Репортажи

«Не понимаю, как тюрьма должна нас перевоспитать»

Приговор Егору Лесных и Максиму Мартинцову оставили без изменений. Репортаж Даниила Конона из зала суда

Этот материал вышел в № 11 от 3 февраля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество

Даниил КононСпециально для «Новой»

1
 
Фото: Телеграм-канал «Свободу России»

Приговор «группе лиц» по эпизоду у Детского мира во время акции 27 июля, или, как их ещё называют активисты, «тройке»,  оставили без изменений. Егор Лесных — 3 года колонии общего режима, Максим Мартинцов — 2.5 года заключения, Александр Мыльников — 2 года условно ( он свой приговор обжаловать не стал). Московский городской суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы защиты. Судью Евгению Жигалёву интересовали принесенные бумаги, куртка Мартинцова и книга Лесных, но никак не доводы защиты.

«Тройка» в этот раз была в зале суда не в полном составе. Если Максим Мартинцов и Егор Лесных были доставлены в аквариум прямиком из СИЗО, то Александр Мыльников, приговорённый к условному сроку, отказался подавать жалобу на приговор и в зал суда не явился. Интересы Мартинцова в суде представляли адвокаты Василий Очерет и Михаил Игнатьев, интересы Лесных — адвокат Эльдар Гароз.

— Почему Вы в одежде? — прервала судья установление личности подсудимых, обратившись к Мартинцову. — Вам плохо? Холодно?

— Болею, но в заседании участвовать смогу, — ответил Максим, не снимая куртки, и заседание продолжилось. Во время перерыва судья послала по собственной инициативе запрос в СИЗО, чтобы уточнить, здоровы ли подсудимые. Запрос этот, впрочем не только не подтвердил обострявшийся отит Мартинцова, но и внёс в дело путаницу — согласно ответу из СИЗО, Егор Лесных обратился за помощью в медсанчасть 1 октября, а задержан только 14 числа того же месяца.

Защита с самого начала просила  перенести заседание и выделить дополнительное время — суд так и не предоставил часть материалов дела, из-за чего ни адвокаты, ни сами подсудимые не были готовы к рассмотрению жалобы. Также защита отдельно обратила внимание на значительное число процессуальных нарушений, при наличии которых, по их мнению, дальнейшее рассмотрение дела невозможно. Адвокаты просили отправить дело в Мещанский районный суд для их устранения. 

Несмотря на все доводы защиты и даже согласие прокурора на предоставление дополнительного времени суд ограничился объявлением 15-минутного перерыва.

— Сторона защиты ознакомилась с материалами дела? — поинтересовалась судья, вернувшись в зал.

— Нет, даже не начал, — констатировал адвокат Василий Очерет.  — Считаю, что действия суда нарушают наши права на осуществление защиты.

Когда ходатайства адвокатов о дополнительном времени и переносе дела вновь были отклонены судом, защитники заявили отвод судье по причине личной заинтересованности в исходе дела. Но и этот отвод тоже был отклонен.

Фото: Телеграм-канал «Свободу России»

Следующий час адвокаты пытались доказать суду, что инцидент, за который судят их подзащитных, произошел по вине правоохранительных органов.

Доводы, что потерпевшие не обращались за медицинской помощью и не имеют претензий к подсудимым остались незамеченными так же, как и медицинские выписки о том, что Борис Канторович (которого повалили на землю и избивали росгвардейцы, а Лесных, Мартинцов и Мыльников попытались ему помочь и вытащить из-под силовиков) получил травмы от ударов дубинок потерпевших, одна из которых сломалась. Слова адвокатов о недопустимости проявления столь неоправданного и жестокого насилия были прерваны вопросом судьи к Егору Лесных:

— Извините, а что Вы так увлеченно изучаете?

— Книга. Джек Лондон. Мне это больше интересно, если честно.

— Хорошо.

Защитники заявляли о необходимости проведения оценки произошедшей ситуации специалистами-психологами, так как, по их мнению, действия подзащитных являются прямой естественной реакцией на проявление насилия со стороны силовых структур. Просили повторно исследовать видеозаписи и заключения экспертов, которые, по их мнению, докажут суду невиновность подзащитных. Заявляли ходатайство об исследовании нового доказательства — ролика с описанием произошедшей ситуации Борисом Канторовичем, избиение которого и послужило причиной их ареста. Просили вызвать в качестве свидетелей сотрудников Росгвардии и ЦПЭ и провести следственных эксперимент. Даже заявили о необходимости вызова в суд для дачи показаний мэра Москвы Сергея Собянина. Во всем было отказано.

В прениях адвокат Эльдар Гароз акцентировал внимание на несоразмерности содеянного и наказания. Стал приводить в пример дела о применении насилия сотрудниками колоний к заключенным. Несмотря на то, что большинство дел закончилось лишь  условным сроком или штрафом, формулировки обвинения приводили слушателей в ужас. «Божечки», — тихо прошептал кто-то из слушателей, когда адвокат закончил.

«Зачем мне три года сидеть в тюрьме, если я могу понести наказание как-то иначе? Колония поселения или штраф — это все предусмотрено законом по моей статье», — добавил после выступления адвоката Егор Лесных.

Защита Максима Мартинцова избрала аналогичную линию. «Даже два года условно - это много. Большинству дают штрафы», — высказался в прениях адвокат Михаил Игнатьев. — «Наказание должно преследовать определенную цель - перевоспитание. Два с половиной года послужат этой благой цели? Нет, они сделают из него уголовника». Когда в прениях выступал адвокат Василий Очерет, судья уже не слушала. Она заполняла какие-то бумаги, подперев голову рукой. Мартинцов в прениях был краток и лишь уточнил, что является полностью аполитичным человеком, поэтому считает, что в эту ситуацию мог попасть совершенно любой.

Заслушав мнение прокурора суд перешел к последним словам. 

— Я хотел бы знать, кого и от кого защищали правоохранительные органы в тот день? Их действия были неправомерны. Я не вижу смысла начинать задержание избиением»,  — начал свое выступление Егор Лесных. Он так же упомянул, что конституция используется в нашей стране в одностороннем порядке, а свой поступок он не считает каким-то особенным. В конце он добавил: «Не понимаю, как тюрьма должна нас перевоспитать». 

Слушательницы в первых рядах вытирали слезы.

— У нас в стране сейчас время перемен. Я надеюсь, что ситуация поменяется в лучшую сторону. Спасибо, — кратко резюмировал Мартинцов, и суд удалился для принятия решения.

Решение заняло меньше часа. Судья вышла и сообщила, что приговор оставлен без изменений. Мама Максима Мартинцова Галина заплакала, услышав решение. Невеста Егора Лесных Даша повернулась к аквариуму и сказала: «Ну ничего, прорвёмся». 

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera