Репортажи

«Произошла вспышка гнева»

Дело фигуранта «московского дела» Павла Новикова рассмотрели за несколько часов

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 137 от 6 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей Каревкорреспондент судебного отдела

 

Судья Тверского райсуда Москвы собиралась рассмотреть уголовное дело 32-летнего москвича Павла Новикова, обвиняемого в применении насилия к сотруднику полиции, за один день. Перевыполнила план — управилась за три часа. Новиков согласился признать вину и извинился перед потерпевшим. Однако это раскаяние не особо тронуло прокуратуру, обвинитель запросила для Новикова три года колонии.

Два раза его заседание откладывали: то потерпевший не приходил в суд, то подсудимого не привозили из-за плохого состояния здоровья. 4 декабря рассмотрение дела прошло быстро и без какого-либо ажиотажа. Не помешала и очередная эвакуация, которая тормозит работу столичных судов на протяжении последней недели.

Многочисленная группа поддержки «московского дела» не обратила внимания на процесс. В зале находились четыре журналиста, двое знакомых Новикова и его родные. Пока он единственный из фигурантов дела «второй волны», кто полностью признал вину и раскаялся. Утром 29 октября Новикова задержали. После обыска его сразу повезли в Следственный комитет на допрос, где он отказался давать показания.

Хотя следователь указал в протоколе, что задержанный признал вину, Новиков тогда заявил, что подписал бумаги, не понимая их сути.

На следующий день после задержания следствие вышло в суд с ходатайством об аресте, и в тот же день было объявлено об окончании следственных действий. Согласно обвинительному заключению, которое было оглашено на первом заседании, Новикову вменяют то, что он 27 июля в Столешниковом переулке один раз ударил пластиковой бутылкой (с водой) по голове полицейского кинолога Алексея Широкого, на котором был шлем. А затем еще раз ударил его этой бутылкой по правому предплечью. Полицейский в результате почувствовал физическую боль. Таким образом, Новикова обвинили по ч. 1 ст. 318 УК РФ («Применение насилия, не опасного для здоровья к сотруднику полиции»).

Заседание началось с допроса потерпевшего Широкого. Он утверждал, что именно Новиков нанес ему два удара пластиковой бутылкой, чтобы помешать ему задерживать митингующих. «Было много народа, они мешали, шумели, выражались нецензурной бранью. Поступил приказ пресекать противоправные действия. Выстроились в шеренгу. Вытесняли толпу лиц, которые оказывали агрессию. На какой-то улице задержали гражданина, за него стали заступаться. Во время задержания последовал удар в голову по шлему, второй удар попал по плечу», — рассказал потерпевший, добавив, что Новиков пытался нанести ему третий удар, но в итоге не решился и скрылся в толпе.

— Вы претензии материального или морального характера к Новикову имеете? — спросила адвокат подсудимого Татьяна Молоканова.

— Нет

— Как Новиков должен быть наказан в случае признания виновным?

— Я простил его. На усмотрение суда.

Свидетель обвинения полицейский Дмитрий Филиппов подтвердил показания потерпевшего. Новиков знаком ему только по видеозаписи, которую показали на следствии. Свидетель, ссылаясь на этот ролик, уверенно показал, как «высокий тощий мужчина пробрался через толпу и умышленно нанес два удара пластиковой бутылкой» потерпевшему. Хотя сам удар не видел, отметил Филиппов.

— Вы общались с потерпевшим после инцидента? — уточнила прокурор.

— Он говорил, что почувствовал удар, ни на что не жаловался.

После оглашения письменных материалов, у обвинения больше не было доказательств. Собственно, этого было достаточно, поскольку после этого Новиков дал показания суду и во всем сознался:

«27 июля (примерно в полдень) ОМОН начал рассекать толпу. Митингующие уже разбежались, осталось около 30 человек. Толпа шла по переулку, видел, как студенты сцепились между собой и решили остановить ОМОН, не понимаю, что у них было в голове. Я, кстати, был абсолютно трезвый, обычно пью только по праздникам с родителями. У меня была бутылка воды 0,5 литра, у меня произошла вспышка гнева. Я в состоянии аффекта вскочил в толпу, увидел, как между сцепками ОМОНа какой-то человек вытягивал людей и задерживал. Я почувствовал гнев в отношении него [потерпевшего], нанес ему удар в область головы. Не видел, попал или нет. Второй удар — попал в область лучевой кости. Я помню, что происходило что-то неадекватное, для меня это стало опасно. Развернулся и выбежал», — вспомнил Новиков.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

До задержания, продолжил он, помогал пожилым родителям финансами, окончил институт и собирался устроиться на работу. Также Новиков пожаловался на состояние здоровья в СИЗО:

«У меня ухудшение состояния психики, несколько дней не сплю. Попал в «Бутырку» в клинический корпус, колют какие-то инъекции, кое-как дохожу до кровати и валюсь спать».

— Как вы относитесь к инкриминируемому преступлению? — продолжила допрос прокурор.

— Очень негативно. То, что я увидел в СИЗО, мне этого хватило с лихвой.

— Раскаиваетесь?

— Да, полностью. Я бы все назад перемотал. В СИЗО мне сказали про мой поступок, что я был неправ, — признался Новиков и извинился перед потерпевшим.

На стадии прений сторон прокурор заявила, что вина Новикова полностью доказана показаниями потерпевшего и свидетеля, действия подсудимого подтверждаются видеороликом с митинга и письменными материалами дела. «При назначении наказания стоит учитывать, что Новиков впервые привлекается к уголовной ответственности, отсутствуют отрицательные характеристики, он оказывает материальную поддержку членам семьи, раскаялся и полностью признал вину», — ответила прокурор. Но несмотря на все эти «заслуги», она попросила назначить наказание подсудимому три года колонии общего режима.

Адвокат Молоканова считает, что запрашиваемый прокурором срок наказания для ее подзащитного — чрезмерный. Она попросила суд отнестись снисходительно к обвиняемому и назначить штраф. Последнее слово Новиков зачитал по бумажке:

«Я дорожу безопасностью моих близких и родных. Последние события научили меня, как понимать и отвечать за свои действия. Мои защитники отмечали многочисленные нарушения. Скорее всего, они правы, но я считаю, что надо следовать истине, и я согласился признать вину. Я оказался в Столешниковом переулке 27 июля и наблюдал происходящее, пытался защитить девушку…» — очень быстро зачитал свою речь Новиков.

Он рассказал об обыске, задержании и длительных следственных действиях, как 12 часов провел без еды, воды и помощи адвоката.

Он осознал «необоснованность своего поступка», осуждает себя, что не смог совладать с собой. Новиков добавил, что смог выдержать изоляцию только благодаря поддержке других заключенных. После его выступления судья Мария Сизинцева объявила, что удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора. Решение она огласит 6 декабря.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera