Комментарии

Конфликт США и Ирана касается России? Конечно!

Объясняет востоковед Александр Шумилин

Похороны Сулеймани в Тегеране. Фото: Zuma / ТАСС

Этот материал вышел в № 1 от 10 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дарья Козловакорреспондент «Новой»

2
 

Ситуация на Ближнем Востоке напоминает «пороховую бочку»: отношения Ирана и США дошли до вооруженного конфликта. Сначала американцы уничтожили кортеж высокопоставленного и чтимого в Иране генерала Касема Сулеймани, руководившего тайными операциями спецназа за рубежом. А затем после масштабных протестов власти Ирана нанесли ракетный «удар возмездия» по двум американским авиабазам, расположенным в Ираке. Жертв ракетного удара не было, но ответ США мог сделать ситуацию в регионе непредсказуемой. Однако президент Трамп в обращении к нации, напротив, отказался от дальнейшей военной эскалации, пообещав иранцам лишь новые санкции. За ситуацией на Ближнем Востоке пристально следят и в Москве, которая давно и прочно поддерживают отношения с Ираном. Каковы интересы России в Иране? Что может изменить война с Ираном? Эти вопросы мы задали востоковеду

Петр Саруханов / «Новая газета»
Александр Шумилин
глава Центра «Европа — Ближний Восток» Института Европы РАН

— Как российские власти собираются реагировать на обострение конфликта?

— Они наверняка планируют отслеживать происходящее с надеждой, что останутся в стороне и не будут вовлечены в конфликт. Они также надеются, что конфликт не разрастется. В противном случае это чревато нанесением существенного поражения Ирану в военно-материальном плане, а также в стратегическом отношении. Кроме того, с учетом сложившейся ситуации в регионе

не менее важно, что для Ирана более масштабное развертывание конфликта может стать и морально-политическим поражением.

Руководство Ирана на похоронах генерала Касема Сулеймани. Третий слева — президент Ирана Хасан Рухани, справа от него — аятолла Али Хоменеи, справа от него — новый руководитель спецназа «Кудс», заступивший на должность после убийства Сулеймани американцами. Фото: Reuters

— Поясните, пожалуйста, последнее утверждение.

— Последнее время Иран успешно расширял зону своего влияния, присутствия и контроля в регионе в сопредельных странах — Ираке, Сирии, Ливане. В отдаленных странах, например, в Йемене, также были попытки наращивания влияния, но они закончились неудачно. Стратегия реализовывалась вполне успешно из-за отсутствия противодействия со стороны противников Ирана, что толкало Тегеран к повышению ставок в региональном противоборстве. Удачное осуществление этой стратегии морально-политически вдохновляло как сторонников Ирана, так и тех, кто к нему относился нейтрально. Местных игроков, которые относятся к Тегерану нейтрально, успехи аятолл побуждали занимать более осторожную позицию. Эскалация конфликта может положить этой стратегии конец.

— Какое значение это имеет для России?

— Для России этот вопрос чрезвычайно актуальный, потому что в регионе Иран может превратиться из военного атланта в карлика.

В этом случае бремя поддержки режима Башара Асада в Сирии ляжет в основном на Россию.

Реальный военный ответ США может ознаменовать начало заката военно-политической мощи Ирана, его доминирования в регионе. Такое развитие событий станет фактором, высвечивающим ошибочность ставки России на Иран в том, что касается Сирии и развития ситуации в регионе. Сейчас в Москве думают, как бы этого не произошло.

В декабре 2019 года министры иностранных дел России и Ирана тепло поговорили в Москве. Фото: РИА Новости

— В МИД России убийство Касема Сулеймани осудили. Стоит ли ожидать, что Россия станет третьей стороной в конфликте США и Ирана?

— Нет, третьей стороной Россия не будет при девяти возможных сценариях из десяти. Однако какой-нибудь один сценарий под названием «черный лебедь» останется. К примеру, Иран может подставить Россию, попробовав привлечь ее к противостоянию с США, то есть фактически ею прикрыться. Такая ситуация уже была в Ормузском проливе, когда иранцы похищали танкеры, шедшие под западноевропейскими флагами (конфликт произошел летом 2019 года. — Д. К.). Когда Ирану пригрозили США, Британия и еще ряд европейских государств, страна решила прикрыться Россией, пригласив ее поучаствовать в совместных маневрах в Персидском заливе (впоследствии еще одной стороной стал Китай). Проведение маневров, по сути, демонстрировало военно-морскую мощь, которая может противостоять западной флотилии. На это в Москве пошли.

Пойдут ли в Москве на другие посулы и попытки Ирана привлечь Россию в качестве щита — пока неизвестно.

— Что для России является наилучшим сценарием развития событий?

— В данной ситуации — это только сценарий, при котором президент США скажет: «Окей, ущерб, нанесенный Ираном американским авиабазам, несущественный, жертв нет. Мы заканчиваем конфликт и отступаем». Любое другое развитие событий будет зависеть от масштаба ущерба, потому что речь идет о сценарии «действие–противодействие», который запущен Ираном. Если он будет развиваться, его последствия предсказать невозможно.

— Чего российский МИД может добиваться и что он может получить в конфликте США и Ирана?

— Сейчас наблюдается линия МИДа на отстранение. Она выглядит обещающе, потому что иракские шииты уже приглашают Россию сменить США в их стране. В зависимости от соотношения сил внутри Ливана, Ирака и Сирии

шииты будут по-прежнему и даже с удвоенной настойчивостью приглашать Россию поприсутствовать в Ираке и Ливане.

Однако шииты — это еще не все граждане. Сейчас в этих странах углубляются политический, этнический и религиозный расколы. Из-за воздействия Ирана, который мобилизовывал шиитские общины, преобразовывал их в военно-политические формирования в Ливане, Сирии, Йемене и Ираке, религиозный раскол сейчас главная внутренняя угроза. Ситуация в этих странах будет обостряться, и насколько России удастся позиционировать себя в качестве некоего посредника-примирителя, неизвестно. В данной ситуации курс должен быть взят на посредничество с целью примирения сторон. Кроме того, нужно еще иметь в виду то, как поведут себя арабские монархии Персидского залива, если Иран будет утрачивать свою мощь. Они, естественно, будут аплодировать США и вряд ли будут особо приветствовать Россию.

— Кто является союзниками России в регионе? Поменялось ли что-то за последнее время?

— У России в регионе сейчас нет союзников, есть только партнеры в виде аятолл, и все.

Есть более-менее положительное отношение со стороны Египта и Турции, но это не партнерство, а взаимодействие.

7 января президент Сирии Башар Асад и Владимир Путин зажгли свечи в православном храме в Дамаске. Фото: РИА Новости

— Как убийство Сулеймани и обострение отношений США и Ирана может отразиться на сирийской кампании?

— Достаточно просто. Ослабление Ирана будет стимулировать антиасадовские силы. Россия окажется вынужденной проявлять большую гибкость, и многие вопросы будут решаться несколько иначе. Позиции Асада ослабнут.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera