Сюжеты

Ваш милый цензор

Как Александр Жаров выстроил из Роскомнадзора главный цензурный орган в стране

Александр Жаров. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 32 от 27 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анастасия Торопкорреспондент

 

23 марта премьер Мишустин освободил от должности по собственному желанию главу Роскомнадзора Александра Жарова. Такое решение не стало неожиданностью: о том, что глава РКН станет гендиректором «Газпром-Медиа», в последние месяцы писали многие СМИ. Собственно, уже на следующий день Жаров официально перешел работать в холдинг. «Новая» вспоминает, как из скучного регулятора связной отрасли Жаров сделал главный цензурный орган в России.

Митинг за свободу интернета в Москве. Фото: URA.RU / ТАСС

Рунет под наркозом

Александр Жаров, врач-анестезиолог по образованию, работал по специальности в Челябинске до 1996 года, а затем переехал в Москву и окунулся в журналистскую деятельность. Будущий глава Роскомнадзора писал о медицине, занимая должность главного редактора журнала «Семейный доктор». Затем он стал советником председателя правления РИА «Вести» Алексея Волина, который позже перешел на должность заместителя главы аппарата правительства и замминистра Минкомсвязи.

В 1999 году Жаров начал работу в пиаре: сначала был пресс-секретарем российского Минздрава, а с 2004 года стал работать у премьера Михаила Фрадкова. Через пару лет он устроился на должность замгендиректора ВГТРК. Параллельно Жаров получил юридическое образование в Российской академии государственной службы при президенте России.

В 2008 году его назначили заместителем министра связи и массовых коммуникаций, а еще через четыре года — руководителем Роскомнадзора. IT-специалист Михаил Климарев отмечает, что именно Жаров создал ведомство в том виде, в котором мы его сейчас знаем.

При Жарове ведомство получило полномочия на внесудебную блокировку сайтов с запрещенной в России информацией, с персональными данными и пиратским контентом. За это время Роскомнадзор добился блокировки ряда крупных интернет-ресурсов, в том числе соцсеть LinkedIn и торрент-трекер RuTracker, а также «выстроил систему дистанционного систематического наблюдения в сфере СМИ», охватив, по данным самого ведомства, 100% средств массовой информации.

Действительно, теперь в СМИ регулярно приходят письма от РКН с угрозой блокировки или штрафа из-за описания способа самоубийства (в регуляторе уверены, что такую информацию нужно скрывать для защиты детей) или отсутствия упоминания о том, что экстремистские организации в России запрещены. Всего, по оценке Роскомнадзора, за время работы Жарова объем полномочий ведомства вырос более чем в 2,5 раза — с 69 до 178 позиций.

Одна из главных побед Роскомнадзора — закон о «суверенном интернете». Хотя ведомство не является законодательным органом, но оно всячески способствовало принятию закона, который за государственный счет обеспечил установку DPI и усилил технические возможности Роскомнадзора для фильтрации трафика, отмечает IT-консультант ФБК, владелец прокси-сервера TgVPN Владислав Здольников.

«Надо признать его высокие менеджерские качества, которые позволили превратить Роскомнадзор в значимое ведомство. Однако относительно отраслей, за которые он отвечал, его профессиональные характеристики были недостаточны. Но у него не было задачи поддерживать и развивать отрасль, он занимался центрированием», — добавляет Климарев.

Ковровые блокировки

В своем письме после увольнения из Роскомнадзора Жаров заявил, что старался сделать ведомство современным цифровым регулятором, «который бы реально обеспечивал информационное благополучие граждан и общества в условиях цифровой трансформации». «У нас многое получилось», — оценил Жаров итоги восьмилетней работы.

Однако интернет-эксперты дают не столь положительные оценки его работы — практически ничего из того, что было обещано Жаровым, не удалось воплотить. В частности, так и не была налажена эффективная система блокировок сайтов, не был заблокирован Telegram. После начала блокировок его популярность среди россиян только выросла, а в конце прошлого года не устоял и глава РКН: решив самостоятельно оценить мессенджер, он сам зарегистрировался в нем.

Кроме того, такие иностранные корпорации, как Facebook и Twitter, которые Жаров постоянно пытался принудить к сотрудничеству, не стремятся выполнять решения Роскомнадзора, выполняя исключительно судебные решения, и то далеко не все: на политически мотивированные решения компании не реагируют.

Более того, некоторые действия Роскомнадзора добавляли проблем не только блокируемым по сомнительным основаниям сайтам, но и ресурсам, к которым у российских властей совсем не было претензий.

«После создания реестра запрещенных сайтов в 2012 году неизвестные люди стали использовать уязвимости для нарушения работы любых других сервисов.

При этом об уязвимости с самого начала работы реестра говорили многие эксперты, но Роскомнадзор ничего не предпринял», — вспоминает Владислав Здольников.

Речь идет о DNS-атаке (Domain Name System, система доменных имен), которая угрожает перехватом любого проходящего трафика ресурса и нарушением к нему доступа. Так, злоумышленники завладевали доменом, который включен в реестр запрещенных сайтов, и связывали его с IP-адресом любого другого сайта — и он тоже оказывался заблокированным.

Самые массовые блокировки из-за уязвимости реестра происходили в 2014 и 2017 годах. Так, в июне 2017 года на протяжении нескольких дней блокировался доступ к сайтам крупных российских банков. Однако даже спустя два года ведомство не устранило проблемы, в марте 2019 года массовой блокировке подверглось несколько крупных российских ресурсов, в том числе и IP-адреса «Яндекса».

С массовыми блокировками IP-адресов россияне столкнулись и после попытки заблокировать Telegram в апреле 2018 года.

15-тысячный митинг против блокировок в интернете, Москва, март 2019 г. Фото: Антон Карлинер, специально для «Новой»

Решение о блокировке мессенджера принял суд после того, как компания отказалась предоставить ФСБ ключи от зашифрованной переписки пользователей.

Пытаясь справиться с прокси-сервисами, который давали доступ в мессенджер, Роскомнадзор ограничил доступ к ряду нейтральных ресурсов, в том числе относившихся к облачным сервисам Google и Amazon, к страницам интернет-провайдеров, куда пользователя переадресуют, когда он пытается зайти на запрещенный сайт (так называемые страницы-заглушки), к некоторым платежным системам, сервисам регистрации на авиарейсы, мессенджеру Viber, сайтам Сколтеха, МГУ, ВШЭ и других вузов, научных архивов и многих других сервисов, не имеющих к Telegram никакого отношения.

После нескольких всплесков блокировок и критики со стороны интернет-компаний и ряда чиновников Роскомнадзор перестал «кошмарить» российский интернет.

После отставки Жарова Роскомнадзор прекратил блокировки сайтов, отмечает Климарев. Так, с 21 марта не был заблокирован ни один сайт, хотя иногда в день ведомство блокировало до 20 тысяч сайтов в день.

«Это может быть связано как с уходом Жарова и ожиданием изменения политики с приходом нового руководства, так и с коронавирусом: либо работники ведомства сидят на удаленке, либо просто боятся вновь обрушить интернет», — считает эксперт.

«Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними»

После публикации распоряжения об отставке Жарова Роскомнадзор выложил у себя в твиттере фрагмент из советского сериала «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», в котором врач Джеймс Мортимер произносит латинскую пословицу: «Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними».

Однако опрошенные «Новой» эксперты не уверены, что с приходом нового руководства Роскомнадзор сильно изменится.

Как отмечает Здольников, опыт работы Роскомнадзора показал, что организовать работу ведомства на том уровне, на котором оно было последние годы, может любой человек. По его мнению, в администрации президента при выборе кандидатуры на эту должность смотреть на понимание отрасли будут в последнюю очередь.

«Я думаю, что этот человек будет тихонько пилить деньги на законе о суверенном интернете. Ничего существенно не поменяется для общества», — считает Здольников.

Кто будет занимать должность главы РНК, пока неясно, но СМИ сообщают, что место Жарова займет 51-летний Андрей Липов, глава управления АП по применению IT и развития электронной демократии. До этого Липов работал в Минкомсвязи.

По словам замдиректора Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл — Россия» Ильи Шуманова, Липов — технический исполнитель, а не идеолог или бенефициар. «Липов принадлежит к информационно-силовой группе людей, которые заинтересованы в суверенизации интернета и в выделении дополнительных ресурсов на обеспечение IT-безопасности и, соответственно, развития потенциала связанных с российскими разработчиками продуктов», — отмечает Шуманов.

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera