КолонкаОбщество

Закон «о фейках» стал ловушкой для журналистов,

или Почему так сложно писать о вирусе в тюрьме

17:42, 23 апреля 2020

3

Вера Челищева
17:42, 23 апреля 2020

3

Вера Челищева

Фото: РИА Новости

Вот уже второй месяц в «Новую», в ОНК и к правозащитникам поступают сообщения и звонки из колоний и СИЗО. Характер сообщений однотипен: коронавирус все же проник в тюрьмы, есть заболевшие как среди контингента, так и среди сотрудников учреждений. ФСИН это категорически отрицает (на сегодняшний день ведомство признало лишь случай с заражением своего сотрудника в Рязанской ИК-5). География звонков и писем — Москва и регионы. Вот уже второй месяц мы в редакции не знаем, что с ними делать. С одной стороны, надо публиковать. С другой — есть Роскомнадзор, Генпрокуратура и закон «о фейках».

Первые две структуры второй месяц подряд преследуют журналистов, пишущих на тему коронавируса не совсем так, как это хотелось бы некоторым чиновникам и главам республик.

Не устраивает подача журналистами информации о вирусе и такую закрытую структуру, как ФСИН, директор которой на прошлой неделе (надо отдать ему должное) попросил главу Верховного суда не арестовывать людей по легким экономическим статьям — мол, СИЗО и так переполнены. Что чистая правда. Вероятно, господин Калашников что-то знает еще, раз решился на такое тревожное обращение. Но раскрывать, видимо, что-то большее не стал. А конвейер арестов экономических продолжился как ни в чем не бывало.

И, как показывает статистика самой ФСИН, в стране сейчас арестовывают даже чаще, чем до эпидемии. Рекорды по арестам этой весной (март-апрель) бьет Москва.

Но вернемся к вирусу. Зэки, конечно, умеют приукрашивать действительность (куда лучше, впрочем, это получается у ФСИН). Но есть те арестанты, для кого огласка сейчас, в период пандемии, — единственное спасение. И тут мы в редакции забуксовали: отфильтровать все поступающие сообщения и звонки, где правда, а где выдумка, очень сложно, члены ОНК, которые могли бы нам помочь и перепроверить, уже второй месяц из-за карантина отрезаны от тюрем и колоний. Их туда не пропускают, как, понятное дело, и родных, и большинство адвокатов. В ряде колоний тоже из-за карантина перестал работать оперативный сервис связи родных и заключенных — ФСИН-письмо. Многие родные в панике звонят в ИК (где либо не берут трубки, либо ничего не сообщают), пишут в электронные приемные ФСИН и так и не получают ответа.

С правозащитниками тюремщики повежливее. Правда, на их обращения отвечают казенными, ничего не проясняющими отписками, от которых тошно. А главу «Руси сидящей» Ольгу Романову вызывали на допрос как раз по закону «о фейках»: якобы организация распространила ложную информацию о 30 зараженных коронавирусом в новгородской колонии.

Но вот как быть с непрекращающимся потоком сообщений и звонков с зон? И как вообще писать об этой теме?

Закон «о фейках» стал своеобразным тупиком для тех из арестантов, которым реально нужна помощь, и одновременно это карантинная ловушка для многих независимых СМИ, поднимающих острые вопросы на тему COVID-19. Что бы они ни писали, всё при желании можно отнести к фейкам. Легче же не решать проблему, а бороться с теми, кто эту проблему поднимает.

Кстати, на подготовку ответа на запрос «Новой» ФСИН России ранее взяла месяц отсрочки. И почему-то есть стойкая уверенность, что суть этого ответа будет прежней — в российских тюрьмах больных нет, а бунты они устраивают на пустом месте.

Режим гиперизоляции

«Коронавирусные» бунты войдут в число самых страшных событий в тюремной истории

Между тем поток сигналов SOS с зон не прекращается. Статистика «Новой» — десятки сообщений в день. Такая же статистика у «Руси сидящей» и у «Фонда в защиту прав заключенных» («иностранного агента», разумеется), чей эксперт Надежда Раднаева пишет уже даже не во ФСИН, а в Генпрокуратуру, требуя проверить описанные зэками факты. Генпрокуратура дипломатично умывает руки и пересылает всё во ФСИН. А ФСИН… Ну, в общем вы поняли.

Эта информация должна быть публичной!


Группа правозащитников и общественных детелей обратилась к ФСИН с требованием предоставить информацию о заражениях COVID-19 в СИЗО и тюрьмах. Петиция собрала уже почти 1500 подписей, и вы тоже можете оставить свою по ссылке на платформе Change.org

Камеры стучат, чтоб врача срочно прислали

В «Новую» поступают тревожные сообщения о заболеваниях в СИЗО и колониях. Позиция ФСИН: молчать

Мы очень хотим опубликовать монологи этих людей из зон, не называя имена и адреса колоний и СИЗО (хотя все данные в редакции есть). Их суть, если уж совсем обтекаемо: коронавирус в исправительных учреждениях есть, а элементарных средств защиты не хватает.  Но, увы, опубликовать все эти факты пока не представляется возможным. Поэтому мы просим от ФСИН стать более открытыми и прозрачными. Хотя бы сейчас. Сейчас, когда в период пандемии, это особенно важно как никогда. Замалчивать проблему — не значит ее решить. Не портить статистику всеми средствами — не значит эту статистику улучшить. А свидетельства заключенных и их родных этой сложной весны 2020 года мы сохраним. И обязательно приложим их к нашему очередному запросу во ФСИН.

При участии Андрея Карева, «Новая газета»

P.S.

P.S. От редакции Просим Министерство юстиции и Минзрав РФ создать совместную комиссию для проверки эпидемиологической ситуации в ряде исправительных  учреждений. Особенно просим обратить внимание на ФКУ ИК-5 Чувашской Республики, СИЗО-1 по г. Москве «Матросская тишина», ИК-5, Рязанская область, ФКУ СИЗО г. Воронежа, ФКУ Т-2, г. Елец, Липецкой области,  СИЗО-3 Ржева Тверской области.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#фейки #коронавирус #заключенные #фсин

важно

4 часа назад

Курс биткоина впервые в истории достиг отметки в 60 тысяч долларов

Slide 1 of 1
Slide 1 of 1
Slide 2 of 2
Slide 1 of 1
Slide 1 of 1

выпуск

№ 26 от 12 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Президент прислушался к тишине Какую роль сыграла посадка Навального в назначении Сергея Королева первым замом директора ФСБ

259652

2.
Колонка

Цены строгого режима В Думе хотят остановить подорожание продуктов, сажая в тюрьму покупателей

246295

3.
дата-исследование

Счастье есть За борьбой с пармезаном и польскими яблоками власти не заметили, как у россиян перестало хватать денег на продукты. Исследование «Новой» о росте цен

196477

4.
Сюжеты

«Есть такая Нина, которая все-таки смогла» История дагестанской женщины, пережившей обрезание в детстве и насилие в браке, которая добивается равноправия в родной республике

123071

5.
Сюжеты

«Вот когда деньги отняли, мы не выдержали» Младший медперсонал рассказывает «под запись» о внутренней кухне лучшей больницы Ленобласти. Чиновники эти факты отрицают

108703

6.
Комментарий

Любовь втроем: мы с товарищем майором и Антон Красовский Заявление в Следственный комитет

103570

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera