Сюжеты

Нестерильная зона

Власти Мурманской области подтвердили первый случай заражения заключенного COVID-19. Под подозрением еще четверо

Фото: РИА Новости

Общество9 528

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

9 528
 

23 апреля губернатор Мурманской области Андрей Чибис на пресс-конференции объявил, что у заключенного ИК-23 в поселке Ревда выявлен коронавирус. Регион стал первым в России, где власти официально подтвердили факт заражения заключенного COVID-19. Однако УФСИН по-прежнему хранит молчание: на официальный запрос «Новой газеты» о ситуации в ревдинской колонии региональное управление ответило рекомендацией изучить страницу оперативного штаба области «Вконтакте».

Мы обратились в управление ФСИН по Мурманской области. Редакцию интересовало, в каком состоянии находится заболевший, направлен ли он в медицинское учреждение, какие меры приняты для недопущения распространения инфекции. Никакого ответа мы не получили.

Между тем накануне председатель общественного совета при региональном УФСИН Юрий Мананков заявил «Интерфаксу», что инфекцию подозревают у пяти заключенных ИК-23. У всех высокая температура и кашель, все — из первого отряда. В этом отряде находятся люди с инвалидностью.

По словам губернатора Чибиса, с заболевшим контактировали 135 человек, их будут также проверять на коронавирус, а сотрудники колонии переведены на круглосуточные смены в режиме карантина. Оперативный штаб дополнительно заявил, что «заболевший изолирован, находится под постоянным наблюдением медработников. Заболевание протекает бессимптомно, в легкой форме. В учреждении проводится обработка помещений дезинфицирующими средствами, проветривание и обеззараживание воздуха бактерицидными лампами».

В письме, пришедшем в редакцию «Новой», обрисована несколько иная картина. Заключенные рассказывают, что контактировавших с заболевшим изолировали на втором этаже в санчасти, у остальных просто измерили температуру. Ни о какой дезинфекции и обеззараживании речи не идет. «Тестов привезли мало и сделали их, видимо, только сотрудникам, медобслуживание никакое. Сотрудники не заходят в жилые помещения к заключённым, они в панике, заключённые тоже.

Примите, пожалуйста, меры пока не началась массовая смертность или беспорядки».

Предвидя упреки в необъективности, повторим: мы спросили УФСИН о принятых мерах. Мурманское управление Федеральной службы исполнения наказаний на эти вопросы нам не ответило.

Юлия, жена одного из заключенных (его полные данные есть в распоряжении редакции), еще 20 апреля узнала от мужа о том, что в зоне есть COVID-19. По ее словам, инфицированный мужчина работал в общей столовой, посещал санчасть с жалобами на здоровье. Во вторник, 21 числа, в зону приехали «врачи с воли», измерили всем температуру.

Ее мужа недавно этапировали из другой колонии — ИК-18 Мурманской области, этап пока сидит в карантине. Люди в панике ждут момента, когда их переселят в отряды:

в зоне, по их версии, много людей с симптомами ОРВИ.

Этапы активно шли по области, так как в УФСИНе было решено отделить заключенных с рецидивом от зеков с так называемым «опасным рецидивом». Простой рецидив стали отправлять в 18 колонию, в поселок Мурмаши, а опасный и особо опасный — в 23 колонию, в Ревду. Это можно, грубо говоря, назвать оргштатными мероприятиями, срочность которых под вопросом. Но этапы по 15-20 человек с 18 зоны в 23 зону шли с марта даже тогда, когда в колониях в порядке антивирусных мер отменили свидания.

Юлия задается вопросом, отчего во время пандемии этапы из зоны в зону не были приостановлены, людей тасовали между двумя колониями, и, возможно, именно так завезли в Ревду вирус. А если так, наличие вируса во второй колонии, в Мурмашах, исключать нельзя. Но о тестировании сотрудников и заключенных этой колонии на COVID-19 до сих пор никому ничего не известно.

Между тем именно там, при 18 колонии, находится больница, которая обслуживает всех заключенных области, включая туберкулезных больных. Если вирус проникнет туда, последствия предсказать трудно. 

На вопрос журналистов руководитель регионального управления Роспотребнадзора Лена Лукичева ответила, что пока не может точно рассказать путь проникновения инфекции в 23 колонию.

Эта информация должна быть публичной!


Группа правозащитников и общественных детелей обратилась к ФСИН с требованием предоставить информацию о заражениях COVID-19 в СИЗО и тюрьмах. Петиция собрала уже почти 1500 подписей, и вы тоже можете оставить свою по ссылке на платформе Change.org

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera