Интервью

«Рак не уходит на карантин»

«Новая» поговорила с директором фонда «Подари жизнь» Екатериной Шерговой

Этот материал вышел в № 32 от 27 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество1 539

Анастасия Егороваруководитель направления «Волонтеры России»

1 539
 
Эмблема фонда «Подари жизнь» на мячике в руке у донора крови

16 марта правительство РФ опубликовало план поддержки российской экономики во время кризиса, спровоцированного коронавирусом. Но ничего про помощь некоммерческому сектору в этом плане нет. Сейчас благотворительные фонды и некоммерческие организации уже теряют пожертвования от обычных людей и корпоративных партнеров, которые сами находятся в ситуации неопределенности.

Большинство фондов прекратили офлайн-мероприятия по сбору средств, так как они предполагают массовость.

А траты, наоборот, растут, ведь в кризисное время больше людей нуждается в помощи и обращается за ней. Появились дополнительные траты на обеспечение защиты сотрудников и мероприятий, которые нельзя перевести в онлайн-режим. Увеличились расходы на все препараты, оборудование и другие услуги, связанные с валютными операциями из-за падения рубля.

О том, как некоммерческий сектор выживает в это непростое время, мы поговорили с директором фонда «Подари жизнь» Екатериной Шерговой.

Директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова

Как сильно, на ваш взгляд, пострадает некоммерческий сектор в связи с вирусом и его экономическими последствиями? Насколько сократилась поддержка от частных жертвователей и бизнеса?

Мы наблюдаем сейчас негативные тенденции по сборам пожертвований от физических лиц. Например, только за прошлую неделю у нас на 3 тысячи упали заходы на сайт, а значит, и переходы к платежной форме для пожертвований уменьшились. Банковская выписка показывает нам сейчас на 9 млн рублей меньше пожертвований, чем было за аналогичный период в прошлом марте и в феврале нынешнего года. Насколько это связано с коронавирусом и будет ли тенденция продолжаться, мы пока не можем оценить. Мы увидим все платежи за март не раньше первой недели апреля, тогда уже сможем делать более точные выводы.

Но что-то похожее мы наблюдаем каждый год. Например, во время майских праздников или новогодних каникул — сезонный спад пожертвований, когда людям не до благотворительности. То же самое и сейчас —

во время пандемии, люди, конечно, в первую очередь думают о том, как обезопасить себя и свою семью, у многих паника.

Кроме того, нам пришлось перенести все наши планы по офлайн-фандрайзингу. Это также повлияло на наши сборы. Например, мы много месяцев готовили масштабный благотворительный гала-вечер Viva la Vita в Большом театре и рассчитывали собрать с продажи билетов более 20 миллионов рублей на лечение детей. Но мероприятие пришлось отменить, а значит, мы потеряли пожертвования. Также пришлось отменить благотворительную премьеру «Зулейха открывает глаза», на которой мы планировали собрать более 1 млн рублей.

Есть негативная тенденция и в работе с юридическими лицами и частными благотворителями — владельцами бизнеса. У бизнесменов сейчас большие проблемы, и конечно, они закрывают благотворительные программы, чтобы самим как-то выжить. По нашим прогнозам, в этом году по этому направлению мы соберем минимум на 80–100 миллионов рублей меньше, чем планировали.

Сильно ли сейчас увеличивается нагрузка на НКО, действительно ли люди начинают чаще обращаться за помощью?

Кроме проблем, связанных с падением сборов, у нас появились дополнительные траты — например, нам стали приходить заявки от клиник на покупку медицинских масок. Это связано с тем, что

расход в клиниках, где лечатся дети от онкологических заболеваний, увеличился, но там не успевают реагировать и закупать их дополнительно.

Чтобы это сделать, нужны деньги, которых больницам и так не хватает, кроме того, нужно время, чтобы согласно действующему законодательству этот заказ состоялся. Поэтому больницы обращаются за помощью в фонд. Для нас же это дополнительные траты в размере 300 тысяч рублей в неделю, то есть более миллиона рублей в месяц, если ситуация не нормализуется.

Кроме того, у нас увеличилась статья расходов по покупке зарубежных лекарств, но это уже связано не с COVID-19, а с изменением курса рубля, так как мы покупаем не зарегистрированные в России лекарства за валюту.

Еще одно ощутимое последствие пандемии для нас сейчас — нехватка донорской крови.

Резкий отток доноров во время карантинных мер крайне негативная тенденция. Фото: Фонд «Подари жизнь»

Наши подопечные не могут лечиться без переливаний, а доноров на станциях и в отделениях переливаний крови становится все меньше. Люди переходят на удаленную работу, стараются меньше выходить из дома. И врачи уже это почувствовали. Они призывают людей по возможности не переставать ездить в СПК и сдавать кровь, а со своей стороны обещают предпринять все меры безопасности для доноров.

Но рак не уходит на карантин, и дети по-прежнему ждут помощи. И мы в фондах просим не забывать о наших подопечных, тем более что для того, чтобы помочь, не нужно никуда идти и делать что-то дополнительно — можно буквально одним кликом подписаться на ежемесячное пожертвование, которое будет автоматически списываться с вашей карты.

Какие меры вы предпринимаете внутри фонда, чтобы справиться с ситуацией? Кадровые сокращения, временная приостановка каких-то проектов?

Сотрудники фонда «Подари жизнь» перешли на работу в условиях карантина. В офис приходят только те, кто не пользуется общественным транспортом, а передвигается на личном автомобиле или ходит пешком. Отдел фандрайзинга, юристы, бухгалтерия, кадры, пресс-служба, директорат, отдел медицинской и адресной помощи работают из дома, чтобы по-прежнему делать все для бесперебойной деятельности фонда. При этом в офисе всегда будет находиться «дежурная бригада». Координаторы в подопечных больницах перешли на такой же режим:

в клиниках сейчас работают только те, кому не нужно приезжать туда на общественном транспорте.

Пока такой режим запланирован до 12 апреля. Но никакие внешние обстоятельства не отменяют болезнь детей, поэтому наша работа ни в коем случае не останавливается, и мы по-прежнему делаем все возможное для помощи нашим подопечным. Важно сохранить команду, поэтому никаких сокращений, отпусков за свой счет я не планирую.

Какие меры поддержки от государства помогли бы сейчас некоммерческому сектору пережить трудные времена?

В связи с карантином бухгалтерия переведена на удаленную работу, но с точки зрения безопасности интернет-банкинг доступен только в офисе. Поэтому для всех запланированных финансовых операций необходимо непосредственное присутствие бухгалтера на рабочем месте. С этой точки зрения

нам бы очень помогли отложенные сроки отчетности.

Еще мы столкнулись с проблемой невозможности проведения встреч членов правления и попечительского совета на удаленной основе. По закону для утверждения отчетности необходимо физическое присутствие всех его членов, сейчас это просто небезопасно и безответственно.

Несколько советов для коллег по некоммерческому сектору: как фондам удержаться на плаву в это непростое время?

Несмотря на сложившиеся обстоятельства, продолжайте работу и не поддавайтесь панике. Обезопасьте своих сотрудников и подопечных, следуйте всем предписаниям ВОЗ и по максимуму переводите свою работу в онлайн. Оперативно отслеживайте ситуацию и поддерживайте инициативы, которые могут помочь всей сфере НКО. Допустим, 20 марта ассоциация «Все вместе» направила письмо председателю правительства Российской Федерации Михаилу Мишустину с просьбой принять меры по поддержке российских некоммерческих организаций. Мы по-прежнему нужны нашим подопечным, а сейчас, возможно, даже больше, чем когда-либо.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera