника в Ганновере, в Страсбурге. Странное совпадение, но такими пациентами еще занимается госпиталь в Солсбери.

Ситуация осложняется тем, что договариваться сейчас гораздо сложнее из-за коронавируса.

Ярослав Ашихмин. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Важно, чтобы омские врачи, в первую очередь, согласились с тем, что пациента необходимо эвакуировать, во вторую — чтобы нашлись те, кто готов принять Алексея в Европе. Если нет — то существует вариант размещения Навального в Склифософского: я пока не дозвонился до [директора НИИ Сергея] Петрикова, очевидно, что у них большое совещание в департаменте здравоохранения сейчас. Но если лечить его здесь, то возникает два других нюанса. Первый — это выхаживание таких пациентов, это очень сложная задача. Второй — поиск отравляющего вещества. Говоря аккуратно, у западных медицинских центров может быть больше возможностей по поиску таких веществ. Здесь не поможет обычный биохимический анализ крови, многие токсины не находятся без дополнительных исследований, это чем-то похоже на работу сыщика.

— Существует версия, что это может быть и не отравление, об этом говорят и врачи, а скептики в качестве одного из аргументов приводят довод о том, что при отравлении так не кричат. Что можно сказать на это?

— Почему же? Существуют разные виды ядов, в том числе и те, что действуют на центральную нервную систему. Но версия об отравлении, в отличие от версии другого воздействия, представляется вероятной потому, что я давно наблюдаю Алексея, и никаких органических причин для сегодняшней ситуации не было.

— Если сейчас по каким-то немедицинским причинам Навального запретят транспортировать, что делать тогда?

— Я не знаю, почему его могут не разрешить транспортировать, если будет правильно оборудованный борт. Такие причины уже вне сферы моей компетенции.

— Что известно о коме Навального?

— Когда Васильева приедет и, я надеюсь, ее пустят, мы наверняка будем знать точнее, но иногда в искусственную кому человека вводят специальными веществами, чтобы снизить степень сознания. Это нужно для наблюдения человека на ИВЛ — чтобы спонтанное дыхание не мешало. Если помните, в таком состоянии достаточно долго был президент Израиля Ариэль Шарон.

Но пока остается открытым вопрос: Навальный сам не дышит или его ввели в такое состояние медики.

— Это не первое отравление Навального, ведь так? В прошлый раз тоже было оно?

— Вероятно, но тогда это было слабое воздействие — возможно даже, какой-то перцовый баллончик. Совершенно точно тогда не было никакой угрозы для жизни, сейчас она, очевидно, есть.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera