Сюжеты

Отбракованные

Россия депортирует иностранцев с ВИЧ. Но теперь взялась и за собственных граждан. История сестер с Урала, которых высылают в чужой им Казахстан вместо лечения

Центр содержания иностранцев. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 15 от 12 февраля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество13 362

Алексей ТарасовОбозреватель

13 3622
 

13 февраля Кировский райсуд Екатеринбурга решит судьбу двух «нежелательных» в России 24-летних матерей, «несущих угрозу человечеству» — им светит депортация вместо терапии, поскольку у них обнаружили ВИЧ, а гражданством они не вышли.

На агнцев и козлищ, чистых и нечистых нас делили всегда. Но первые насчет последних провозглашали принцип «не лечить, а гнать» все же лишь в особо черные времена. И они казались давно прошедшими, пока премьер России не заявил на весь мир о возможности депортации иностранцев с коронавирусом.

Хотя это средневековье Россия окончательно еще не узаконила, «нежелательных» лиц с другими инфекциями, помимо коронавируса, уже давно от нас вывозят по правительственному постановлению, ведомственным правилам и инструкциям (Роспотребнадзора).

Две сестры живут в Свердловской области с трехлетнего возраста. У одной — ВНЖ (вид на жительство в РФ), у другой — РВП (разрешение на временное проживание). При продлении своего статуса мигранты регулярно проходят медосвидетельствование. О ВИЧ-инфицировании медучреждение сообщает в Роспотребнадзор

(это вместо успокоительной беседы и назначения лечения).

Роспотребнадзор выносит решение о нежелательности пребывания и сообщает в МВД. МВД предупреждает о том, что в течение 15 суток больные должны покинуть РФ. У сестер четверо детей. Родители умерли (в России).

Людмила Лукашева
глава «Уральской ассоциации беженцев»

«О сестрах я узнала от НКО «Новая жизнь», выдающей им терапию (госслужащие требуют для лечения паспорт гражданина РФ, на меньшее не согласны). Иск об отмене их «нежелательности» в России написала им юрист московской общественной организации, я составила иск об отмене аннулирования ВНЖ и РВП.

Ситуация банальна. Родились близняшки в Казахстане в 1995 году, в 1998-м мать с ними приехала на Урал (Сухоложский район), куда к тому времени переехал ее гражданский муж и его мать. Жили как в аду: мать девочек пила, гуляла, состояла на учете где только можно. В конце концов, ее лишили родительских прав, а девчат, им было по 17 лет, определили под госопеку.

Девушкам исполнилось по 18 лет. И опека сняла их со своих учетов. Своего жилья у них не было, жили в общежитии медколледжа. В конце прошлого года при прохождении очередного медосмотра у них обнаружили ВИЧ. Значит — депортация».

как определяется необходимость депортации?

Если у иностранцев выявляют «заболевание (подозрение на заболевание), опасное для населения», им выдают направление на допобследование. Если за три дня диагноз не снят, рассматривается «вопрос о нежелательности пребывания в РФ». В случае выявления ВИЧ, по ФЗ № 38, иностранцев и лиц без гражданства депортируют — в преамбуле к этому акту и звучат те, выше процитированные, сильные строки о том, что ВИЧ-инфекция «создает угрозу личной, общественной, государственной безопасности, а также угрозу существованию человечества».

То есть в России ВИЧ-инфицированные угрожают человечеству, а если их выдворить в Казахстан, угроза минимизируется.

Однако требование депортации в законе не категорично.

Закон не исключает «гуманитарных соображений»

у судов и правоприменительных органов, учет семейного положения, состояния здоровья и прочих заслуживающих внимания обстоятельств. Кроме того, ВИЧ-инфицированных не высылают из страны, если кто-либо из членов его семьи является гражданином РФ или пусть даже всего лишь постоянно проживает в РФ.

Между тем, похоже,

у близняшек есть российское гражданство, только оно не оформлено.

Но кто будет вникать? Их запустили по лабиринтам бюрократической процедуры. Вот что говорит Лукашева:

«29 января умерла их мать. Теперь они по-настоящему круглые сироты. В вещах покойной обнаружили подлинники документов, в т.ч. свидетельство о рождении ее мужа, отца девушек (он умер в 2005 году). И он, оказывается, уроженец Алтайского края (РСФСР). Вопрос на засыпку: кто так рьяно изучал этот вопрос? Почему ему так и не выдали паспорт? Почему считали всю семью гражданами Казахстана, хотя они въехали в Россию с временными удостоверениями (такие выдавали тем, кто еще не принял казахстанского гражданства)? Почему сейчас никто из полномочных органов в суд по защите прав девушек не выходит?»

Вопросы можно продолжать. Если суд откажет, и депортации уже ничто не помешает, сестер будут искать и ловить? А с детьми или без? А в центр временного содержания помещать — с детьми? Или детей проверят, и если они ВИЧ-отрицательны, отнимут? А если нет,

по какому праву их, рожденных в России, вышвырнут на чужбину?

Только что суд дал от 4 до 9 лет колонии троим организаторам и троим активным участникам массовых волнений в центре временного содержания иностранных граждан в Березовке (восточный пригород Красноярска). Новости пестрят заголовками о «приговоре иностранцам» или «мигрантам». В реальности только один из них гражданин Таджикистана, пятеро — лица без гражданства, те, кого Россия своими не признает, но от этого человек ни иностранцем, ни мигрантом не становится. Два года назад ожидающие депортации (всего в центре на тот момент находилось 94 человека, бунтовали 20 из них) забаррикадировались, жгли матрасы и простыни, сорвали камеры наблюдения, ранили себя, требуя ускорения высылки из РФ. Спецподразделения МВД и Росгвардии подавили беспорядки, но они, несомненно, вспыхнут вновь, поскольку люди не могут бесконечно терпеть издевательства над ними: некоторые из участников бунта находились в центре больше года.

В этих временных приемниках по России — не преступники.

Однако их держат фактически в тюрьмах.

Режим, конечно, помягче. На прогулку выводят на полчаса-час.

Не так давно познакомился в очереди в тот самый березовский приемник — передать продукты — с парнем, чья судьба похожа на судьбы сестер:

«Я вчера отсюда вышел, восемь месяцев сидел. Лицо без гражданства. У меня только свидетельство о рождении. Родился в Казахстане. В 1997-м с родителями переехали в Норильск. В 2000-м родители получили гражданство России. Самого меня не захотели принимать в гражданство. Пока был на воле, кому только не писал. Всем, до президента».

О демографических проблемах России вещают ныне с самых высоких трибун. Так навели бы порядок у себя, среди своего чиновничества, что продолжает выпинывать из России россиян. Девушки приобрели ВИЧ в России — проверяли их каждый год, за 20 лет никуда из страны не уезжали. И вся их жизнь — здесь, в Свердловской области. Что им в Казахстане делать? Или на помощь различным азиатским режимам денег не жалко, а вот на антиретровирусную терапию для этих конкретных двух несчастных жизней (за которыми еще четыре детских) давит жаба?

Ну да, на двоих — около 150 тысяч рублей в год. Это серьезно.

Почему тем, кому положена бесплатная медпомощь (а у кого есть РВП, ВНЖ, у них есть и медстраховки), первым делом не ее оказывают, а аннулируют РВП или ВНЖ, заявляя далее, что бесплатно иностранцев не лечат?

Госпитализированный из-за коронавируса китаец Вань Юньбинь меж тем идет на поправку в изоляторе читинской больницы. Вот что он сказал китайской газете «Пэнпай» (цитирую по РИА):

«Стали появляться новости, что правительство России будет возвращать на родину тех, у кого выявили заболевание, и многие в Китае крайне волновались за меня. Но сам я не очень переживаю, врачи ко мне относятся очень хорошо, со мной всегда на связи сотрудник посольства, он сказал, что я сам в любое время могу принять решение о возвращении на родину для лечения. После этого китайское посольство также пояснило, что сообщения в СМИ были неточными, и правительство России обещало лечить всех пациентов. В России люди тоже говорят, что не было такого, чтобы больного человека выдворяли из страны».

Понятно, на такой всемирный позор, как депортация инфицированных коронавирусом, даже российское правительство вряд ли сейчас решится, тем более — китайских граждан. Но для чего-то ведь премьер-министр это говорил?

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera