Репортажи

«Мне выпал шанс пройти испытание во имя близких мне ценностей»

Обвинение запросило четыре года колонии для Егора Жукова: репортаж из суда

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 137 от 6 декабря 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Дарья Козловакорреспондент «Новой»

8
 

На второй день процесса против студента Высшей школы экономики Егора Жукова обвинение потребовало для него четыре года колонии общего режима. Жукова обвиняют в публичных призывах к экстремизму в интернете (часть 2 статьи 280 УК РФ). Причиной возбуждения дела стали четыре видео из его канала в Youtube «Блог Жукова». В ходе скоротечного судебного следствия судья отклонила все ходатайства защиты, ни одному специалисту, которого пригласили адвокаты Жукова, так и не дали выступить. Корреспондент «Новой» рассказывает, как это происходило.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Перерыв между двумя заседаниями по делу Егора Жукова составил двенадцать часов, но его будто бы и не было. Утром четвертого декабря в том же зале Кунцевского районного суда, на тех же местах сидят адвокаты Жукова Мурад Мусаев, Леонид Соловьев и Илья Новиков. Рядом с ними подсудимый, а за ними, в первом ряду, проректор ВШЭ Валерия Касамара и родители студента: Татьяна Юрьевна и Сергей Александрович.

Заседание продолжает неоконченный допрос подсудимого. Судья Светлана Ухналева спрашивает Жукова об обучении в Высшей школе экономики и «дамах» из его роликов — политологов Эрике Ченовет и Марии Стефан, политологов и теоретиков ненасильственного протеста. Подсудимый подробно отвечает на оба вопроса.

Первый отвод эксперта

Адвокат Леонид Соловьев требует приобщить к делу альтернативную экспертизу лингвиста Юлии Сафоновой. Соловьеву трудно перечислить все должности специалиста. Одно время она работала в Федеральном центре судебных экспертиз при Министерстве юстиции. Ее авторитет признал даже эксперт ФСБ Александр Коршиков, составлявший официальную экспертизу обвинения, на которой основано все дело. Илья Новиков ходатайствует о привлечении специалиста к заседанию: «Я думаю, что у суда будет возможность задать эти вопросы самому специалисту. Юлия Сафонова сейчас стоит в коридоре».  

Суд удовлетворяет ходатайство защиты. В зал заседания торопливо входит рыжая женщина. Сафонова только что приехала из аэропорта, была на конференции в другой стране. В коридоре у нее остался чемодан, а с собой только паспорт. Однако нотариально-заверенные копии всех необходимых документов есть на компьютере. Судья начинает допрос с подтверждения компетентности специалиста. 

Защита Егора Жукова: адвокаты Новиков и Мусаев. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

После вчерашних постоянных отказов допрос начинается достаточно бодро. К документам, которые предоставила Сафонова, у суда вопросов не возникает, так как «причин сомневаться в их подлинности нет». Даже когда Новиков начинает настаивать на приостановлении заседания, чтобы специалист съездила за подлинниками, судья говорит, что это необязательно. Обвинение при этом все равно требует отвод, потому что «документов, которые предоставила Сафонова недостаточно, чтобы подтвердить компетентность специалиста». К тому же, по их мнению, у защиты было достаточно времени, чтобы подготовиться к заседанию. Судья удаляется на рассмотрение этого вопроса. Отвод одобрен. Заключение специалиста не приобщают к делу даже в качестве приложения к неудовлетворенному ходатайству.

Второй отвод эксперта

После отвода Сафоновой Илья Новиков просит исследовать письменные доказательства дела. Он начинает зачитывать выдержки из трех томов материалов дела, в частности постановление суда о производстве обыска второго августа и протокол обыска от 31 августа, во время которого

у Жукова изъяли штатив, голубую рубашку, либертарианский флаг и керамическая фигурка трех лягушек.

Каждый раз, когда строчки могут говорить о несоответствиях в ходе следствия или недопустимых действия следователей, Новиков делает на них акцент. Судью это не особо интересует. Через час оглашения материалов Светлана Ухналева снимает очки и начинает тереть глаза. 

За это время к зданию суда подъезжает другой специалист, лингвист Ирина Левонтина. Неделю назад она выступала экспертом в деле «Нового величия». Лингвистикой Левонтина занимается 30 лет, 20 из них судебной. Новиков объявляет ее появление фразой «у нас появился очередной кандидат на отвод специалиста». После короткого допроса, так оно и происходит. Для дела Жукова ее квалификации оказалось недостаточно.

Репер Оксимирон призвал приходить на суды к фигурантам «московсокго дела» и сам посещает процессы Жукова и Раджабова. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Новиков ходатайствует о допросе четырех следователей, руководителя следственной группы по «московскому делу» Габдулина, а также Северилова, Семенова и Суродина. По мнению адвоката, они смогли бы рассказать суду о тех или иных моментах следствия. Например, почему, если экспертиза блога проводилась по делу о массовых беспорядках, следователь в постановлении попросил эксперта найти в видео из «Блога Жукова» что-то еще. Против выступает прокурор Морозов, а суд отклоняет ходатайство защиты, потому что «следователь может не объяснять, чем он руководствовался, принимая решение».  

Последнее, чего требуют адвокаты — провести повторную экспертизу. В противном случае, обвинение будет строится только на экспертизе Александра Коршикова, которую защита считает несостоятельной.

— Коршиков говорит об избирательных участках, которых вообще нет в текстах, не может объяснить, как соотносятся реалии англоязычного источника с российскими реалиями. Все это в совокупности делает неизбежной постановку вопроса о пересмотре экспертизы Коршикова. Из-за постоянных отводов других специалистов вам [судье] в итоге придется рассматривать только Коршикова, не знаю, как вам придется нести это бремя, — заявляет Илья Новиков. 

Заседание прерывается на два часа, потому что здание суда опять эвакуируют. Новость ожидаемая — Мещанский суд эвакуировали чуть раньше. После возобновления заседания суд отклоняет ходатайство защиты. Судебное следствие заканчивается. По делу Жукова оно заняло полтора дня. 

Сторона обвинения считает его вину полностью доказанной, ведь Жуков сам, по мнению прокуратуры, подтвердил ее, сообщив на допросе, что изготавливал видеоролики. Доказательная база прокурора: Жуков не отрицает, что ему принадлежат вещи, изъятые при обыске, в частности, фигурка лягушек, эти же вещи фигурируют в ролике, а уважаемый эксперт ФСБ заявил, что в нем на видео — экстремизм. Прокурор запрашивает для студента четыре года колонии общего режима. Выступают адвокаты.

Апология протеста

Собравшиеся у суда сторонники Егора Жукова. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Мурад Мусаев настаивает на том, что Егор Жуков не призывал к насильственному свержению конституционного строя (для этого следовало бы призывать изменить его согласно положениям первой главы Конституции). Кроме того, адвокат обращается к экспертизе Александра Коршикова («другого-то эксперта нет») и примерам, которые он приводил на предыдущем заседании.

— Егор Жуков не имел экстремистских мотивов, умысла, не желал и не предвидел негативных последствий своих публичных выступлений. Егор Жуков не призывал к насильственному свержению конституционного строя. И вообще. Егор Жуков хороший парень, у него светлая голова, горячее сердце и прекрасные родители. Если вы вынесете ему этот приговор, вы докажете ему, что он был прав и эта власть действительно жестока и никого не слышит. Если вы вынесете этот приговор, вы покажете всем, что можно называть белое черным и вынести, основываясь на этом, приговор, — заявляет Мусаев. 

Следующим выходит адвокат Леонид Соловьев. Он изначально называет дело полностью политически мотивированным и подробно рассказывает о ходе следствия. Кроме того, адвокат подробно разбирает историю с ознакомлением с материалами дела. Защите на это дали сутки. 

— Изначально больше всего интерес проявляли к политической деятельности и политическим взглядам моего обвиняемого. Следователи [еще в августе] уговаривали признать вину и назвать якобы координаторов, якобы массовых беспорядков.<...> Уже не секрет, что сторона защиты обращалась к различным специалистам, с одним вопросом «есть ли призывы к экстремизму в роликах Егора Жукова». Мы получали раз за разом ответ «нет». Однако никому из них не дали здесь выступить. Также результаты их экспертиз не стали приобщать к материалам дела <...> Уважаемые государственные обвинители не пожелали смотреть видеоролики Жукова, когда было обсуждение доказательств. Мы смотрели их по ходатайству защиты. Я думаю, что ни у кого нет сомнений, что в них нет экстремизма. Егор Жуков имеет полное право критиковать власть, все остальное — приписывание. Я прошу оправдать моего подзащитного, в связи с отсутствием состава преступления, — заявил Соловьев. 

Последним выступает адвокат Илья Новиков, его речь длится около часа. Адвокат подробно рассказывает о «московском деле» («стартапе Бастрыкина») и об участии в деле Жукова следователя Габдулина. Кроме того, Новиков настаивает на несостоятельности экспертизы Коршикова. 

— Презрение к себе имеет свойство вырастать, но для молодых людей этот процесс сложнее. Дело Егора Жукова — картина, за которой следит масса молодых людей. Вы видели, как сейчас выглядит вход в суд. Многие из них юристы. У многих из них может возникнуть ненависть к конституционному строю, но не дай бог вы воспитаете презрение к себе в этих ребятах <...> Дело резонансное (омерзительное жаргонное слово). Однако, помните, резонанс — это возбуждение колебаний одного тела колебаниями другого той же частоты. Из-за резонанса рушатся мосты, по которым идут солдаты, и здания, — заявил Новиков.

Егор Жуков. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

После с последним словом выступил Егор Жуков. «Новая» уже приводила его без сокращений. Он рассказал о двух важных для него ценностях, которые по идее должно защищать российское государство — любви и ответственности, а также о том, в каком состоянии они находятся сейчас. Кроме того, он пояснил, почему он не мог призывать к насилию.

— Я надеюсь, что мое желание исполнится. Я смотрю вперед за горизонт годов, на Россию, наполненную ответственными и любящими людьми. Это будет по-настоящему счастливое место. Пусть каждый представит себе такую Россию, и пусть этот образ руководит вами в вашей деятельности так же, как он руководит мной.  Если сегодня суд все же примет решение, что эти слова сейчас произносит действительно опасный преступник, ближайшие годы мои будут наполнены лишениями и невзгодами. Но я смотрю на ребят, с которыми меня свело «московское дело», на Костю Котова, на Самарридина Раджабова и вижу улыбки на их лицах. Леша Миняйло и Даня Конон в минуты нашего недолгого общения в СИЗО никогда не позволяли себе жаловаться на жизнь. Я постараюсь последовать их примеру. Я рад тому, что мне выпал этот шанс пройти испытание во имя близких мне ценностей. В конце концов, ваша честь, чем страшнее мое будущее, тем шире улыбка, с которой я смотрю в его сторону, — заявил Жуков.

Судья объявила прекращение заседания. Приговор будет вынесен в 10 часов утра шестого декабря. Несмотря на метель и продолжительность заседания, у здания суда его окончания ждали еще около пятидесяти человек. Родителей Егора Жукова они встретили аплодисментами.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera