КомментарийПолитика

Оползень

Это не оппозиция выиграла, а правящую партию настигла политическая катастрофа. Итоги выборов в британский парламент

Оползень

Кир Стармер. Фото: Kin Cheung / Associated Press / East News

В английском языке есть специальный термин для победы такого масштаба, которую сегодня празднует лейбористская партия, — landslide, что означает «отрыв, лавина, оползень». Лейбористы выиграли 412 мест и будут иметь огромное большинство в 650-местной палате общин. Уже сегодня в стране новый премьер — лидер партии Кир Стармер (61 год) начал формирование правительства.

Лейбористы представляют левый центр, а правый центр заняла проевропейская партия Либеральных демократов (Либдемов), которая получила 71 место, увеличив свое представительство на 63 мандата. К ним примыкают проевропейская партия зеленых, получившая 4 места (вместо 1 в нескольких последних созывах). Таким образом можно говорить о формировании огромной центристской части парламента в 487 голосов, составляющих почти 75% всей численности палаты общин.

Консервативная партия потерпела тотальное поражение, потеряв 250 и сохранив только 121 место. Целое поколение политиков-тори уходит со сцены.

Многие, кто годами занимал министерские посты, вообще не смогли переизбираться (Майкл Гоув, Саджид Давид, Борис Джонсон, Доминик Рааб, Квази Квартенг, Надим Захави, Андреа Лидсом, Мэтт Хэнкок — всего 75 теперь уже бывших депутатов, что говорит само за себя).

Красной краской (цвет лейбористов) решительно смыло с политической арены и действующего министра обороны Гранта Шаппса, и лидера палаты общин Пенни Мордаунт, и многих других вчерашних министров — всего 11 человек.

Грант Шаппс. Фото: WOJTEK RADWANSKI / AFP / East News

Грант Шаппс. Фото: WOJTEK RADWANSKI / AFP / East News

Партийный результат тори оказался худшим в истории партии. Как написала The New York Times, теперь «под сомнением находится будущее партии и сама ее жизнеспособность». Члены партии отказываются обсуждать будущего лидера: «Посмотрим, кто вообще останется на поляне», — делают они большие глаза.

Шотландская национальная партия уступила лейбористам, потеряв 38 мест и сохранив всего 9 депутатских кресел. Эксперты оценивают итоги как сокрушительный удар по мечте ШНП о независимости Шотландии.

В Северной Ирландии сепаратистская Шин Фейн получили 7 мест, а Демократическая юнионистская партия ухудшила результаты (5 мест). Уэльские националисты Plaid Cymru чуть улучшили результаты.

Популистская правая партия Найджела Фараджа (он впервые стал депутатом) «Реформа Соединенного Королевства» отняла голоса справа, но сама получила только 4 места. Британская пресса с гордостью обращает внимание на то, что Великобритания пока «держит фронт», при том что ультраправые партии показывают высокие результаты на выборах в Европе, а Дональд Трамп лидирует в опросах в президентской гонке в США. «Что это, врожденный здравый смысл? Нет, по итогам последнего десятилетия никто не заподозрит в нем Британию», — горько отшучивается один популярный колумнист.

Перемены

Британцы гордятся тем, что умеют через выборы осуществлять кардинальные перемены в британской политике. Только за последние полвека это произошло дважды: в 1979 году, когда к власти пришли консерваторы Маргарет Тэтчер, и в 1997 году, когда победили новые лейбористы Тони Блэра. Время покажет, готова ли сегодня политическая элита и страна к переменам.

Кир Стармер. Фото: Kin Cheung / Associated Press / East News

Кир Стармер. Фото: Kin Cheung / Associated Press / East News

В пятницу были закончены все формальности в Букингемском дворце, король Карл III поручил Киру Стармеру сформировать правительство, к чему тот приступил незамедлительно. Первое заседание кабинета состоится через день после выборов. Премьер «поручил министрам быстро разработать политику, направленную на то, чтобы вывести Великобританию из оцепенения, связанного с низкими темпами экономического роста», — без тени улыбки пишет The Financial Times.

Есть, конечно, и ложки дегтя в лейбористской бочке победного меда — сравнительно маленькая явка избирателей (60 процентов), рекордно низкий личный рейтинг нового премьера (более того, по сравнению с выборами-2019 года, он «потерял» в своем округе 10 тысяч голосов) и сравнительно небольшая доля избирателей, поддержавших партию.

Лейбористы получили власть всего лишь от 35 процентов избирателей, что является худшим показателем с момента введения всеобщего избирательного права в Великобритании. Общество в целом разочаровано в политике и политическом классе.

Задачи, которые стоят перед страной после 14 лет правления Консервативной партии, огромны. Темпы роста экономики значительно отстают от исторической тенденции, реальная заработная плата с 2010 года практически не выросла, налоговое бремя, наоборот, близко к послевоенному рекорду, как и государственный долг по отношению к объему производства за последние 60 лет. Государственные службы по общему признанию в тяжелейшем кризисе, оборона страны истощена. Это оценка проблем крупнейшей деловой, а не левой оппозиционной газеты. Тори, как точно заметил журнал The Economist, «превратили хаос в искусство».

Лейбористам придется доказывать, что это они одержали победу, а не их соперники потерпели поражение. «Мое правительство будет бороться, пока вы нам не поверите», — сказал Стармер на ступеньках Даунинг-стрит.

Кир и его команда

Даже близкие союзники не думали, что Стармеру удастся так быстро восстановить лейбористскую партию после унизительного поражения на выборах 2019 года. Он любит говорить, что так же сможет восстановить и страну.

Профессиональный юрист, Стармер начинал как адвокат по правам человека. Внимательный к деталям, трудоголик, он достиг должности генерального прокурора Великобритании (2008–2013 гг.). По оценке его сторонников, он «рациональный, прилежный и безжалостный юрист», что и «заложило основу для его политической карьеры». В 2014 году он получил рыцарское звание за заслуги перед уголовным правосудием.

Он не занимался политикой до пятидесяти лет. Определял себя «аутсайдером в Вестминстере», заявляя, что ненавидит «поверхностность и трайбализм» политического пузыря. Пять лет назад его критиковали за то, что он «сухой» и скучный. Сам он говорит, что его лозунгом мог бы стать «Сделаем Британию снова серьезной». Признаться, мало кто из непрофессионалов может сформулировать основные положения его программы, но все в один голос утверждают: «Сразу видно, что он приличный человек».

«Никто из первой скамейки Стармера не поддержал Брексит, им будет легко перечеркнуть все усилия», — пугал недавно Фрайзер Нельсон из The Spectator. Рэйчел Ривз из этой скамейки стала первой женщиной-канцлером Великобритании за всю 803-летнюю историю поста. Она известна политической принципиальностью, ради следования которой готова была стать изгоем при прошлом партийном руководстве. Профессиональный экономист и финансист, она стала членом лейбористской партии в 16 лет. Министром внутренних дел (секретарь Home Office) также стала женщина — Иветт Купер, равно как и заместителем председателя партии — Анджела Райнер.

Государственные службы отчаянно нуждаются в деньгах, а лейбористы исключили повышение ставок национального страхования, подоходного налога, корпоративного налога и НДС.

Партия планирует повысить ряд других налогов, например, на владельцев прямых инвестиций, некоммерческие организации, нефтяную промышленность и — что наиболее болезненно и спорно — на частные школы (будет отменена льгота по НДС).

Сегодня Стармер заявляет, что будет добиваться экономического роста и одновременно избегать повышения налогов. Пока понять это затруднительно — дорожная карта туманна. Но есть вдохновение и мечты — есть на что опереться: на человеческие ценности и достоинство людей, стоящих у руля. «Вам может не нравиться любая их позиция, но они будут обладать набором порядочных, гуманных, толерантных прогрессивных инстинктов, которые полностью противоположны тому, что мы наблюдали в последнее десятилетие. И самое главное: компетентный, серьезный и честный человек скоро станет самым влиятельным в стране», — считает Ян Дант, журналист, подкастер и автор книги «Как работает Вестминстер? …и почему не работает». Он выражает мнение огромного большинства избирателей, которое надеется. При отсутствии других полезных ископаемых превосходные человеческие качества — на вес золота.

Кампания

Если Риши Сунак, объявляя выборы, хотел использовать «элемент неожиданности», то это ему удалось: консерваторы оказались совершенно не готовы к кампании, и шестинедельный забег не улучшил их положение.

Риши Сунак. Фото: DARREN STAPLES / AFP / East News

Риши Сунак. Фото: DARREN STAPLES / AFP / East News

Британцы были буквально потрясены, когда Риши Сунак пропустил часть празднования D-day, чтобы вернуться в Великобританию для планового телеинтервью. Между тем День высадки союзников в Нормандии на севере Франции (в июне 1944 года) — по-прежнему один из самых важных праздников для нации. (Здесь даже свадьбу так иногда называют D-day — она тоже требует точности, координации, самоотверженности партнеров.) Любой на месте Риши много бы дал, чтобы сфотографироваться во время выборов с главами государств, собравшихся на 90-летие десанта. Отъезд Сунака стал самым запоминающимся событием кампании, антирекордом антипиара.

Телевизионные дебаты традиционно в Британии имеют меньше значения, чем в США, но они и не формально-бессмысленны, что так хорошо знакомо русскому читателю. Однако, как рассказывал старожил британской журналистики Стив Ричардс (ныне презентер популярного подкаста Rock & Roll Politics), члены кабинета перестали реагировать на указания идти в СМИ защищать партийные достижения, и кампания превратилась в шоу Риши Сунака.

К несчастью, он оказался не слишком умелым полемистом и не смог подобрать нужной тональности. Вторые решающие дебаты он позволил себе кричать, перебивать, пытался унизить конкурента, «буйствовал», как сформулировали социальные сети, «за него было неудобно, неловко».

Дебаты стали «отличным противоядием от зарождающейся жалости, которую я начинал испытывать к нему», — написал Рафаэль Бер из The Guardian.

Мало того, для некоторых людей из партии тори, близких к Даунинг-стрит, начало предвыборной кампании стало возможностью заработать немножко денег. Ряд кандидатов и сотрудников консервативной партии воспользовались конфиденциальной информацией, известной им, и сделали ставки на дату выборов непосредственно перед их объявлением. Попав под расследование Комиссии по азартным играм, два кандидата были сняты с выборов партией. В отношении нескольких сотрудников полиции из числа охраны правительства также ведется расследование. Не то чтобы это поразило избирателей, насмотревшихся у консерваторов и не такого, но не стало хорошим фоном.

Ну и наконец буквально в последний день для участия в кампании появился Борис Джонсон — в своем классическом имидже: снова его незаправленная рубаха и помятый вид. По сведениям «Таймс», нынешний премьер просил его о помощи, несмотря на их разногласия. Никто не удивится, однако, если скоро окажется, что дело было как-то совсем иначе.

Борис Джонсон. Фото: JUSTIN TALLIS / AFP / East News

Борис Джонсон. Фото: JUSTIN TALLIS / AFP / East News

Тактическое голосование

Лейбористы и либдемы свели к минимуму ресурсы, которые они тратят на борьбу друг с другом, и сосредоточились на нанесении ущерба консерваторам премьер-министра Великобритании Риши Сунака. Неизвестно о существовании официального соглашения — это не понравилось бы британцам, но пресса писала о том, что Стармеру удалось отвлечь армию сторонников своей партии от примерно 80 мест, удерживаемых тори, в которых могли победить либерал-демократы. Как мы видим, цифры подтверждают предположение. Были также исключения. И лейбористы, и либерал-демократы отрицают наличие между ними какого-либо избирательного соглашения, молчаливого или иного.

Читайте также

Скучные против надоевших

Скучные против надоевших

Великобритания ждет смены власти. Досрочные выборы в парламент объявлены неожиданно

В стране действовали многочисленные общественные группы и лидеры общественного мнения (например, знаменитый актер Хью Грант или бывший любимец нации футболист, а ныне популярный спортивный комментатор Гэри Невилл), которых объединяла одна мысль: Stop the Tory. Сайты и рассылки помогали сориентироваться в тактическом голосовании по многим округам.

По данным движения The Movement Forward, почти 200 000 избирателей заявили о желании участвовать в тактическом голосовании, чтобы остановить местных тори.

По оценкам избирательной комиссии, в последние два десятилетия тактически голосует от 10 (в 2015 году) до 14 процентов (2019). Исследователям предстоит еще определить роль и значение тактического голосования для текущей победы лейбористов. Понятно, однако, что это акция была проведена в промышленном масштабе.

Как известно, британские выборы полностью мажоритарные — то есть депутатское место получает кандидат, набравший простое большинство. Таким образом, голоса, отданные за остальных кандидатов, как бы много их не было, значения не имеют. В результате «теряется» до 70 процентов голосов. Беспартийная платформа Swap My Vote позволила искать онлайн партнеров по тактическому голосованию и договариваться об «обмене» с жителем другого избирательного округа, если по каким-то причинам твой кандидат не имеет шансов на успех. После простой верификации платформа «сводит» две заявки, стороны сами налаживают контакт и получают возможность проголосовать тактически по месту жительства, отдав голос за предпочитаемую партию в другом округе. Тайна голосования сохраняется, все решения и действия основаны на честном слове.

Экзит-полл, прогнозирующий, что британские либерал-демократы во главе с Эдом Дэйви получат 61 место на всеобщих выборах в Великобритании. Фото: OLI SCARFF / AFP / East News

Экзит-полл, прогнозирующий, что британские либерал-демократы во главе с Эдом Дэйви получат 61 место на всеобщих выборах в Великобритании. Фото: OLI SCARFF / AFP / East News

Оппозиция Его Величества

Много усилий было потрачено на то, чтобы оттеснить консерваторов со второго места, которое гарантирует права официальной оппозиции. Главный приз — звание «Оппозиции верной Его Величеству» («His Majesty’s Loyal Opposition») со всем набором прав и преимуществ:

  • задавать 6 вопросов в начале еженедельного опроса премьер-министра (так называемые PMQs), которые проходят каждую среду;
  • гарантированное освещение деятельности в СМИ, в частности на BBC;
  • председательство в нескольких парламентских комитетах, назначение лидера оппозиции с дополнительными ресурсами, финансированием и персоналом, членство в Тайном совете и т.д. и т.п. Понятно, что такие преференции дают проигравшей партии шансы на выживание.

А у общества к тори серьезные претензии.

Продолжительная политика экономии госрасходов вместо неизбежного повышения налогов, развалившая в значительной степени госсектор — медицину, школьное образование, вооруженные силы, — то есть политика, которую здесь так и называют austerity (аскеза), введенная премьером Кэмероном в 2010 году, реально ослабила государство и всю общественную сферу. А Брексит — главный проект эпохи тори — оказался актом серьезного экономического самоповреждения. Премьер консерваторов Борис Джонсон стал символом легкомысленного отношения к верховенству закона и неуважения к обществу, его институтам, к союзникам. Премьер Лиз Трасс, продержавшаяся премьер-министром Великобритании 48 дней, обрушившая рынок и репутацию партии. Все это привело избирателей к выводу, что тори нельзя доверять экономику, а значит — и государство.

Выборы нового руководства потерпевшей критическое поражение партии консерваторов, состоятся в конце этого — начале следующего года.

А сейчас у граждан Британии вся надежда на Кира Стармера и лейбористов. Что получится — посмотрим, а пока — их можно поздравить.

Этот материал входит в подписку

Другой мир: что там

Собкоры «Новой» и эксперты — о жизни «за бугром»

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow