Комментарии

Главная улика — шрапнель

Версия американских СМИ и руководства Канады и Великобритании о гибели украинского Boeing от ракеты иранской ПВО легко и однозначно проверяется

Обломки «боинга». Фото: AP / ТАСС

Общество

Валерий ШиряевНовая газета

61
 

Премьер-министры Канады и Великобритании, а прежде — несколько американских СМИ со ссылками на источники в правительстве, Пентагоне и разведке сообщили, что украинский лайнер, потерпевший катастрофу в международном аэропорту Тегерана, возможно, был сбит подразделением ПВО Ирана. Назван и тип зенитного комплекса — российский ЗРК «Тор-М1». По мнению наших источников, прошедших службу в ПВО, есть ряд обстоятельств, свидетельствующих за и против этой версии.

9К331 «Тор-М1». Фото: Виталий Кузьмин / Wikimedia

В 2007 году Иран получил последние из 29 комплексов 9К331 «Тор-М1», купленных им в России по межправительственному соглашению. Это система ближнего радиуса действия (дальность стрельбы не более 12 км), ее можно использовать и для обороны аэропортов. Радиолокационные станции обнаружения и сопровождения целей имеют вполне определенные характеристики работы.

Параметры их излучения нельзя назвать «отпечатками пальцев» буквально, но в совокупности с развединформацией о размещении подразделения достоверно определить, что работала именно РЛС «Тор-М1», совсем несложно. Поскольку американские источники сообщают, что радиотехническая разведка зафиксировала включение РЛС незадолго до падения украинского лайнера, можно быть уверенным, что он, как минимум, попал в поле зрения «Тор М1» иранской ПВО. То есть перепутать этот зенитный комплекс с чем-то другим радиотехническая разведка США не могла.

По тем же сообщениям, спутники зафиксировали два инфракрасных следа при запуске ракет ПВО и один при взрыве возле лайнера. Таким образом, сложилась картина, свидетельствующая о непреднамеренном поражении украинского Boeing иранскими зенитчиками.

По этой версии события имеют такую последовательность.

  • Сначала иранцы запустили по американским базам в Ираке ракеты, о которых заранее предупредили.
  • Потом они стали готовиться к возможному ответному удару США и привели в повышенную боеготовность свою систему ПВО.
  • Во время взлета украинского лайнера иранские зенитчики, защищавшие аэропорт Тегерана, определили Boeing как ракету ответного удара и поразили эту цель, которая оказалась гражданским самолетом.

Есть ряд обстоятельств против такой гипотезы.

Получается, что «Тор-М1» стрелял по удаляющейся от аэропорта цели. Сам комплекс оборудован вполне современными системами опознавания целей и на такой короткой дистанции перепутать ракету/беспилотник с огромным лайнером невозможно.

При защите аэропорта система не может действовать самостоятельно, она обязательно включена в ПВО страны, а она у Ирана есть, и известна как штаб-квартира ПВО «Хатам аль-Анбия». Таким образом, экипаж конкретного комплекса не имеет полномочий начать стрельбу без команды сверху. При любых режимах работы, вплоть до автоматического, команда «пуск» дается человеком (если только это не специальная армейская операция). Поскольку с других участков страны данных о целях не поступало, командование даже при самых очевидных признаках воздушной атаки несколько раз подумало бы.

Случаи, когда зенитная ракета по разным причинам после пуска перенацеливается на другую цель, известны.

Самый последний — ракета комплекса С-200 сирийской ПВО, выпущенная по израильскому самолету, сбила Ил-20 радиоэлектронной разведки ВКС России 17 сентября 2018 года. Если иранский «Тор-М1» сбил украинский «боинг» в схожих обстоятельствах, это в любом случае означает, что зенитчики отрабатывали какую-то другую, но совершенно конкретную цель.

Кроме того, вести стрельбу в районе взлетно-посадочной полосы международного аэропорта можно только в самых отчаянных обстоятельствах.

На месте крушения украинского «боинга» под Тегераном. Фото: AP / ТАСС

В самое ближайшее время эта версия будет проверена на достоверность: представитель Организации гражданской авиации Ирана Хасан Резаифар заявил, что Иран принял решение пригласить экспертов компании-производителя самолета (то есть Boeing) для расследования причин катастрофы под Тегераном. Еще ранее было дано согласие на работу на месте украинских специалистов.

Итак, независимые друг от друга эксперты, в компетенции которых сомнений нет, смогут на месте определить наличие в останках погибшего самолета самой главной улики — тяжелых поражающих элементов, а, проще говоря, шрапнели из боеголовки зенитной управляемой ракеты 9К330 (используется в ЗРК «Тор-М1»).

Эта шрапнель — обязательная улика при таких трагедиях, о которых «Новая газета» в свое время писала подробно. Кстати, и сама форма поражающих элементов, если они будут найдены, точно укажет на тип использованной зенитной ракеты.

Без шрапнели, застрявшей в обшивке, самолетов, сбитых зенитными ракетами, не бывает. Это исключено.

Редакция «Новой газеты» выражает глубокие соболезнования близким и родным жертв трагедии украинского «боинга» под Тегераном 8 января 2020 года.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera