Колумнисты

Беларусь и мы

Антивоенную кампанию надо вести не вдогонку войне, а до ее возможного начала

Этот материал вышел в № 88 от 17 августа 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика8 625

Леонид ГозманПолитик, президент общественного движения «Союз правых сил»

8 6253
 

Последние события в Беларуси располагают не к анализу, а к эмоциям и ненормативной лексике. Как на кого, а на меня больше всего подействовали не кадры избиений и взрывов светошумовых гранат (похожее и у нас бывало), а два заявления Светланы Тихановской. Что делали с этой женщиной, чтобы заставить ее сказать то, что она сказала, через какой ужас должна была она пройти, чтобы говорить так, как говорила?

Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Но, все-таки, анализ. Никто не предвидел такого успеха Тихановской и разгрома Лукашенко (по данным экзитполов). Но — случилось. Неожиданно, наверное, для команды Тихановской и уж точно для Лукашенко — его ведь убеждали, что все у него не так плохо. А попробуй не убеждать, вылетишь с работы! Впрочем, нам это знакомо.

Выборы показали, что в стране нет фактически противостояния сторонников и противников Лукашенко. Есть противостояние Лукашенко и его войск стремящемуся к переменам белорусскому обществу в целом.

Но после подведения предварительных итогов у Лукашенко был выбор. Он еще недавно не относился к тому разряду международных преступников, которым некуда спрятаться на земном шаре — злодейства последних лет не выходили за рамки довольно обычных действий авторитарных режимов. Вступив в переговоры, он мог получить гарантии безопасности.

Он выбрал другой путь. И с него не свернет. Нет того масштаба насилия, на которое он не пойдет ради сохранения власти.

На первый взгляд его стратегия выглядит аморальной, противозаконной, но выигрышной. Хорошо вооруженным карателям (мое оценочное суждение) противостоят безоружные люди, свинца и стали на душу населения в стране достаточно.

Но надежны ли силовики? Пока наблюдались лишь отдельные случаи уклонения от выполнения приказов, а в основном ОМОН сохраняет верность властной вертикали. Но это сейчас, пока официально признан лишь один погибший. После какого числа жертв милиционеры маленькой моноэтничной страны, где от омоновца до того, кого он искалечил, лишь два-три рукопожатия, откажутся выполнять распоряжения или начнут их саботировать? Какова будет позиция условных генералов/полковников, если противостояние затянется?

За Лукашенко нет никакой идеи, есть лишь борьба за власть. Ему служат, пока он в силе, длительный протест — проявление слабости.

Но главное, что бы ни произошло в ближайшие дни и недели, в долгосрочной перспективе Лукашенко без поддержки из-за рубежа не выстоит. У него нет алмазов и нефти, на доходы от которых можно платить охранным частям, наплевав на остальное население, которое неизбежно начнет эмигрировать, тем более, что за рубежом и так уже живет порядка трех миллионов белорусов — есть, к кому ехать. Деньги на поддержание инфраструктуры автократии кто-то должен дать.

Это в принципе могут сделать Китай и Россия. Но российское руководство вряд ли обрадует формирование китайской провинции у себя под боком, оно предпочтет занять активную позицию. Деньги будут давать, но по чуть-чуть. Идеален для Кремля слабый Лукашенко, гоняющийся за своими гражданами, изолированный от Запада и живущий только до тех пор, пока из Москвы ему позволяют дышать. Это путь к долгожданному объединению.

Но он тоже это понимает, он хочет быть царем, а не заместителем царя по Беларуси, поэтому готов идти на обострение, надеясь достичь победы.

Судя по первым дням, получается не очень. Протесты продолжаются, спецоперация с Тихановской вряд ли приведет к успеху. Тихановская прекрасно сказала о себе, что она не лидер, а символ, люди выходят не за нее, а против Лукашенко. Ему противостоит не Тихановская и ее штаб, а те самые десятки тысяч, которым не нужен вождь и на которых он бросил ОМОН. Диктаторы, кстати, вообще не осознают существование народа, для них мир — это кланы, это финансовые, военные или криминальные начальники, с которыми и надо договариваться. А люди на площадях — они за печеньки, по дурости или по чьему-то приказу, они перебесятся или испугаются, надо только слабины не дать.

Исторический опыт показывает, что диктаторы ошибаются, но осознают они это, когда уже слишком поздно.

Но Кремль не отдаст Беларусь противникам Лукашенко. Страшный сон нашего начальства — смещение им самим надоевшего Лукашенко не переворотом или закулисными договоренностями, а волей народа. Слишком близки культурно и ментально две наших страны, чтобы такое развитие событие не послужило страшным для системы примером. Поэтому, теоретически, если Лукашенко не справится, ему могут прийти на помощь.

Солдаты НАТО или националисты, готовые распять мальчика в трусиках и запретить говорить по-русски, обнаружатся мгновенно.

Это, конечно, не дай Бог! Это будет катастрофа, кровь с обеих сторон гарантирована. Это самый страшный из всех возможных сценариев, масштаб последствий трудно даже представить. Многие в Беларуси именно этого и опасаются — все время появляются слухи о принимающих участие в разгонах российских спецназовцах или о стоящих наготове силах вторжения. По уму, наше начальство не должно на это идти. А с другой стороны, кто мог поверить в Крым и Донбасс?

Поэтому нам в России нельзя ограничиваться акциями солидарности — они, конечно, морально необходимы для нас самих и важны для белорусов, но не могут всерьез повлиять на развитие событий. И нам не следует давать белорусам советов — это справедливо воспринимается как имперское высокомерие, да и не нужны им советы.

Но надо делать все зависящее от нас для предотвращения нашего вмешательства.

Во-первых, надо использовать имеющиеся ресурсы для побуждения западных лидеров официально признать Тихановскую Избранным Президентом. Это бы способствовало формированию альтернативного политического субъекта, с которым пришлось бы считаться всем, в том числе и руководству России.

Во-вторых, антивоенную кампанию надо вести не вдогонку войне, как это случилось с Украиной, а до ее возможного начала. Эта кампания должна включать в себя как разъяснение цены этой гипотетической авантюры, так и прямые акции — пикеты и прочее. Если в обществе сформируется понимание опасности и деструктивности нашего вмешательства, есть шанс, что оно и не случится.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera