Интервью

Датские печеньки

В Дании власти будут платить по $3 тыс. тем, кому пандемия COVID-19 мешает работать: интервью экономиста

Фото: Reuters

Политика

Никита Кондратьеввыпускающий редактор сайта

 

Вирус COVID-19 пришел в Европу в конце января и достаточно быстро добрался до северных широт. На Скандинавском полуострове подтвержденных случаев заболевания больше всего в малонаселенной Норвегии — 2625 человек. За ней следуют Швеция (2059) и Дания (1699, из них 4 в Гренландии — последнем арктическом бастионе). Пандемия не обошла даже удаленную островную Исландию, где при населении 364 тыс. человек заразились почти 600 жителей.

Скандинавы за последние 50 лет заметно преуспели в построении общества всеобщего благосостояния и оттого остро ощущают, что глобальная пандемия грозит их экономическим завоеваниям.

В ночь на 19 марта резко упала норвежская крона (курс доллара составлял 11,4 NOK), и гостелевидение тут же вышло с сюжетом «Теперь покупать норвежские кроны захочет только глава ЦБ». Ряды безработных Норвегии за неделю пополнили 84 тысячи человек — и это при том, что всего в стране проживает пять миллионов.

Первые признаки роста безработицы показывает Дания — на прошлой неделе министерство занятости королевства сообщило: в разгар пандемии в три раза больше людей официально заявили об отсутствии работы. Страдает и бизнес: интерскандинавской авиакомпании SAS пришлось приостановить работу и отправить в вынужденный отпуск 10 тысяч сотрудников; по меньшей мере, 15 тысяч работников сферы обслуживания в стране остались без работы.

Премьер Дании Метте Фредериксен закрыла страну на карантин еще 12 марта. Фото: EPA

После прихода вируса северные страны стали действовать буквально на опережение. В Исландии правительство скооперировалось с фармкомпанией deCode genetics из Рейкьявика и запустило скрининг общего населения (то есть проверку не только людей с признаками ОРВИ или прилетевших из-за рубежа, а вообще всех) — масштабы страны идеально подошли для такого эксперимента.

На данный момент на острове протестировали около 10 тысяч человек, то есть почти 2,8% населения — самый высокий процент в мире.

Специалисты deCode обнаружили, что примерно у половины инфицированных COVID-19 болезнь протекает бессимптомно, значительная часть случаев напоминает простуду. Хотя результаты тестирования не окончательны, и на этой неделе в Исландии уже начались проблемы с поставками тестов — опыт Рейкьявика позволил распознать новые трудности в борьбе с пандемией.

23 марта глава deCode Каури Стефаунссон сообщил, что в Исландии обнаружен, вероятно, первый в мире пациент, зараженный сразу двумя штаммами COVID-19. Второй штамм — мутация пришедшего из Китая вируса, он может вести себя более агрессивно, предположил Каури.

Дания тоже пошла на необычные меры, но сугубо административного характера.

Премьер страны Метте Фредериксен «закрыла» королевство на карантин еще 12 марта

и отправила весь госсектор на удаленную работу, пока в остальном ЕС только обсуждали оправданность масштабного локаута. Причем остановить работу пришлось не только заведениям и школам — теперь правительство закрывает и частные клиники, забирая оттуда оборудование во временное пользование для мобилизации в государственных медучреждениях.

По-настоящему беспрецедентным оказался пакет антикризисных решений, который правительство приняло после консультаций с бизнесом и профсоюзами. 15 марта Фредериксен объявила, что государство потратит 287 млрд крон ($41 млрд или около 13% ВВП) на поддержку предприятий и граждан.

Основные пункты пакета мер датских социал-демократов:

  • Государство обязуется выплатить 75% заработной платы работающим гражданам, которым из-за коронавируса грозит увольнение.
  • Максимальная сумма таких выплат — 23 тыс. крон ($3,3 тыс.).
  • Исключение — сотрудники с почасовой оплатой. Им государство возместит до 90% зарплаты (предел — 26 тыс. крон, т.е. $3,6 тыс.).
  • Оставшуюся часть возместят предприятия.
  • На поддержку фрилансеров власти потратят 10 млрд крон ($1,45 млрд).
  • Предприятиям компенсируют постоянные расходы, работодателям — часть затрат на оплату больничных.
  • Отдельно Швеция и Дания договорились поддержать авиаперевозчика SAS.
  • Организаторы отмененных концертов и массовых мероприятий также получат от государства компенсацию — еще 10 млрд крон ($1,45 млрд).

При этом закон будет иметь обратную силу — власти учтут потери граждан с 9 марта до 9 июня. Предприятия могут получить средства, если вызванный пандемией кризис вынуждает их уволить от 30% или более 50 сотрудников. Взамен они обязуются не оставлять людей без работы.

Для небольшой Дании такие меры почти наверняка обернутся дефицитом бюджета. Однако правительство Метте Фредериксен убеждено — это единственный ответ на вызовы коронавируса.

Проверки на датской границе из-за пандемии коронавируса. Фото: EPA

«Эхо того, что мы делаем сегодня, будет слышно в будущем. Сейчас мы прокладываем путь, по которому организации и трудящиеся смогут максимально комфортно пройти через кризис», — заявила Фредериксен.

Почему Дания решилась на такие риски ради населения и есть ли другие способы преодолеть экономические последствия пандемии — объясняет профессор Орхусского университета, датский экономист и член налоговой комиссии при правительстве Андерса Фога Расмуссена Бо Саннеман Расмуссен.

карточка эксперта
 

Бо Саннеман Расмуссен — датский экономист, профессор университета Орхуса, член совета управляющих Jyske Invest. Входил в комиссию по конкуренции и налоговый комитет при правительстве Дании (2008-2009), участвовал в разработке налоговой реформы в стране. С 2018 года входит в совет по налоговому законодательству Дании.

— Дания приняла беспрецедентный пакет антикризисных мер. Но почти 13% от ВВП, чтобы удержать предприятия на плаву — вы считаете это разумным шагом?

— Было важно обеспечить условия, в которых предприниматели и работники могли бы пережить кризис и возобновить работу, когда коронавирус, наконец, перестанет распространяться. Пока мы не можем сказать, действительно ли был нужен такой объемный пакет мер (или был ли он достаточно объемным), просто потому что такого с нами раньше не случалось. Но в любом случае

важно, что политики предприняли серьезную попытку подставить плечо предприятиям и их сотрудникам в кризисный период.

— И все же: сейчас и Дания, и другие страны тратят значительно больше денег на спасение экономики, чем в период глобального кризиса 2008 года. Почему?

— Коронавирус рассматривается как временная угроза. Несмотря на то, что средства выделяются в весьма значительном объеме,  вероятнее всего, будет возможно вернуть их [в бюджет] достаточно быстро. Финансовый кризис [2008 года] носил другой характер, там проблема частично заключалась в финансовом секторе. Тогда нужно было оказывать поддержку банкам и кредитным организациям, оттого не было такого спектра возможностей для спасения предпринимателей и работников. Да и ожидалось, что кризис продлится дольше.

— В 2008 году западные страны снижали ставку, но сегодня такой инструмент отсутствует. Какие варианты остаются у правительств?

— Да, в Европе теперь невозможно понижать ключевую ставку, но США смогли это сделать, потому что их ставка немного возвышалась над остальными, когда в страну пришел вирус. Теперь государства прибегают напрямую к количественному смягчению. Центральные банки скупают государственные, ипотечные и корпоративные облигации. Национальный банк Дании вместе с финансовым регулятором тоже позволили банкам выдавать больше кредитов, чтобы обеспечить достаточную ликвидность для компаний и сотрудников на время кризиса, компаниям же предоставили налоговые каникулы. 

Знакомая картина. Пустые полки в датском супермаркете из-за панических покупок на фоне пандемии коронавируса. Фото: Reuters

— Дания в данной ситуации поступила иначе, чем США или коллеги по ЕС. Получать 75% зарплаты, когда просто отсиживаешься дома — звучит райски. Это попытка не потерять общество всеобщего благосостояния?

— Поддержка в размере до 75% от затрат на оплату труда для предприятий, которые затронул коронавирус, задумывалась как попытка не допустить увольнений. Компании вновь смогут вернуться к работе после кризиса, потому что им не придется искать новых сотрудников. Все это — попытка обеспечить быстрый возврат к привычной экономической активности.

— Никто не знает, когда вирус перестанет распространяться. Правильно ли в таких условиях оказывать поддержку авиакомпаниям (как это сделала Дания в случае c SAS), туристической отрасли, сфере услуг? Ведь можно было бы просто дать им разориться.

— Если дать компаниям разориться, убытки понесут их кредиторы (в том числе банки), появятся издержки на судебные разбирательства.

Пытаясь сократить количество потенциальных банкротов, можно избежать таких убытков. Но мы еще никогда не сталкивались с кризисом такой величины, поэтому не знаем, насколько преуспеем.

— Какие последствия имеют принятые антикризисные меры для Дании?

— Нет сомнений — в 2020 году мы будем наблюдать дефицит бюджета. Может, еще и в 2021 году — зависит от длительности кризиса.

— И как с этим бороться потом?

— У Дании довольно небольшой государственный долг, да и процентная ставка по долгам довольно низкая, поэтому увеличение долга не станет причиной сверхвысоких дополнительных расходов в ближайшие годы. А если экономика нормализуется в течение 2021 года, госфинансы тоже вернутся в функциональное состояние. 


— То, что сейчас делает датское правительство, напоминает ограниченное тестирование безусловного базового дохода. Может ли стать привычной ситуация, когда работники трудятся меньше, главным образом из дома, но получают те же деньги?  

— Нет.

Значительная господдержка нужна датчанам только для того, чтобы выжить в сегодняшней ситуации. Такое положение дел не сохранится после 2020 года.

— Опыт Исландии с всеобщим тестированием на коронавирус позволяет увидеть более полную картину распространения инфекции и лучше предвидеть экономические последствия этого. Стоит ли тратить деньги на скрининг общего населения, это может окупиться?

— В Дании тоже недавно начали обсуждать различные стратегии тестирования людей, но сейчас невозможно точно оценить, какая из них окупится лучше. Мы просто пока не знаем, как та или иная стратегия может быть полезна по ходу развития инфекции.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera