Сюжеты

Ликвидация

Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела в отношении росгвардейцев, расстрелявших похитителя обоев

Общество16 064

Изольда Дробина«Новая газета на Урале»

16 0648
 

Более месяца прошло с момента штурма квартиры 27-летнего Владимира Таушанкова, погибшего от пуль собровцев. За это время было возбуждено два уголовных дела в отношении погибшего: по части 2 статьи 162 УК РФ («Разбой») и по статье 318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителей органов власти»). Расследование еще не завершено. В это же время СК отказался проверять заявление родителей Таушанкова о преступных действиях сотрудников полиции. В СК решили, что в заявлении нет сведений, которые указывали бы на признаки преступления, и отказались регистрировать его в книге учета. Белых пятен в этой истории по-прежнему много. «Новая» попыталась восстановить хронологию событий по рассказам участников происшествия.

Следственные действия в квартире Владимира Таушанкова после его смерти. Фото: Изольда Дробина / «Новая газета»

Что случилось в магазине?

Спустя двое суток молчания после расстрела Таушанкова 1 июня правоохранительные органы наконец-то заговорили. Первое, что появилось в прессе — информация о том, что молодой мужчина совершил разбойное нападение в строительном магазине «Лео». Угрожая ножом, он унес четыре рулона обоев. В доказательство правоохранители многозначительно кивали на то, что у них есть видео из торгового зала, где все-все видно.

— Спустя месяц, выяснилось, что видео из салона магазина нет, якобы там нет пишущих видеокамер, — рассказал «Новой» Алексей Бушмаков, представитель родителей Таушанковых.

— Сегодня правоохранители об этом заявляют, но это противоречит их же недавним данным. По тем материалам дела, которые мне доступны, полицейские зафиксировали какие-то видеозаписи и даже их просматривали.

Раз видеозаписей, из просмотра которых многие рассчитывали получить ответ на ключевой вопрос, что произошло в магазине, больше нет, события восстанавливаются по показаниям потерпевших и свидетелей.

После происшествия все сотрудники, которые стали свидетелями либо участниками конфликта, были отправлены в отпуск, подальше от общения с журналистами. Продавец-консультант Валентина Вязьмина, признанная потерпевшей в деле о разбойном нападении, ушла на больничный. Более чем через неделю правоохранительные органы обнародовали видеозапись, на которой 24-летняя Валентина рассказывает свою версию произошедшего.

Показания продавщицы

— Он (Таушанков) рассматривал и крутил обои. Я предложила помощь. Мужчина спросил про скотч, и я показала, как пройти к стойке со скотчем. Но он взял обои и пошел к выходу. Я дернула за один из рулонов, у него все высыпалось из рук. Мужчина развернулся и толкнул меня. Я упала и повредила шею. На мой крик прибежал охранник.

Валентина рассказывает эту историю в медицинской маске и с шиной-воротником на шее. Шина надета поверх волос, а сама девушка помогает своему рассказу активными движениями руками и головой. Когда говорит о последствиях удара Таушанкова, трогает брови и лицо. По мнению психологов, эти жесты могут свидетельствовать о том, что она лжет, или о том, что говорящий находится в неприятной для себя ситуации.

— Мы внимательно просмотрели видеозапись, — говорит Алексей Бушмаков. — Специалисты-травматологи обратили внимание, что воротник наложен неправильно, наспех.

Медики сошлись во мнении, что если бы у девушки что-нибудь было с шеей, она бы так активно головой не вертела.

Крик продавщицы привлек внимание случайного покупателя, оказавшегося полицейским в гражданской одежде (зашел в магазин за покупкой).

Показания полицейского, оказавшегося в магазине

— Я подошел к девушке, она указала, что гражданин похитил обои, — говорит Павел Давыдов, сотрудник транспортной полиции на видеозаписи пресс-службы областного МВД. — Догнав, сказал ему «Стой!», тем не менее, он (Таушанков) не остановился. Я схватил его за плечо, развернул, а он без слов нанес несколько ударов рукой мне по лицу. Сломал очки. Мужчина вытащил нож, и я разорвал дистанцию. Он ушел во дворы вместе с обоями, там я его через какое-то время догнал. Он снова достал нож, а я его выбил. Во время конфликта я два раза представлялся сотрудником полиции, его это не остановило.

Когда в деле Таушанкова возникла информация о полицейском в магазине, многие высказывали мнение, что все последующие события, приведшие к его смерти, связаны именно с этим инцидентом:

якобы, полицейские особенно остро реагируют, если обижают кого-то из их рядов.

— Полицейский Давыдов также признан потерпевшим, — объясняет адвокат Таушанковых. — Когда Таушанков убежал, Давыдов с сотрудником склада и охранником продолжили его преследовать. При этом сотрудник полиции взял с собой складную саперную лопатку, а работник магазина — ледоруб. Потом, когда они его настигли у лавочки на середине пути между домом и магазином, между Таушанковым и сотрудником полиции завязалась драка, и сотрудник получил около шести ударов по лицу. Соответственно, версия по типу «наших бьют» вполне состоятельна.

Платил или не платил?

Владимир Таушанков. Фото из соцсетей

Ключевой вопрос, который до сих пор без ответа. В квартире Таушанкова все свидетельствует о ремонте в самом разгаре. Видно, что Владимир клеил обои, но что-то ему не понравилось, и он оборвал одну из наклеенных полос. Можно предположить, что до этого он купил некачественные обои, поэтому пошел разбираться или менять рулон.

— Я тоже об этом думал, — размышляет Бушмаков, — поэтому важно, чтобы следователи выяснили, платил или не платил? Предполагаю, что скоро мы увидим результаты запросов в банк по транзакциям карточек Таушанкова. Для человека, живущего в сети, вполне логичным было бы сделать оплату заказа онлайн, а потом пойти забрать из магазина. Я допускаю, что была оплата через электронные средства.

Анатолий Таушанков, отец погибшего, неоднократно говорил о том, что его сын не нуждался в деньгах. Он лично видел в его кошельке вечером перед штурмом около 50 тысяч рублей.

— В протоколах обыска никаких денег нет, — размышляет юрист. — Ничего подобного, согласно документам, не было изъято.

Куда делись эти 50 тысяч, которые якобы были у Таушанкова в кошельке до начала штурма квартиры, не известно. Возможно, они остались у родителей.

«Решили открыть огонь»

Чтобы понять, насколько правоохранительные органы странно ведут себя в этой истории, достаточно вспомнить информацию, которую борцы с преступностью дозированно «сливали» в прессу.

Двое суток молчания после расстрела Таушанкова, и Росгвардия, на которую давили не только журналисты, но и омбудсмен области, наконец-то выдала свою версию событий. Таушанков «оказал сопротивление сотрудникам полиции, прибывшим на место, выбежал с ножом и применил баллончик с жидкостью, чем нанес травмы пытавшемуся его задержать оперативнику, которому впоследствии потребовалась медицинская помощь, — написано в заявлении Росгвардии. — После безрезультатных переговоров с участием отца подозреваемого было принято решение о проведении специальной операции по задержанию гражданина. При входе в квартиру спецназа подозреваемый держал в руках направленный в их сторону предмет, внешне похожий на автоматическое оружие, высказывал угрозы в адрес сотрудников СОБРа и вел себя агрессивно.

В результате сложившейся обстановки, воспринимая его действия как реально опасную ситуацию, решили открыть огонь».

Кроме того, в рамках официального пресс-релиза ведомство вскольз упомянуло, что Таушанков был судим за незаконный оборот наркотиков.

— История про судимость — ложь, — заявил Алексей Бушмаков. — Намеренная или случайная, я не знаю. Рассчитываю, что по этому поводу будут допрошены сотрудники Росгвардии, которые эту информацию распространили. Она должна быть опровергнута ими же.

Помимо прочего, не сходятся показания оперативных сотрудников полиции и собровцев о заходе или не заходе в квартиру. Согласно баллистической экспертизе, росгвардейцы до расстрела Таушанкова в квартиру не заходили. Семь пуль в сторону погибшего были выпущены из подъезда в открытый проем входной двери под углом. Четыре из них застряли в двери, три — убили Таушанкова.

Из этого положения стрелявшие спецназовцы не могли видеть ни, возможно, направленного в их сторону оружия, ни самого подозреваемого.

По показаниям родителей, Владимир не произнес ни слова в адрес полицейских. Поэтому «высказанные угрозы» тоже оставляют много вопросов.

До начала штурма, о чем свидетельствует видеосъемка, распространенная СК, оперативные сотрудники полиции тоже пытались попасть в квартиру, для чего даже съездили за родителями подозреваемого. Они привезли ключи, отец Владимира открыл дверь и зашел в квартиру. Как рассказывают родители, Таушанков, впустив отца, сразу же захлопнул дверь и пшикнул из газового баллончика в лицо полицейскому, пытавшемуся зайти следом.

Показания оперативника

 

версия оперативника

«Когда мы были в подъезде, я показывал ему удостоверение, чтобы он убедился, что мы сотрудники полиции, — рассказывает на видео оперативный сотрудник полиции, предположительно, Алиев. — (Приехавший) отец открыл дверь. Проем был заклеен обоями, мы отодвинули их. Увидели Таушанкова. Он стоял в коридоре, там было много мусора. Он с ножом. Я потребовал выбросить нож, выйти к нам. Но он забежал в комнату. Отец видел, что происходит в комнате. Я спрашивал, выбросил ли он (Таушанков) нож. Отец молчал. Я медленно подходил, снова доставал удостоверение. Просил выйти. Но он никак не реагировал, отец тоже молчал. Я заглянул в комнату и увидел, что Таушанков стоит с ножом в одной руке, в другой — газовый баллончик. Увидев меня, он отодвинул отца. Я потребовал остановиться, убрать нож и перцовый баллончик, успокоиться, нормально объясниться. Еще раз показал удостоверение. Но он продолжал идти на нас, ускорял шаг. Я оказался в коридоре, понял, что он не остановится, и стал отходить. [Таушанков] поднимал нож и направлял лезвие в нашу сторону. Когда мы оказались на расстоянии 1,5 метра, вышли из квартиры, и он стал закрывать дверь. Мы не давали ему: в квартире был отец, мы опасались за его жизнь.

Когда он попытался закрыть дверь, понял, что [из-за нас] не получается, и несколько раз высунул лезвие ножа в щель. Я просил его бросить нож и выйти к нам. Затем, когда я выглянул [в щель], почувствовал, что он брызнул в глаза газовым баллончиком. Нам трудно было дышать, и мы тогда отпустили дверь».

Слова опера категорически опровергает мать Таушанкова. Надежда утверждает, что полицейские до момента расстрела ее сына в квартиру не заходили, а баллончиком Владимир прыснул сквозь приоткрытую дверь в подъезд. Каким образом опер демонстрировал подозреваемому удостоверение, если полицейские все время находились у закрытой двери?

И зачем он говорит, что они заходили в квартиру, если дверь захлопнулась раньше, чем кто-либо из оперов успел войти внутрь?

После штурма

После расстрела Таушанкова его родителей увезли в полицию, а в квартире провели обыск.

3 июня Кировский суд Екатеринбурга признал незаконным обыск в квартире Таушанкова. В суде следователь отдела полиции №2, несмотря на поддержку прокуратуры, не смогла доказать целесообразность обыска в квартире Таушанкова уже после убийства хозяина.

— Видимо, полиции нужно было замести какие-то следы, — считает адвокат Бушмаков. — Иначе как объяснить то, что они пошли на нарушение закона, чтобы провести обыск, необходимости в котором не было?

Из квартиры Таушанкова были изъяты арбалет, два ножа с черной и белой рукоятью (клинок около 15 см) и автомат.

Причем следователи не уточняют, что это автомат для игр в пейнтбол.

— От лица родителей я обратился в Следственный комитет с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции, — говорит адвокат. — Но нам отказали. Будем обжаловать, конечно.

В истории с расстрелом Таушанкова по-прежнему много необъяснимых фактов и противоречивых показаний. Родители и их адвокат ждут окончания следствия, чтобы получить доступ к материалам дела.

Екатеринбург

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera