Сюжеты

«Как будто петлю затягивают на шее»

Истории московских предпринимателей, которые не дождались помощи от государства

Этот материал вышел в № 36 от 6 апреля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество36 717

36 7177
 

Пандемия коронавируса закрыла дома миллионы москвичей. Целый месяц в России объявлен нерабочим. Собственники малого и среднего бизнеса в отчаянии. Государство обязало их платить заработную плату неработающим сотрудникам. Банки ждут выплат по кредитам. Арендодатель не снижает аренду, потому что не объявлена ЧС. А налоги можно только отсрочить, а не отменить. Кто-то решает закрыться прямо сейчас, но многие надеются, что в мае вернется обычная жизнь. Как малый и средний бизнес пытается спасти сам себя — в рассказах предпринимателей.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Предприниматели в один голос твердят: отсрочка по налогам малый бизнес не спасет, нужны налоговые каникулы. «Нужно лишить налогов за прошлый квартал, который сейчас заканчивается, и до 15 апреля надо оплатить налоги. И на будущие хотя бы два квартала. То есть до конца года практически, чтобы не собирали налоги», — говорит Алексей Петропольский, владелец гостиничного, кофейного и юридического бизнесов.

«Второе, что нужно, — это льготное кредитование с субсидированной ставкой государством. Это то, что может спасти многие отрасли, то есть когда ты берешь у банка кредит, он для тебя становится беспроцентным, государство эти проценты гасит, а ты этим кредитом покрываешь текущие издержки на период консервации — на период спада». Многие владельцы малого бизнеса (кроме собственников продуктовых магазинов) понимают, что их товары и услуги — это не то, без чего нельзя выжить. Книги, маникюр, подарки, фитнес. А значит, когда люди выйдут из карантина, они не вернутся к прежнему потреблению — доходы упадут, и люди первое время будут покупать только самое необходимое.

Наташа Шойхет, основательница zero waste магазина Urban Fauna и корнера здоровой еды Chips’n’kale тоже говорит, что поддержка нужна: «Конечно, я бы хотела, чтобы для всех предпринимателей сейчас ввели налоговые каникулы, чтобы сделали единоразовые выплаты на восстановление бизнеса. Но я привыкла надеяться только на себя, мы даже не пользуемся обычными государственными услугами, такими как образование для ребенка, медицина. Я ничего не жду от государства, морально готовлюсь впахивать, если придется, чтобы не потерять то, что имею».

Владимир Коваленко, совладелец кофеен «1554», говорит прямо:

«Все эти отсрочки — не то что мертвому припарка, это гвозди в гроб малого бизнеса.

Ты сегодня условно не платишь 200 тысяч, а завтра платишь 400, но где их взять? Надо раскачиваться, смотреть, когда произойдет возвращение гостей в полном объеме. Эти отсрочки платежей лучше не использовать, на мой взгляд».

Первым делом, когда президент объявил нерабочую неделю, а потом нерабочий месяц, все собственники бизнеса пошли к арендодателям договариваться или о снижении, или о рассрочке платежа. Но в стране не объявлены ни форс-мажорные обстоятельства, ни чрезвычайное положение. Поэтому арендодатель имеет полное право отказать в поддержке. «На уступки идут в основном там, где собственник — конкретный человек, с ним может быть диалог. А где обезличенная компания с кучей бюрократии, это не работает», — говорит Алексей Петропольский. 

Чтобы хоть что-то заработать, все предприниматели быстро переходят в онлайн. Но настроить интернет-магазин, если его раньше не было, и выйти хоть на какой-то поток спроса за неделю почти невозможно. К тому же вариантов онлайн-предложений становится слишком много. Потребитель начинает уставать.

Кризис коснулся и малого бизнеса в сфере медицины. Медицинский центр «Вега» Алексей Кривцов с партнерами открыл в октябре 2019-го, миссия — улучшение качества жизни, профилактика заболеваний и продление жизни. «Нам казалось, что наш продукт очень хорошо вписывается в ситуацию, что у людей появится интерес проверить, есть ли у них хронические заболевания. Но, как выяснилось, произошел обратный эффект. Люди стали бояться приходить в клиники. Видимо, есть мнительность, что, придя в медучреждение, они могут больше быть подвержены опасности, встретить больного. Сейчас медицинский рынок идет в минус. Это отмечают и коллеги по отрасли».

Кривцов говорит, что их клиника могла бы взять на себя часть нагрузки на государственную медицину: «Мы могли бы по ОМС взять часть пациентов, если бы государство привлекало нас для их обследования».

Кривцов считает, что мораторий на выплату налогов нужно вводить на полгода. И предлагает сократить выплаты в фонды страхования — это тоже облегчило бы нагрузку на малый бизнес.

Многие предприниматели отправили сотрудников домой, а сами занялись сбором онлайн-заказов и доставкой.

Владимир Коваленко, совладелец кофеен «1554», сел в машину и отправился развозить кофе в зернах и молотый по домам своих гостей, которые раньше приходили в кофейню, — чтобы хоть немного выручить денег на зарплаты сотрудникам. «Город пустой, делать нечего, я решил сам поездить. Сейчас много владельцев бизнеса сами на доставке. У нас на три кофейни 17 работников. И почти все ребята снимают квартиры. Мы сейчас договорились, что даем им аванс на будущую зарплату, потому что просто выделить эти деньги из бюджета мы не можем».

Алексей Петропольский, владелец нескольких бизнесов, рассказывает, что некоторые меры поддержки государства оказались половинчатыми. «Вышло постановление отменить плановые проверки, но я знаю, что 90% проблем предпринимателей — от внеплановых проверок. Например, Собянин в начале эпидемии выпустил постановление: больше 50 человек не собираться. У ресторанов, где посадочных мест больше 200 или 300, система рентабельности рассчитана с минимальным количеством посадочных мест на обед или ужин от 100 человек.

Роспотребнадзор сразу к ним приехал и начал требовать взятки, чтобы закрывать глаза на то, что они там собираются в таком количестве.

Предприниматели просто закрылись, потому что платить Роспотребнадзору в нынешних реалиях не вариант, а при посадке меньше 50 человек нерентабельно содержать персонал, кухню. Так рестораны с большим количеством посадочных мест выбило в первую неделю сразу». По оценке Федерации рестораторов и отельеров, 90% ресторанов и кафе в Москве и области не откроются после карантина.

Сергей и Наталья Фоменко,
владельцы «Магазинчика милоты» 

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

«Магазинчик милоты» Сергей и Наталья открыли четыре с половиной года назад после свадебного путешествия в Японию. «Япония — страна победившей милоты, и мы поняли, что это можно перенести на нашу страну, где ее не хватает». У супругов было три магазина: два — в Москве, один — в Санкт-Петербурге. 30 человек в штате и обязательные ежемесячные платежи около трех миллионов. В прошлом году супруги поняли, что надорвались, не оценили силы, набрали слишком много кредитов. И оставили один магазин в Москве.

«Я в январе уже понимал, что это рано или поздно дойдет до нас. Вопрос в том, когда это случится. Нам повезло, что мы успели пройти пик сезона. Троицу гендерных праздников мы отработали. Этих денег нам хватило, чтобы выплатить аренду за март, заплатить зарплату, рассчитаться с поставщиками. А с 16 марта — все, началось непрогнозируемое, неконтролируемое падение выручки», — рассказывает Сергей.

В пиковый сезон — например, перед Новым годом — покупателей бывало по 500 человек в день, выручка доходила до полумиллиона. В низкий сезон — например, сейчас — должно быть 70–80 покупок в день, это 50–70 тысяч рублей выручки.

С 16 марта стало всего 20–30 покупок в день, а выручка едва доходила до 20 тысяч.

Сергей рассказывает, что ежемесячные выплаты банкам сейчас у них больше полумиллиона рублей в месяц. После июня станет вполовину меньше. Аренда магазина — 200 тысяч, склада — 140 тысяч. Когда москвичи начали уходить на самоизоляцию, он пошел к арендодателям. Хозяин помещения магазина снизил аренду наполовину. Хозяин склада сказал, что форс-мажор не объявлен, поэтому платите в полном объеме. «У нас нет «подушки безопасности». Это странно — вытянуть деньги, которые должны идти в оборот, чтобы они лежали мертвым грузом».

Магазин необычных подарков «Магазинчик милоты». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Когда карантин только начался, Наталья придумала хештег в инстаграме #спасималыйбизнес. Честно написала: «Что происходит сейчас — это катастрофа!» — и стала рассказывать, почему «те меры, которые озвучило государство, это капля в море».

Сейчас Наталья и Сергей работают вдвоем на складе, собирают онлайн-заказы.

«Мы весь месяц будем также ходить на склад и собирать посылки. А работники будут сидеть дома. Мы будем работать на зарплату, чтобы выплатить ее остальным. Это очень хитрое решение государства, что нужно проблему решить за счет работодателей. ЧС не объявлена в стране — кто как с кем договорится».

Полина Ефимова,
совладелица городского кафе «Сойка напела»

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

С Полиной Ефимовой мы встречаемся в последнюю докарантинную пятницу марта. Свое городское кафе «Сойка напела» Полина закрывает. В последний день приходят гости, чтобы выкупить и забрать домой посуду и оставшиеся бутылки вина. «У меня в конфликте моя гражданская позиция и моя предпринимательская позиция. Как социально ответственный человек я бы сидела дома уже дней десять. Как предприниматель я вынуждена закрывать «хвосты»: обязательства перед поставщиками, перед персоналом, перед арендодателем».

Решение закрыть кафе навсегда Ефимова и ее партнеры приняли в начале марта, еще когда никто не сидел даже на добровольной самоизоляции. К 10 марта ежедневный поток гостей и, соответственно, выручка снизились на 30%, к 27 марта — уже на 80%. Кафе «Сойка напела» Полина открывала без кредитов, на свои накопления, в августе 2019 года, на операционную прибыль получилось выйти в феврале, накопить «подушку безопасности» не успели.

«Дело не в том, что мы месяц не постоим на карантине, — постоим.

Но сейчас никто не может прогнозировать — это месяц будет, два или три. При отсутствии поддержки малый бизнес на себе кто-то готов тянуть, кто-то не готов.

Мы не готовы брать кредиты. Мы закрываемся очень осознанно и экологично. Мы не можем прогнозировать финансовые риски и не готовы сейчас на них совершенно, потому что рассчитываем только на себя». 

Кафе «Сойка напела» распродает остатки посуды своим посетителям. Последний день перед закрытием. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

О закрытии кафе Полина Ефимова решила заранее сообщить гостям: в инстаграме дала сообщение, что «Сойка напела» работает последние дни. «Мы начали все заранее, у нас все просчитано и продумано, поэтому практически в ноль уже вышли. Это тоже благодаря нашей аудитории. Люди пришли нас рублем поддержать, дошел каждый, кто не дошел за это время, начали покупать, заказывать». Полина планирует продать бизнес. У нее работало примерно 20 человек.

Сейчас она собирается наблюдать за тем, что будет дальше:  «Реально начать дышать и что-то делать, по моим прогнозам, можно будет не раньше, чем через полгода, а то и год, но надеюсь, я ошибаюсь».

Алексей Петропольский,
совладелец бутик-отеля «Чемодановъ», совладелец 50 точек кофе Take and Wake, совладелец юридической компании URVISTA

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

«Началось это полтора месяца назад примерно. Когда первые заболевшие начали появляться в Италии, в Испании, у нас пошли отмены. Как и все отели в центре Москвы, мы живем за счет иностранцев, но как только начался рост пандемии, мы начали из букинга получать возвраты средств, а букинг нам дает 70% заселений. Сейчас все, абсолютно все брони отменены. На апрель, на май, даже на октябрь. Пусто. Мы предлагаем клиентам перенести бронь хоть на Новый год — и только процентов 20 соглашаются».

Четырехзвездочную гостиницу на Покровке Петропольский открыл в 2018 году перед чемпионатом мира по футболу. В отеле 27 номеров. В докарантинное время наполняемость была 80–90%, в месяц 5–6 миллионов рублей выручки, из них прибыли — миллион-полтора. В марте ушли в минус. Остались налоги — 200–300 тысяч, арендную плату собственник разрешил выплачивать позже и в рассрочку, обычная сумма — миллион 300 тысяч. «Если распустить всех работников без оклада, то нам нужно 700 тысяч в месяц на арендные платежи, коммунальные, договоры на химчистку. А стоять без гостей, платить по платежам и выплачивать зарплаты — это полтора миллиона в месяц».

Петропольский предпринял антикризисные меры.

В первую очередь снизил цены на номера. Вместо 5000–6000 за номер теперь нужно заплатить всего 3000 или даже 1500. Но бизнесмен признается, что сомневается в правильности своего решения. «По этим ценам к нам заезжает внутренний турист, причем тот, который раньше пользовался хостелом.

Когда человек из хостела заезжает в отель, он живет как в последний раз. Пользуется всем по полной программе.

Возможно, мы откажемся от демпинговых цен. Потому что починить сломанный душ стоит 50 000 рублей. Когда нет операционной прибыли и ты работаешь на грани себестоимости, любые издержки тебя просто утопят».

Второе, что сделал Петропольский, — сократил персоналу рабочие часы и урезал зарплаты от 30 до 70%. Раньше в смену работало семь человек, теперь трое.

И придумал антикризисную акцию. Жить в четырехзвездочном отеле в центре Москвы в номере в 20–30–40 квадратных метров с ежедневной уборкой, постельным бельем и душевыми принадлежностями за 49 500 в месяц. Это почти вдвое дешевле, чем аренда квартиры в этом районе. Он надеялся заселить таким образом половину гостиницы, чтобы выйти в ноль, но на апрель таких клиентов нашлось пять человек. Петропольский говорит, что придется брать кредиты. «Я попытаю рулетку удачи и понадеюсь, что в мае это все кончится. Но если карантин на месяц или на два еще продлят, то я буду закрывать гостиницу, потому что копить долги смысла нет никакого. Сейчас мы максимально ужались. Следующий шаг — вешать табличку «закрыто» и сажать охранника на вход».

В отеле «Чемоданов». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Еще Петропольский держит 50 кофеен. Вернее, 50 их было в начале марта. Это были точки «кофе с собой» в торговых и бизнес-центрах и окошки в центре Москвы. В середине марта в бизнес-центрах выручка упала на 70%, на улице — на 60%, в торговых центрах — на 30%. «Аренда такой точки в торговом центре — это 150 тысяч, зарплата двух бариста — 100 тысяч рублей, закупка — еще 100 тысяч. То есть месяц без покупателей обойдется в 350 тысяч. А открыть такую кофейню с нуля стоит 500 тысяч. То есть смысла простаивать месяц нет, проще закрыться и открыться в другом месте».

К 25 марта Петропольский закрыл 20 кофеен. А сейчас закрыты уже все 50 точек.

«Считайте, порядка 120 человек на улице без зарплаты. Где-то у нас будет возможность расконсервироваться, потому что нам прощают арендную плату на период пандемии, а где арендодатель не пошел нам навстречу — мы просто все закрыли».

Более-менее держится у Петропольского юридический бизнес. С началом нерабочих дней и всеобщей изоляции к юристам пошли предприниматели и супруги, которые хотят оформить брачный договор и разрешить конфликт. А с четверга Петропольскому обрывают телефон москвичи, которых стали штрафовать за выход на улицу. «Даже в юридическом бизнесе я буду вынужден срезать людям премии и, может быть, даже оклады. Но здесь я буду стоять до конца, это основной мой бизнес, бюджет наполняющий и мозги стимулирующий».

Петропольский говорит, что третью неделю пьет антидепрессанты. «Самое страшное в том, что ты ничего сделать не можешь. Ну, придумали мы эти услуги, которые типа антикризисные. Можем аренду снизить, выбить налоги, форс-мажорные обстоятельства сделать, в суды пойти — только суды не работают. И ты ничего не можешь сделать. Мы можем только ждать, а ждать надо в спокойствии».

Наталия Платонова,
совладелица книжного магазина «Маршак»

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Что покупателей в книжном стало намного меньше, Наталия заметила в середине марта. Книги — это не предмет жизненной необходимости. Были дни, когда вообще никто не заходил. И тогда Наталия вместе со своими партнерами Полиной Плавинской и Сергеем Карповым придумали приглашать людей читать детям книги онлайн в прямом эфире — чтобы родители дома с ума не сошли. Проект назвали «Говорит Маршак». Запустились 21 марта, за это время книги детям вслух читало больше 40 человек. Начали с известных личностей: читал главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов, блогер и феминистка Ника Водвуд, сценарист и режиссер Женя Беркович, писательница Нина Дашевская, поэт Лев Оборин.

«Мы сначала думали выбирать книги из нашего магазина и предоставлять чтецам. Но это нужно им как-то отправлять, лишние энергозатраты… И решили, что это будут просто любимые книги, которые они захотят почитать. Мы решили, что так будет честнее».

Читали Шварца, Харпера Ли, Роберта Шекли, Туве Янссон, «Гарри Поттера» и «Питера Пена». Основатели «Маршака» решили, что чтения для слушателей будут бесплатными, а кто хочет — может перечислить небольшую сумму в поддержку «Маршака».

«Мы не призываем никого это делать, можно просто посмотреть, не поддерживая. Перечисляют очень разные суммы: и по 100 рублей, и по 10 тысяч рублей, кто-то 100 евро перечислил. Мы собираем на аренду.

Наш бизнес нестабилен. Когда-то мы выходили в ноль, в плюс, а когда-то — в минус.

Часто на аренду мы подкидываем деньги из своих карманов. И сейчас понимаем, что не сможем постоянно свои деньги вкладывать». Закончили чтения 3 апреля, получилось собрать 90 234 рубля.

Независимый детский книжный магазин «Маршак».Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Аренда у «Маршака» — 65 тысяч рублей в месяц, коммунальные услуги раз в квартал — примерно 28 тысяч. Выручка в хороший выходной могла быть 25 тысяч, для «Маршака» это хорошая сумма. В середине марта выходной принес всего 8 тысяч. Кроме Наташи, в магазине работают два продавца. За смену получают по 1000 рублей. Один сразу ушел на самоизоляцию — у него сахарный диабет, группа риска. Вторая работает из дома: заполняет базу книг для интернет-магазина.

«Мы не брали кредитов на открытие бизнеса, это наши накопления. Сейчас мы запускаем интернет-магазин, но это огромный труд, мы все делаем сами. До кризиса планировали расширяться: нам становится тесно, когда мы проводим лекции.

Возможно, нам придется сделать склад и за него платить меньше, работать в онлайне. Мы немножко дурачки, у нас нет планки, при которой мы решим закрыться. Только когда нам надоест всем этим заниматься, когда не будет своих собственных денег, чтобы вкладывать сюда».

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera