Репортажи

Судьба Тургояка

Как на Южном Урале погибает уникальное озеро

Фото: Борис Клипиницер / ТАСС

Общество5 758

Александр Шестаковспециально для «Новой»

5 758
 

Ровно год назад в 166-тысячном Миассе на митинг в защиту озера Тургояк вышло около 2 тысяч человек. Акция была вызвана беспокойством горожан из-за возможного строительства вблизи Миасса горно-обогатительного комбината (см. «Новую» от 27 января — «ГОК или не ГОК»). Добыча сульфидных руд на комбинате, говорят экоактивисты, грозит попаданием кислот в грунтовые воды, а это неминуемая гибель для озера. На сегодняшний день этот вызов остался позади — от планов по строительству ГОКа местные власти отказались. Но у Тургояка нашлись и другие враги…

В 1998 году ученые Ильменского заповедника провели исследование Тургояка и сделали заключение, согласно которому вода памятника природы перешла из категории «достаточно чистая» в категорию «умеренно загрязненная».

За прошедшее время антропогенная нагрузка на Тургояк лишь возросла. И летом 2019 года памятник природы не выдержал и «зацвел» впервые с 2003 года.

По словам председателя Челябинского регионального отделения Русского географического общества Сергея Захарова, «цветение» воды — это вспышка численности фитопланктона. Чем меньше в водах озера биогенных веществ, тем озеро чище, говорит ученый.

— Человек в значительной степени подстегивает этот природный процесс. В воду начинают поступать биогенные вещества — соединения азота и фосфора. Например, от сброса коммунальных сточных вод, от мусора на пляжах, от вскрытия прибрежного грунта во время строительства и от интенсивного пляжно-купального отдыха. Все четыре причины ведут к появлению явления «цветения» воды. Тургояк раньше принадлежал к олиготрофным озерам, и на нем «цветение» было нехарактерно в любой месяц года. Но в прошлом году на водоеме была обнаружена третья степень «цветения».

Сейчас можно еще все исправить. Но, если не предпринять защитных мер, ситуация будет усугубляться, —

говорит Захаров.

Никем не контролируемый туризм на Тургояке не только беспокоит экологов, но и серьезнейшим образом осложняет жизнь местному населению.

— Мы зимой никому не нужны, разве что 19 января, когда идет поток на Крещение, — рассказывает жительница поселка Тургояк и экоактивист Татьяна Якимова. — Но с мая по середину сентября образуется бесконечная пробка на асфальтовой основной дороге, и туристы начинают проезд по грунтовой дороге, поднимая тучи пыли, оседающие на поселок. При этом грунтовую дорогу невозможно пройти, нет ни одного пешеходного перехода. Этот стихийный туризм нужно как-то окультурить.

Координатор миасского движения «Гражданский патруль» Анна Сизова отмечает, что люди привыкли, что на машинах можно подъехать прямо к самому озеру и сразу же зайти в воду. При этом какое влияние на водоем оказывает такой отдых — люди не задумываются.

Жители поселка Миасс в прошлом году спасли Тургояк от ГОКа. Теперь у озера другие враги. Фото из соцсетей

Сейчас Тургояк имеет статус памятника природы регионального значения.

— Согласно 10-му пункту положения «О памятнике природы озере Тургояк», водный объект имеет свою водоохранную зону. То есть у нас сама вода — это памятник природы, а все, что от уреза воды, в ста метрах, как минимум охранная зона. За счет этой территории озеро возобновляется и отдыхает. В положении есть пункты 19 и 19.1, согласно которым можно реконструировать [строения] за пределами 20 метров от береговой линии и строить новое для рекреационных объектов, для туристов за пределами 50 метров. При наличии положительной госэкспертизы. Это все происходит в охранной зоне. Если на секунду представим, что эта природоохранная территория действительно была бы в состоянии покоя, то мы на 100 метров получили бы лес, — рассуждает Анна Сизова.

— Сейчас в законе, которым регулируется озеро Тургояк, все предусмотрено для охраны памятника природы, — считает Татьяна Якимова. — Но единороссы хотят создать природный парк, и для них это манна небесная. Они говорят нам: «Озеру нужен один хозяин!»

Замминистра экологии Челябинской области Виталий Безруков считает, что статус природного парка даст возможность навести порядок на Тургояке.

— Во-первых, пройдет инвентаризация, будет оценено влияние всех объектов, и станут понятны точки риска, которые нужно ликвидировать. Сейчас никто не обладает данной информацией. Далее — это выделение «заповедных» зон, в которых будет запрещена любая деятельность и даже просто посещение людьми. Естественно, увеличатся в разы и штрафы, которые будут ощутимы для коммерсантов и жителей. Также [будет] выделение зон рекреации, в которых нужно предусмотреть подключение к канализации всех объектов застройки. Кроме того, переход на газ, чтобы исключить сжигание отходов и угля, а также попадание стоков в водоем. Организация парковок вне охранной зоны и создание всех условий для стоянки авто на твердом покрытии и с отводом всех ливневых стоков. Ну и дальше регулирование туристического потока на объектах.

На уточняющий вопрос о том, чего недостает в законодательстве особо охраняемых территорий в отношении озера Тургояк, что дает основание создавать природный парк, Виталий Безруков отвечает:

— Сейчас охраняются только озеро и его прибрежная 20-метровая зона. Остальное — это охранная зона, в которой можно делать многое. А хотим на большой площади наложить режим и регулировать его сами.

По мнению председателя Челябинского регионального отделения Русского географического общества Сергея Захарова, замминистра экологии не совсем прав.

— Он был бы прав, если бы говорил о каком-либо другом гидрологическом памятнике природы, но не об Увильдах (еще одно озеро — памятник природы с охранной зоной на Южном Урале.А. Ш.) и не о Тургояке. Потому что для этих озер еще в 2007 году было принято постановление о расширении охранной зоны: с этого момента она проходит не по урезу воды, а по закрепленным границам на суше. На озере Тургояк охраняемая прибрежная зона определена не менее 100 метров от среднемноголетнего уреза воды.

— Нам говорят, что природный парк — это повышение статуса защиты озера, — говорит Анна Сизова. — Но природный парк предполагает зонирование территории: тут — заповедная, тут — условно-хозяйственная, тут — только парковки. Если мы откроем презентацию проекта, то условно-заповедная зона является маленьким кусочком от всей существующей сейчас охранной зоны. То есть остальная часть охранной зоны переходит в статус зоны рекреации.

Фото из соцсетей

По мнению людей, живущих в округе Тургояка, присвоение озеру статуса природного парка будет способствовать легализации проблемной застройки около озера.

— «Золотой пляж» — это клуб-отель, там люди отдыхают, там есть рестораны, которые стоят прямо у воды, где отсыпаны пирс и мыс «Тещин язык», хотя у нас запрещено изменять береговую линию, и там же построена многоэтажка, — поясняет Анна Сизова.

— Владелец «Золотого пляжа» — Александра Губина, дочь Олега Сиротина, хозяина горнолыжного курорта «Солнечная долина». При этом она является членом Общественной палаты города Миасса, — говорит Татьяна Якимова. — Получает благополучно штрафы. Вот из последнего — январский штраф на 200 тысяч рублей (такой штраф наложил суд за установку сухопарилен и юрт в водоохранной зоне Тургояка. — А. Ш.).

В Миассе считают, что Олег Сиротин связан с председателем городского собрания депутатов Евгением Степовиком: тот работал в Национальном парке спорта и туризма «Тургояк», где учредителем является Сиротин.

— Весь прошлый год Министерство экологии работало в авральном режиме, только успевая выписывать штрафы «Золотому пляжу», — говорит Анна Сизова. — Отсыпка «Тещиного языка», изменение береговой линии в районе теннисного корта, садки с рыбой, обнаружение на парковке транспортного средства с незарегистрированным номером. Нарушения есть, и они постоянные.

«Золотой пляж» не единственный бизнес на озере Тургояк, получающий штрафы за вред природе. Инспектор миасского отдела экологии Татьяна Юрлова выписывала штраф санаторию «Жемчужина Урала» из-за плохого состояния канализации. После чего организация исправила указанные нарушения и починила канализацию.

Решение проблемы озера Тургояк — это вопрос изменения нескольких пунктов в положении об озере как памятнике природы,

считает общественник Дмитрий Лазарев. «Законодательное регулирование Тургояка в его изначальном виде было хорошее. Но после оно ухудшалась из-за постоянных правок», — говорит он.

На уточняющий вопрос, приведет ли возврат к изначальному тексту положения об озере к сносу бизнеса на побережье, активисты отвечают так: «Там не только бизнес, но еще и дома «очень уважаемых людей».

— Ситуация с застройкой сложилась лишь потому, что власти сами допустили изменения в положении об озере Тургояк, а теперь не знают, как бороться с последствиями, — говорит Дмитрий Лазарев.

Сейчас активисты ведут судебные тяжбы с целью привести текст положения о Тургояке к изначальному виду.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera