Колумнисты

«Власть нужна для того, чтобы учить, лечить и защищать»

Депутат Мосгордумы, многолетний омбудсмен по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович — о том, какие поправки действительно нужны российской Конституции

Выпускники школы в Петербурге. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 9 от 29 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика

Евгений Бунимовичдепутат Мосгордумы

6
 

В поправках, которые столь срочно вносятся в российскую Конституцию, много про власть, про перераспределение полномочий и куда меньше, да почти ничего, про остальное — про людей, про общество, про Россию. Однако, когда все вокруг вслед за президентом хором заговорили про тонкие нюансы взаимоотношений ветвей власти, неизбежно всплыл один простой, даже наивный, но от того не менее опасный вопрос: а зачем она вообще нужна, власть, в честь которой столь затейливо плетутся поправки в Конституцию? Ответ на этот вопрос дан давно, и он, в отличие от предложенных поправок, прям и прост: власть нужна для того, чтобы учить, лечить и защищать.

Так вот я — про учить. И тут в нашем Основном законе есть проблема. Да простят меня читатели «Новой» за неизбежный юридический канцелярит нескольких последующих абзацев, которые надо преодолеть. Проблема того стоит.

Среди всех прав и свобод современного человека право каждого на образование занимает главенствующее положение. И Конституция России непосредственно определяет систему гарантий этого права.

В Конституции, а именно — в 43-й ее статье, слова про образование сказаны важные и точные. Слова о том, что каждый имеет право на образование. Что гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования. Что основное общее образование обязательно, и родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми этого самого основного общего образования. 

Поверьте моему десятилетнему опыту детского омбудсмена — именно закрепленность в Конституции двух важнейших государственных гарантий реализации права граждан на образование — общедоступности и бесплатности его первых трех ступеней вместе с обязательностью получения образования на этих этапах позволяет многого добиваться, в том числе и в судебных тяжбах. При всех издержках нашей невеселой реальности.

То, как Конституция учитывает особую значимость образования и для общества, и в формировании личности, воплощено и в том, что здесь использован особый прием: обязанность получить основное общее образование как бы удваивается обязанностью родителей принять все необходимые меры, чтобы ребенок такое образование получил. Такое удвоение несет в том числе запрет для родителей препятствовать детям в приобретении образования.

А теперь — главное. Все, о чем было сказано, все, о чем написано в нашем Основном законе, то самое основное общее образование, которое бесплатно, общедоступно и обязательно, — это только девять классов!

Всего лишь девятилетка!

А привычные сегодня одиннадцать школьных классов именуются иначе, это уже «среднее (полное) общее образование», о котором в Конституции ни слова! Ни про бесплатность, ни про общедоступность, ни про обязательность старших классов.

А как у других? В большинстве стран, которые до недавнего времени назывались у нас «цивилизованными», а сейчас чаще именуются «партнерами», бесплатным, общедоступным и обязательным является не девятилетка и даже не одиннадцатилетка, а 12-летнее, а то и 13-летнее общее образование.

Там ведут речь уже и о высшем образовании для всех.

Впрочем, если посмотреть в другом направлении, куда мы всё чаще сегодня глядим, то можно с некоторой оторопью обнаружить, что, например, в школах Китая с 2008 года власти приняли решение утвердить обязательное бесплатное 9-летнее обучение в школе. А вот продолжать или не продолжать платное обучение в последних классах решают уже родители и сами ученики.

Так что идея закрепить в Основном законе страны норму, устанавливающую общедоступность, бесплатность и обязательность не только основного общего (девять классов), но и полного среднего одиннадцатилетнего образования, совсем не лишняя.

Об этой правовой коллизии профессионалам известно давно. Однако неизменность корпуса Основного закона страны всегда была ценна сама по себе. Но если уж что-то менять, то начинать эти изменения в государстве, которое в той же Конституции все еще именуется социальным, следовало бы именно с этого.

Да и технически это куда проще, чем витиевато и неуклюже вписывать суетливые и неочевидные властные затеи. Всего-то добавить в 43-ю статью Конституции четыре слова: «среднее (полное) общее образование».

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera