Колумнисты

Полковника никто не ищет

Вечный свидетель ряда уголовных дел экс-мэр Химок Владимир Стрельченко живет, кажется, счастливо

Владимир Стрельченко. Фото: Алексей Филиппов / ТАСС

Этот материал вышел в № 140 от 13 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

1
 

Непросто писать этот текст. Я занималась Химками пять лет подряд и очень, очень много думала об этом человеке. По Бродскому, человек — это сумма поступков. Я думаю, что поступки Владимира Владимировича должны изучать и документировать другие люди, не журналисты. У этих людей есть соответствующие инструменты, права и компетенции, чтобы ответить на вопросы о том, что именно Стрельченко делал, а чего — нет. Я лишь опишу известные мне обстоятельства жизни Стрельченко.

Владимир Стрельченко возглавлял городской округ Химки почти десять лет — с 2003 по 2012 год. К карьере управленца он пришел не сразу.

Стрельченко родился в Новосибирске и совершенно очевидно, что очень рано решил, каким будет его путь. Он хотел быть военным. Сразу после школы поступил в Новосибирское высшее военно-политическое общевойсковое училище, затем полгода — с октября 1987 года по май 1988 года — служил в Афганистане. Стал командиром роты 70-й Кандагарской мотострелковой бригады. В мае его ранило осколками, лечился в Ташкенте. Потом скажет: «На войне было страшно — только дураки смерти не боятся, но думать тогда об этом просто некогда было».

Вернувшись, он поступил в Военную академию имени Фрунзе. Когда он ее окончил — страны, которой он собирался служить, уже не было.

Дальше путь Стрельченко тесно связан с карьерой предыдущего губернатора Московской области Бориса Громова. Громов был командиром 40-й армии, лично руководил выводом войск из Афганистана. После отставки стал депутатом Госдумы, затем — губернатором Московской области.

Его кадровую политику описывали шуткой «40-я армия вышла из Афгана и закрепилась в Подмосковье».

И Стрельченко тоже уходит в отставку в звании полковника и переходит в систему ЖКХ Москвы. Но на низовых должностях он не задерживается: через два года полковник уже был назначен заместителем министра ЖКХ, топлива и энергетики Московской области.

В 2003-м (при широкой поддержке Громова) Стрельченко избирают главой Химкинского района. Громов основывает организацию ветеранов локальных войн «Боевое братство», ее головное отделение располагается в Химках.

Стрельченко последовал принципу своего патрона и на ключевые посты расставил бывших армейских товарищей. Главный редактор «Химкинской правды» Михаил Бекетов писал: «У нас в Химках сейчас бывшие полковники руководят прессой, здравоохранением, торговлей, коммунальным хозяйством. Нашим местным телевидением в Химках руководит прапорщик…

Проблема в том, что они еще не вернулись с войны. Ребята, которые вернулись из горячих точек, считают, что они умнее, мудрее той же учительницы, которая учила детей. Это само по себе неправильно».

С журналистами афганцы сходились плохо. «Силовой» зам Стрельченко Валов отправлял начальникам управлений городской администрации факсограмму о том, что съемки и репортажи всех СМИ на территории Химок «проводятся по предварительному согласованию с заместителем главы администрации». Журналисты не подчинялись, вольничали. И СМИ начали исчезать.

Сейчас я расскажу, как убивали Бекетова. Его газета написала о переносе останков советских летчиков под строительство торгового центра на Ленинградке. Тема стала федеральной. Через месяц неизвестные подложили в багажник машины Бекетова взрывное устройство, облили бензином и подожгли. Затем с Бекетовым пожелал встретиться «силовой» заместитель Стрельченко Валов, попросил «не обижаться за машину» («бог дал, бог взял»), предложил начать отношения с чистого листа. Бекетов обвиняет Стрельченко в политическом терроре, Стрельченко подает заявление о клевете, журналист оказывается невыездным. Параллельно происходит борьба за Химкинский лес, и газета Бекетова практически полностью посвящена проекту чудовищной трассы. Близятся и выборы главы Химок. За две недели до выборов Бекетова находят на ноябрьской земле у своего дома.

Михаил Бекетов. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Его голова проломлена, пальцы раздроблены (их ампутируют), переломаны ноги. Журналист провел в коме несколько месяцев: он потерял речь, лишился пальцев рук и правой ноги.

Бекетов выжил. И после того, как он выжил, Стрельченко продолжал судиться с журналистом. На суд Бекетова возили в реанимобиле. Стрельченко победил на местном уровне — и Союз журналистов России собрал присужденный штраф копейками. Бекетов штраф оспорил. Через пять лет после покушения Михаил умер — не смог проглотить еду, задохнулся. Администрация Химок некоторое время сопротивлялась идее похоронить журналиста на городском кладбище.

Михаил Бекетов после зверского избиения и серии операций. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Другие независимые СМИ в Химках тоже исчезли при Стрельченко. Главный редактор газеты «Гражданский форум» Юрий Гранин и ответсек Юрий Слюсарев были избиты металлическими трубами, им сломали кости лица. Их газета закрылась. Анатолий Юров, главред «Гражданского согласия»: три покушения, 10 ножевых, сгорел от рака. Константин Фетисов вел блог о мусорном полигоне, находящемся в собственности администрации. Так же, как и Бекетова, его били битой у подъезда по голове и лицу. Он потерял память. Но по Фетисову уголовное дело неожиданно пошло. Нашли исполнителей, нашли организатора — сотрудника администрации города Химки Чернышева. Заказчики, по версии следствия, — «неустановленные лица из администрации города Химки». Лица не установлены до сих пор.

Громче всего фамилия Стрельченко зазвучала в деле Химкинского леса. Платная трасса Москва — Санкт-Петербург, делая безумный, ничем не обусловленный изгиб, фактически уничтожала лесной массив, дубравы, рощи, озера и болота — то, чем гордились химчане, то, ради чего сюда переезжали москвичи. Местные жители — особенно молодые родители — превратились в политических активистов. Самой известной стала инженер и мама двоих детей Евгения Чирикова. Сначала митинги, потом встали лагерем.

Застройщики нанимали ЧОП с кулаками побольше, футбольные фанаты навещали лагерь в масках ку-клукс-клана, свернутых из футболок, полиция методично задерживала протестующих (девушек иногда таскали за волосы).

После визита «ку-клукс-клановцев» в Химки приехали антифашисты, прошлись маршем по городу и разгромили офис администрации Химок, перебив стекла. Затем к Чириковой начали ходить органы опеки, и Евгения с семьей уехала в Эстонию, откуда продолжает судиться за родную землю.

Евгения Чирикова из активистки дошла до кандида в мэры Химок, а потом по соображениям безопасности эмигрировала в Эстонию. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Отстаивая интересы патрона Громова (именно он подписал изначальное постановление о трассе в 2006 году) и федерального начальства (Путин своей рукой вывел земли под трассу из лесного фонда), Стрельченко… А что Стрельченко? Разве можно приписать визиты футбольных фанатов в лагерь ему? Или поведение полиции? Или угрозы опеки? Или избиения журналистов? Стрельченко (с ним я говорила не раз) утверждал, что проект — федеральный, а леса в тех местах никогда не существовало, и лично он занимается исключительно хозяйством.

Хозяйством занималась вся его семья! Жена Владимира, Галина, выросла в многодетном семействе. Я застала время, когда ее девичью фамилию — Рагина — в Химках произносили шепотом. Брат Галины, 23-летний Эдвард Рагин через несколько месяцев после воцарения Стрельченко открыл две компании — ООО «Химэнергосбыт» и ОАО «Химэнерговодосбыт». Компании занялись перепродажей энергии, тепла и газа населению и предприятиям и быстро стали монополистами в Химкинском районе. Сходненский завод керамической плитки, переименованный в ООО «Стройкомплекс+», тоже перешел в родственные руки. По-европейски дорогой тротуарной плиткой (продукцией завода) выкладывали химкинские улицы задолго до «плиточной эры» в Москве.

Сестра Оксана тоже занялась бизнесом, а вот сестра Ольга стала чиновницей и служила в «золотом КЗООСе» — комитете по землепользованию и охране окружающей среды химкинской администрации. У этой песни много куплетов, ведь у семьи есть друзья. Отдельно хочется сказать о банкротстве уникального НИИ Радиоприборостроения — лишь по предварительным прокурорским оценкам было расхищено оборудования на 10 миллионов долларов.

Расследование о Рагиных и друзьях семьи Стрельченко должно было выйти в предвыборном номере «Химкинской правды», но номер никогда не был напечатан: Бекетов оказался между жизнью и смертью.

Какое-то время эту версию — связи покушения и расследования деятельности Рагиных — серьезно проверяла прокуратура Московской области. Или говорила, что проверяла.

Читайте также

Химкинская правда

Зато хорошо известен и освещен в СМИ ценностный конфликт между компанией IКЕА и химкинской администрацией. Достроенный торговый комплекс два месяца простоял закрытым, поскольку химкинская администрация внезапно потребовала от шведских инвесторов выделить миллион евро для строительства путепровода на улице 9 Мая. «Это вымогательство взяток», — заявил шведской газете Dagens Industri глава российского представительства IKEA Леннард Даалгрен. И еще: «Я опасаюсь за свою жизнь».

Но шведы сдались, и деньги были перечислены на счет МУ «Химдор», возглавляемого доверенным лицом Стрельченко Устиновым. То же случилось и при строительстве шведами гостиничного комплекса около Ленинградского шоссе. Из-за проблем в получении разрешительных документов строительство отодвинулось почти на год. По информации наших источников в правоохранительных органах, для урегулирования вопроса на счет МУ «Химдор» якобы было перечислено 3,5 млн евро.

С местными застройщиками непонимания не возникало никогда.

Был вырублен парк Дубки, уничтожена Левобережная дубрава, по одному исчезали дворы. Пока федералы вгрызались в Химкинский лес, местные выбирали цели поменьше.

Счастливая звезда Стрельченко не заходила все десять лет. От многочисленных уголовных дел и даже обысков в администрации сам Стрельченко не испытал никакого дискомфорта, по крайней мере, видимого. Все уголовные дела, по которым Стрельченко проходил свидетелем, теперь приостановлены или закрыты. И даже его уход с поста мэра, который в Химках объявили «победой всего гражданского общества», был добровольным. На место Громова пришел Шойгу, а новый губернатор — новая команда.

Оставил ли Стрельченко плацдарм неприятелю? Конечно, нет. Новым мэром стал Олег Шахов, прежде возглавлявший ФГУ «Дороги России» — главного строителя трассы через Химкинский лес и ГИПРОДОРНИИ — главного проектировщика той же трассы. После того, как стратегический участок был освоен, Шахова планово сменил ставленник Москвы Дмитрий Волошин. Саму трассу открыл лично Путин в конце ноября.

«Есть чем гордиться», — сказал Владимир Владимирович. Где противники трассы? В могилах, в забытьи, в изгнании, измотаны и растоптаны, их голоса не слышны.

Молчит и Стрельченко. «Новой» не удалось связаться с ним. Владимир Владимирович сейчас ведет непубличную жизнь. Он в России, но не занимает никакую должность, даже в футбольном клубе «Химки», где он председательствовал. Незадолго до исчезновения он защитил диссертацию, «Организационно-экономический механизм обеспечения инновационного развития жилищно-коммунального хозяйства». Диссертация, к сожалению, практически полностью состоит из заимствований – хотя Стрельченко было бы чем поделиться. Отдыхает в курортной Европе, но случается и Дубай. На него больше не зарегистрированы ни бизнес, ни существенное имущество. (Рагины продолжают процветать). Публичны его дети, но о них скажут другие. Дети отвечают за себя сами. Отцы не отвечают ни за что.

информационный повод
 

Идентификация «ВОР». США включили санкции против московских хакеров-мажоров. Одним из преступников оказался сын экс-мэра Химок Стрельченко

Сын экс-мэра Стрельченко Андрей оказался связан с хакерской группировкой Evil Corp и попал под санкции США. Его опознали по спорткарам с номерами «ВОР»

А, нет. Только что силового зама Стрельченко, а затем и главу Щелковского района Алексея Валова суд арестовал на два месяца. На момент возбуждения уголовного дела Валов дослужился до замминистра транспорта Московской области, но успел уволиться до попадания в СИЗО. Человека, фамилия которого звучала в связи с покушениями на химкинских журналистов (один из осужденных за нападение на Фетисова даже назвал его заказчиком), судят за взяточничество. Его бывшая сотрудница, зам Щелковской администрации по жилищным вопросам Ирина Иванова, в феврале арестованная за махинации с муниципальными землями и домами, дала показания против своего начальника. Показания скромные: Валов принял Мерседес «за общее покровительство и попустительство по службе». И здесь, конечно, расследование дойдет до справедливого конца.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera