Сюжеты

Цифровые комиссары

Правительство хочет создать новый класс digital-чиновников: как это устроено?

Фото: photoxpress

Этот материал вышел в № 23 от 4 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество8 255

8 2559
 

С каждым годом запрос на технократов во власти увеличивается. Даже кандидатов на выборы в Госдуму теперь планируется определять при помощи нового кадрового конкурса «Лидеры России. Политика». Особенно явно мода на технократизацию проявилась в цифровой политике нового правительства. В ближайшее время во всех министерствах и ведомствах страны должны появиться специальные заместители, ответственные за создание единой цифровой инфраструктуры для федеральных органов исполнительной власти. «Новая газета» разобралась, какие требования предъявляют к новому классу чиновников и где искать подходящих людей на эту должность.

Петр Саруханов / «Новая газета»

Матричное правительство

В начале февраля премьер-министр Михаил Мишустин поручил создать в министерствах и ведомствах должность заместителей руководителей, ответственных за цифровую трансформацию. Это должны быть люди, которые будут параллельно друг другу в разных органах власти выстраивать единую цифровую инфраструктуру и заниматься налаживанием цифровых процессов под каждое конкретное ведомство.

По сведениям «Новой», в таком виде инициатива появилась еще летом 2019 года, и тогда же она нашла отражение в технических рекомендациях. Но дать ход «цифровым заместителям» решили уже после того, как Михаил Мишустин возглавил новое правительство.

Озаботиться проблемой кадров в правительстве решили еще в 2018 году, добавив в национальную программу «Цифровая экономика» федеральный проект «Кадры для цифровой экономики». Примерно в это же время Центр стратегических разработок Алексея Кудрина подготовил доклад «Государство как платформа». Речь в нем шла о том, что цифровизация может значительно улучшить качество взаимодействий государства с гражданами.

— Государство должно стать удобной и органичной частью нашей повседневности, как, например, Алиса, у которой мы мимоходом спрашиваем про погоду и мгновенно получаем нужную информацию.

Государство тоже стремится предоставлять услуги онлайн и проактивно, чтобы нужны были минимальные усилия для их получения, — отмечает директор Центра подготовки руководителей цифровой трансформации при РАНХиГС Ксения Ткачева.

Кроме того, в докладе были предложения ввести должность вице-премьера по цифровой трансформации госуправления и создать «единую архитектуру государственной цифровой платформы, преодолевающей разрозненность ведомственных систем и базирующейся на едином массиве данных».

Одним из следствий нового витка реформы может стать политическое усиление главы Минцифры Максута Шадаева. Фактически после поручения Мишустина в распоряжении министра появится 50 цифровых комиссаров в различных ведомствах.

Максут Шадаев. Фото: РИА Новости

— Хотя реформа не подразумевает прямого подчинения, Шадаев сможет воздействовать на них (цифровых замов. — Ред.) через различные рычаги. Новые должности займут люди, которых он рекомендовал. Вероятно, он же будет формировать образ цифровой системы, которую они хотят получить, — говорит источник «Новой», близкий к правительству.

Заместитель, ответственный за цифровую трансформацию, будет подчиняться сразу двум руководителям — Шадаеву и главе госоргана, в котором он будет отвечать за переход. Такое «двоевластие» может вызвать определенные трения в бюрократической среде.

— Такой матричной схемы управления у нас в правительстве еще не было, в основном она применяется в больших корпорациях. И я не знаю, как к этой схеме, например, отнесутся руководители силовых ведомств, — говорит директор некоммерческой организации «Общество защиты интернета» Михаил Климарев.

Чиновник 2.0

Требования к новым чиновникам разработало Минцифры, разделив отбор на три этапа: тестирование управленческого потенциала, оценка навыков внедрения цифровых технологий и управления IT-проектами, а также презентация программы кандидата.

Испытания будут состоять из онлайн-теста, который поможет выявить у кандидата «способности к анализу информации» и «готовность к изменению и развитию», а также двухчасового интервью. Третий этап — презентация своей программы на ближайшие три года главе Минцифры.

Роль в выборе претендента на должность «цифрового зама» играют также личные качества кандидата и профессиональный опыт, связанный с IT. Список таких характеристик, к слову, довольно большой — всего в таблице 36 позиций. Половина из них действительно относится к определению компетенций в рабочей сфере (к примеру, знания об IT-инфраструктуре и цифровом развитии), но другая часть затрагивает черты характера.

Идеальный кандидат должен обладать «эмоциональным интеллектом» (от умения управлять своими эмоциями и сохранять спокойствие в стрессовых ситуациях до умения влиять на эмоции других людей), быть креативным (в частности, уметь «разрешать дилеммы и противоречия»), клиентоцентричным и уметь критически мыслить. Другое важное требование — наличие «опыта принятия на себя ответственности и обязательств».

Один из кандидатов — видимо, соответствующий всем требованиям, — уже даже нашелся: 8 февраля Михаил Мишустин назначил экс-министра информационных технологий и связи Челябинской области Александра Козлова замглавой Минстроя России, ответственным за цифровизацию.

Качества, которые будут оценивать на конкурсе «Лидеры России. Политика», не так уж и сильно отличаются от требований, предъявленных «цифровым замам»: служение обществу, социальный интеллект, ответственность за результат, организаторские способности, системное мышление, публичные коммуникации. Стоит отметить, что такой путь в политику все же менее экзотичный, чем через прыжки со скал, которые практиковал для кандидатов в губернаторы замглавы АП Сергей Кириенко еще пару лет назад.

Зато образ чиновника, который рисуют новые правительственные HR-практики, очень непохож на привычных России госслужащих, которые чаще говорят глупости невпопад, чем запоминаются рабочими инициативами. «Вертикаль власти очень застывшая, и идут туда либо по кумовству, что влияет на качество новых кадров, либо люди, которые не смогли попасть в ту или иную сферу, которая приносит большую оплату труда, чем в административной системе. Даже если придет человек другого уклада, чтобы продвигать IT, система и потребители будут сопротивляться изменениям, так как не готовы к ним», — объясняет политтехнолог Владимир Перевозчиков.

MBA для бюрократа

Как рассказывает директор «Информационной культуры» Иван Бегтин, с 2018 года госслужащих обучают ИТ по трем направлениям: 

  • Подготовкой директоров по цифровым технологиям (CDO — Chief Digital Officer) занимается Университет 2035. В программе делается сильный акцент на регионы, по ней готовят специалистов по управлению данных в субъектах федерации.
  • Подготовкой директоров по цифровым технологиям для госкорпораций и корпораций занимается Сколковский университет управления.
  • Подготовкой руководителей цифровой трансформации (CDTO — Chief Digital Transformation Office) занимается Центр подготовки руководителей цифровой трансформации в РАНХиГС.

Академическим директором Центра подготовки CDTO РАНХиГС стала Мария Шклярук, бывший вице-президент ЦСР и один из авторов доклада «Государство как платформа». Программа CDTO при РАНХиГС проводилась уже в прошлом году, тогда было зачислено 40 человек, из них итоговый проект защитили 34. В этом марте набор планируют увеличить до 50 человек.

План переподготовки рассчитан на 500 часов, которые распределяются на семь-восемь тематических модулей в течение всего года. Каждый модуль посвящен одной из тем, которую необходимо освоить IT-чиновнику, объясняет директор Центра подготовки руководителей цифровой трансформации Ксения Ткачева. Кроме того, обучение включает стажировки.

«Заместители, ответственные за цифровую трансформацию, будут заниматься стратегическими вопросами цифровизации и самого органа власти, и отрасли. Это включает подбор команды, чтобы трансформация стала возможной, определение целей, которые должны быть достигнуты, и контроль процесса достижения этих целей», — говорит Ткачева.

Фото: Александр Астафьев / POOL / ТАСС

В прошлом году слушателями CDTO были представители высшего руководства федеральных ведомств, среди которых министерства здравоохранения, экономического развития, цифрового развития, финансов, Россельхознадзор и другие. За время программы госслужащим предлагали изучить основы машинного обучения, big data и искусственного интеллекта. В центре также отмечают, что в их задачи входит дать слушателям помимо теории максимальное количество практических инструментов.

Это хороший способ повышения квалификации, но для системного понимания цифровой сферы такого обучения недостаточно — курсы слишком короткие, считает председатель совета директоров компании WikiVote! Василий Буров.

— Могут быть и исключения, когда человек с этими знаниями сможет успешно развивать цифровую сферу. Например, если у него до этого уже был IT-бэкграунд, — уточняет эксперт.

Платформенное будущее

Мир, который базируется на информационных технологиях, уже давно наступил и существует вне зависимости от того, хотим мы этого или нет.

— Сейчас любая деятельность, связанная с информацией, без IT практически немыслима, — говорит Василий Буров. — Возникает смешная ситуация: этой деятельностью занимаются люди, которые ничего в ней не понимают, но при этом у них есть продвинутые информационные системы.

Нынешняя ситуация, по идее, должна многое изменить и прибавить в федеральные органы новых лиц. Документ ставит для кандидатов высокую планку. Загвоздка в том, где найти сотрудников с необходимыми компетенциями.

— Люди, которые всерьез разбираются в информационных технологиях, часто работают в бизнесе, и я не думаю, что многие из них захотят начать работать на государство.

Маловероятно, что государство в этой деятельности предложит более высокие зарплаты, к тому же достаточно свободолюбивые люди из IT вряд ли будут готовы жить по меркам госаппарата, — замечает Буров.

С ним согласен директор «Информационной культуры» Иван Бегтин. Проблема кадров в государственных структурах существует последние 10 лет и всплывает во всех разговорах о реформах. Она возникла и в цифровой трансформации.

— Депутатов, которые хоть что-то понимают в IT, — полторы копейки, если не меньше. Министров до недавних пор тоже были единицы.

До Мишустина премьер-министры вообще были оторваны от цифровых технологий, — сокрушается Бегтин.

Однако сама бюрократическая система часто враждебно настроена по отношению к IT и может отторгнуть новых цифровых чиновников. Показательный пример бюрократического сопротивления — цифровизация правительства Москвы. Экспериментировать в этом поле мэрия начала еще в 2010 году, чтобы предоставить москвичам более удобные государственные сервисы и повысить эффективность госуправления.

У чиновников вся затея сначала вызвала «тихий ужас», рассказывал «Новой» начальник управления стандартизации и автоматизации в ГБУ «Информационный город» Иван Фост, работавший в Департаменте информационных технологий города Москвы с 2012 по 2018 годы: «Первые два-три года 90% департаментов были настроены к нам враждебно. Сначала их заставили, но потом им понравилось».

Еще одна проблема состоит в разрозненности различных государственных информационных систем.

– Все они разрабатывались независимо друг от друга в разных органах власти, в разных регионах. Платформизация, в свою очередь, подразумевает высокую степень внутренней интеграции систем. Это непростой путь, который еще только предстоит пройти, — говорит Ксения Ткачева.

Цифровые заместители должны обладать значительными ресурсами, которые позволяли бы блокировать работу министерств по созданию собственных IT-систем, удобных только для них, говорит источник «Новой», близкий к правительству.

— Чтобы осуществить технологический переход, необходимы люди, которые находятся в одной коммуникационной и понятийной повестке. А федеральные органы власти должны иметь возможность обмениваться между собой данными, — заключает он.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera